Вверх страницы

Вниз страницы
Мы сменили дизайн, «почистили перышки» и готовы принимать новых членов нашей Системы.
Напоминаем, что Система недавно обзавелась новым КСК – Заповедником «Белая лилия», в котором все желающие смогут отдохнуть.

Люди, чьи аккаунты были удалены - не паникуйте, форум был восстановлен из резервной копии и некоторые данные потерялись. Просто зарегистрируйтесь заново.
На ролевой осень, конец ноября. Лужи уже начинают замерзать, а дорожки заносит редкий снег. Будьте осторожны на прогулках и не пытайтесь проникнуть в Академию в такой холод и гололед.
АКАДЕМИЯ: Зам Директора АКАДЕМИЯ: Директор АКАДЕМИЯ: Главный тренер по выездке
АКАДЕМИЯ: Смотритель Академии
АКАДЕМИЯ: Дочь смотрителя
32
53
51
56
9
КСК "Лотос" остается лидером в рейтинге на протяжении нескольких сезонов. Теперь, его рейтинг станет еще более несокрушимым благодаря поддержке заповедника "Белой Лилии". Кажется, Вне Системные КСК станут самыми богатыми КСК года.

Аureа mediocritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аureа mediocritas » Чужие истории » bulletproof both, nothing to lose


bulletproof both, nothing to lose

Сообщений 1 страница 3 из 3

1


Bulletproof both. Nothing to 
                    lose.

На манеже встречаются двое. Обычная тренировка может предвещать что угодно: идеальное взаимопонимание, мирный договор, соперничество за доминирование, или нечто большее? Непримиримый фьорд и талантливая спортсменка. Кем она может стать для него? Напарницей, подругой, помощницей, строгим тренером, требовательным партнером? А кто он для нее? Шаг вперед или назад в ее мастерстве?

Время: около пяти часов вечера

Место: конюшня, открытый плац Клуба

Погода: ветренно, солнце потихоньку начинает отзывать назад свое тепло, уже очень скоро оно уступит место вечерней прохладе

http://s017.radikal.ru/i415/1608/8b/9c56d97480a6.jpg

Отредактировано St Nicholas (25.08.2016 11:39:52)

+1

2

Let it break upon you
Like a wave upon the sand
Listen with your heart
You will understand

Секунды медленно набегали на часовые рубежи августовского дня, приближаясь вечер. Под их натиском медленно отступало солнце, а за ним и до того невыносимая жара. Из последних сил цеплялось лето лучами палящего солнца за листву деревьев, ими же упиралось в землю, накаляя воздух и перехватывая дыхание тех несчастных, что попались в сети пекла. И все же рано или поздно действительность взяла свое: уже после четырех часов вечера Рим погружаться в прохладу, снова получая возможность вдохнуть полной грудью свежий воздух.
Именно этим моментом и решила насладиться Мелиса Коллинз, ожидающая встречи с тренером по манежной езде. Сегодня Аллистер предупредил свою юную воспитанницу, что на некоторое время намерен передать ее под чуткое руководство Заслуженного Мастера Спорта по выездке, неоднократной чемпионки мира по данному виду спорта - и просто его хорошей знакомой. Мелиса, несомненно, с нетерпением ждала встречи с ней, сидя на заграждения одной из левад, держась обеими руками и уперевшись ногами в одно из бревен. Взгляд девушки был обращен куда-то вдаль, Коллинз думала о том, сколько нового принесет в ее жизнь этот вечер: новая наставница, новая лошадь, новые эмоции. Даже странно: Мелс так привыкла постоянно быть с Киганом - работать с ним, гулять, проводить часы у него в деннике или так же сидя на ограде и смотря на него, гарцующего в леваде. Сегодня же, когда Мелиса откроет дверь денника, внутри будет стоять другая лошадь, на которую спортсменка наденет другой комплект амуниции, которую поведет на плац совсем в другом настроении. Каждый раз осознание новизны всего, казалось бы, привычного процесса накатывал на нее волной, и Мелс снова и снова погружаясь под воду, а потом, находя в себе силы и мужество, выныривала в море эмоций, говоря себе снова и снова: "Выплыву. Поплыву.наберу в легкие воздуха - иначе я просто не конник".
И дело было не просто в непривычке. Мелиса знала, что та женщина, с которой она сегодня будет работать, тренер, проверяла своих потенциальных подопечных, сажая на одну очень интересную лошадь: это был фьорд, фьорд не без насыщенной жизненной истории, что выражалось в го неприятии незнакомцев и практически враждебном отношении к девяноста процентам взаимодействующих с ним людей. Даже странно: лошадка пони-класса, такая милая и ласковая снаружи, таит внутри сущего дьявола. "Плохих лошадей не бывает, бывают плохие люди", - на устах Мелисы блеснула улыбка, когда она вспомнила цитату из одной из недавно прочитанных книг. "Этот конь многому научит меня, если я смогу предложить ему что-то стоящее взамен..."
Время тренировки приближалось. Оставалось где-то полчаса. "Она сказала, что тебя встретит ее знакомый конюх, он поможет тебе собраться... Ну... Коня собрать", - докладывал Мелисе накануне Синвуд, а в конце своей речи зачем-то добавил, - "Удачи тебе, Мелс". Вспоминая эти слова, Мелиса фыркнула, а после ловко спрыгнула с заграждения и, отряхиваясь руки, направилась в сторону конюшни. Прямо у входа она увидела сидящего на лавке пожилого мужчину, который, заметив ее, поднялся и сделал пару шагов навстречу юной спортсменки.
- Вы Мелиса Коллинз? - услышав свое имя, девушка приветливо улыбнулась, сверкнув глазами, исполненными совсем детского любопытства и добродушие, а после протянула руку старику - конюху, кулак она сама успела подумать:
- Приятно с Вами познакомиться, - мужчина усмехнулся, но рукопожатие Мелисы принял.
- Да чего там, каждый день видимся... - задумчиво произнес старик, а после взмахнул рукой, - Идем.
И он юркнул в конюшню. Это был высокий, худощавый старик с мудрыми глазами, в которых читалась добрая печаль - это были глаза человека, повидавшего много доброго и злого в мире, причем принял с радушием первое и простил жизни последнее, сбросив с души лишний груз, но заслуженный неся на плечах с глубоким пониманием. Прожитые годы отразились на его посеребренных волосах и щетине - когда-то, кажется, темно-русых или, может, каштановых. Ходил он немного сутуло, медленно, но не так тяжело, как иногда ходят пожилые люди. Наоборот, в его движениях чувствовалась бодрость, старик знал, каким смыслом был наполнен каждый его шаг - и этот смысл, наверняка, нравился пожилому мужчине, ибо ступал он уверенно. За ним же шла юная спортсменка, живо озираясь по сторонам и хватая взглядом каждое мгновение. Поступь ее была исполнен на молодежного задора, девушка была открыта вызовам, которые готовила ей жизнь, и шагала им навстречу торопливо, с нетерпением. В конце концов, конюх, что вел Мелису по проходу, остановился у одного из денников, где опустил руки, до того сцепленные за спиной в замок и кивнул в сторону денника:
- Загляни к нему, посмотрим, как он примет тебя... - введенная в замешательство всей этой таинственностью Мелиса Коллинз, не переставая смотреть на конюха, отдернула защелку, когда конюх воскликнул, - Да ты на него гляди, меня уже видала!
Резко выдохнув, Мелиса повернула голову, уперлись взглядом в дверь, которую в тот же миг медленно отодвинула в сторону. Почему-то сердце ее завибрировало, когда Коллинз открывала дверь - а стоило ей увидеть стоящего внутри фьорда, сердце Мелс дрогнуло, в голову ударило желание бросить вызов самой реальности: я заслужу расположение этой лошади, я не буду как те, кто сдавался и убегал, поворачиваясь к нему спиной, пойму его - почувствую.
С этими мыслями она сделала шаг вперед, проходя в мир своего нового копытного напарника. Медленно, но с очевидной уверенностью в каждом шаге Мелиса начала медленно приближаться к лошади, пока не подставляв коню руки - решила начать с погружения их с фьордом в ощущение взаимного присутствия.
- Сент Николас, - произнесла девушка, подходя к лошади сбоку, - Будем знакомы.
Проконстатировав сей факт, Мелиса подняла руку и положила ее на левое плечо фьорда, готовая сию секунду отдернута руку или отпрыгнуть от решившей "атаковать" лошади. Долго рука на плече фьорда не задержалась: уже скоро Мелиса сделала убрала ее, сделав широкий шаг назад, но оставшись неподалеку от жеребца, показывая: я тебя сегодня так просто не оставлю.
- Думаю, он будет не против, если я его почищу, - воскликнула, наконец, девушка и, выйдя из денника, прикрыла дверь и направилась в сторону амуничника - тот, благо, находился недалеко. Там она вооружилась скребницей, мягкой щеткой и гребнем. Со всем арсеналом она через пару мгновений появилась у денника фьорда.
- А Вы подготовите нам амуницию? - поинтересовалась Мелс у конюха, сделав логическое ударение на упомянутом занятии. На самом деле она просто была поражена, что старик все еще стоял около денника, следя за ней. Она просто пыталась угадать, что собирался делать ее новый знакомый здесь дальше. Работник конюшни глубоко вздохнул:
- Ты настолько уверена, что помощь не понадобится? - Коллинз кивнула, - Что ж, тогда подготовлю, я думаю... - Мелиса проводила взглядом конюха, а после отвернулась. Как это все было странно: как будто о и впрямь собиралась оседлать дикого зверя. "Он просто строгий учитель, - сказала себе в мыслях Мелс, открыв дверь денника, - .. Наверное".
Шустро юркнув в денник фьорда, Мелиса прикрыла дверь, а после быстро подошла слева к коню, принявшись вычищать спину, живот, плечи и бока коня скребницей. Чистила она лошадь быстро, но тщательно, отчего чистка слегка затянулась. Несколько раз девушка проверила свободной рукой те участки корпуса лошади, на которых позже разместятся вальтрап, седло и подпруга. Когда она была уверена, что сделала все, что от нее требовалось, по части чистки, она смахнула пыль мягкой щеткой с шеи и ног коня, а затем взяла в руки гребень, намереваясь позаботиться и о гриве и хвосте фьорда. "Уже скоро будем готовы", - объявила Коллинз себе и лошади.

0

3

На дворе стояла та прекрасная пора августа, когда по непонятным причинам уже чувствуется прохлада, присущая одной только осени, принадлежащая только ее неповторимому шарму. И с этим первым холодком приходит ощущение, будто стоишь на пороге чего-то очень вважного, будто вот-вот начнется новая глава. Клуб был полностью погружен в эту атмсоферу, и ей бредило все вокруг: деревья, шумящие о приближени золотой поры, теплое солнце, певчие птицы и взволнованные воспитаники Клуба. Уже скоро у последних начнутся регулярные тренировки, подготовка к сорвевнованиям, закрепление материала, работа над ошибками. А пока есть время немного собраться перед этим, насладиться красотой природы, которую нам дает этот момент приближения милой сердцу и по особенному величественной осени. Для лошадей это означает много времени на свежем воздухе за приятными и интересными занятиями. Но Ник особо не вписывалася в общую картину, поэтому логично, что его будние были другими.
Не смотряря на почти торжественную атмосферу, что царила на конюшне, с самого утра Винсент находился в скверном настроении и плохом расположении духа. Еще с самыми первыми лучами солнца он проснулся наполненный силами и энергией, но весь день вынужден был лишь провожать взглядом своих соседей на тренировки, прогулки и  занятия. И к концу дня это сделало его в конец раздосадованным. Энергия, что переполняла его, желала найти выход где угодно: в свободном, безудержном и беспорядочном галопе, во внимательном разговоре с человеком, в игре, в итоге выливалась только в громкие удары по двери денника. Этим занятием Ник уже успешно изранил себе оба запястья. Персонал, кажется, уже успел свыкнуться с этим, как и со сложным характером жеребца. Все как-то не горели желанием нестись к фьорда и узнавать, что не так. Его деятельность воспринималась как фон для остальной жизни конюшни. Вот почему Ник был крайне недоволен тем, что только когда уставший день уже вплотную приблизился к вчечеру, к его деннику пришла молодая особа. Запоздала, лапочка. - недовльно фыркнул он. Но все-таки конь не мог не ликовать: у него обьявилось хоть какое-то занятие на вечер. Теперь-то у него была возможность выплеснуть свою энергию, но момент, когда это могло быть сделано мирным и безопасным путем уже упущен. Сейчас жеребец был настроен крайне недружелюбно. Лишь малая часть его бодрости ушла на порчу двери денника и его собственных ног. В остальном фьорд был полон сил и решимости выпустить накопившийся заряд энергии вместе с неудержимой злостью.
Хм, что на этот раз? Он привык к тому, что иногда на него сажают людей исключительно для того, чтоб те могли проверить свой уровень. Им давали возможность попытать счастья, оценить их талант и мастерство. Таких Ник относил в категорию интересных напарников, и с ними он не привык сдерживаться. Раз уж они приходят с такими серьезными намерениями и уверенным видом, то конь не будет давать им поблажек. На тренировках такого рода Никлас позволял себе очень много, не рассчитывал силы, вел себя крайне опрометчиво и скверно. Одну всадницу он с такой силой вышиб из седла, что она пролетела нормальное такое расстояние, прежде чем упасть на землю. Тренер посмотрела на Ника с холодной с трудом сдерживаемой ненавистью. Немножечко перестарался. - самодовольно фыркнул Винсент. Но сама садиться на него и отрабатывать то, что не вышло у всадницы, как всегда не решилась. Досрочно законченая тренировка, заточение в деннике, ожидание следующей тренировки. Интересно, будет ли сегодня тот же сценарий?
Девушка заходила в денник медленно. За ее спиной стоял конюх, знакомый Винса, с которым они даже нередко ладили. Он частенько помогал людям снарядить коня перед занятием. Потому что иначе оно рисковало закончиться так и не начавшись. Сент Николас. Будем знакомы. А тебя-то как величать? Ты хочешь сказать, мы с тобой тезки? Как тебя зовут, окаянная? Ник сильно мотал головой. Сейчас он не мог в открытую броситься на нее. Других лошадей что ли нет? Или захотелось острых ощущений? Не надейся, я не из тех, кто преподносит подарки. Все же ему нравилось такое положение вещей, т.к. оставалось место и возможность для  какого-то сюрприза. Присутствие конюха как бы защищало того, кто заходил к Винесенту, но в принципе жеребец все еще был волен выкинуть какой-то конек. Был случай, когда он в таком же положении зажал пацана в деннике и придавил всем своим весом. Пожилой мужчина тогда нужен был для того, чтобы отогнать лошадь.
Девушка положила руку на плечо фьорда. Нику это не пришлось по душе. Он точно не был из числа медлительных и мгновенно щелкнул зубами, которые сомкнулись где-то в пугающей близости с телом. Молодая особа невозмутимо отправилась за щетками. Девушка перекинулась парой слов с конюхом, и фьорд сделал вывод, что выпровадила его. Мужчина куда-то ушел, и они остались вдвоем. Ох, детка, это ты зря. Когда дверь закрывалась, а девушка уже была внутри, жеребец поднялся на дыбы и обрушил передние копыта на несчастный кусок дерева. Удар был прям рядом с девушкой, с ее тонкими нежными руами (о, несомненно, они очень умело перебирают если не клавиши фортепиано или гитарные струны, то поводья), а грохот раздался такой, что лошади, которые были в конюшне, встрепенулись. Винсент захрапел. Девушке ничего не оставалось кроме как как можно скорее приступать к чистке. Жеребец пританцовывал на месте. Игнорируя старания незнакомки, он резко пошел вперед, уперевшись грудью в дверь денника, затем отступил назад. Он по-прежнему мотал головой, рискуя ударить девушку. Та, кажется, уже управилась с чисткой (на редкость оперативно, ведь другого варианта у нее не было) и теперь провела рукой по спине коня. Нику это крайне не понравилось. В этот раз он не предупреждал, а был намерен сразу укусить ее. Он целился прямо в бок девушке. Жеребец прижал уши. Он уже не делал ей одолжений. Это был достаточно сильный укус, который был бы уместен в драке с другим жеребцом.
Дальше это продолжаться не могло. И Вселенная не дала коню возможности перейти в открытую атаку. Вернулся конюх с седлом, вальтрапом и оголовьем. Он открыл дверь деника, а Ник в свою очередь радостно ударил по ней копытами, помогая конюху открыть ее, и несчастная дверь с грохотом ударилась о стену. Конюх зацокал языком. Ай-яй-яй, Ник. Опять себя плохо ведешь? Он качал головой, и это очень сильно забавляло Ника. Конь довольно фыркнул, затем тихо заржа. Он мотал головой, переступать с ноги на ногу, но попыток сбежать не предпринимал. Они оба прекрасно понимали, что стоит коню пойти вперед остановит. его будет очень сложно. Конюх знал, как это сделать. А Винс догадывался, что это будет малоприятно. И он считал, что делать этого не стоит, потому что они хорошо чувствуют себя вместе, а ссора может повредить их пониманию. Ник игриво прихватил конюха за подол кофты. Ему так нравились искренность и честность этого человека. А еще его доброе сердце, терпеливость и спокойный нрав. Конюх тем временм, уже не спрашивая, помогал девушке с седловкой, прилаживая вальтрап и седло на спине фьорда. Оголовье он позволил ей одевать самой. Его рука была перекинута через шею жеребца прямо за затылком, конюх таким образом придерживал коня. Но ему не нужно было держать того силой или оказывать давление. Он спокойно поглаживал шею коня. Ник довольно крысился из-под руки конюха, прислушиваясь к тихим словам человека. Ласковые руки сдерживали Винсента от необдуманных поступков. Они гладили его шею, щеки, предостерегая попытки непокорства. Ник мог бы не позволить им собрать себя к тренировке. Но он решает согласиться на экипировку. Таким образом он будто проплачивает себе билет на аттракцион на вечер. На выступление, в котором он отыграет значительную роль. На него вот-вот оденут уздечку, спину уже перетягивает подпруга, что держит успешно прилаженное седло. Но разве это имеет какое-то значение? На плацу они все равно останутся вдвоем. У него еще будет предостаточно времени для общения с этой  миледи.
Он берет в рот железо и щелкает зубами, норовя укусить девушку за пальцы. Металлический вкус неприятен, конь машет головой.

0


Вы здесь » Аureа mediocritas » Чужие истории » bulletproof both, nothing to lose


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC