Вверх страницы

Вниз страницы
0
0
0
0
0

Аureа mediocritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аureа mediocritas » Истории во времени » не кричи на меня!


не кричи на меня!

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

НЕ КРИЧИ НА МЕНЯ!


http://s5.uploads.ru/q70Lm.jpg

Персонажи: Benedict Morkt + Lucille Denvort
Место и время: конюшня Школы, утро 22 августа.
Погода: облачно и прохладно; неясно, будет ли дождь.

Описания сюжета
Всё шло как обычно. Обычное утро на конюшне; обычная атмосфера умирающего августа; обычное одиночество и миллион способов прогнать его. Но когда вдруг неожиданно появляется миллион первый - да ещё и так эффектно появляется, с таким загадочным выражением лица и таким явным нежеланием общаться - ну кто способен устоять? Люси неспособна.
Хотя вряд ли приставать к этому человеку была удачная идея. Но за свои поступки нужно отвечать.

0

2

They could sedate you, but what good the drugs be?
(c)Corrupt - depeche mode
  Утро было изобретено в аду. Сам концепт того, что тебе нужно подниматься с пастели, оставляя комфорт одеяла с подушкой и безматежность сна, довольно отвратителен. И самое худшое это то, что вставать или нет - твой выбор, в отором вселенную нельзя обвинить, ибо виноват только ты. И мне понастоящему нужно было вставать пораньеш, что бы успеть к Урзасу до того, как тот соскучает и разгромит свой денник. Жеребец напоминает мне скорей огромного пса, чем копытное верховое животное. Дело даже не в верности и игровости пегого, а в его активности. Я не могу припомнить ни одного другого коня, которому не сидится в конюшне, даже на бесславно известном семейном ранчо таких не было. Наверное, это просто добавляет изюминки моему дорогому другу.
  Солнце упрямо пыталось пробитаться сквозь темные шторы, но безуспешно, к моему счастью. Ненавижу утренний свет. В нем есть что-то холодное и притворное. Напоминает кого-то?  Да уж, не все в мире оригинально, подобно Ургашу. Я лениво потягиваюсь, чувствая хруст костей. Я быстрым шагом направляюсь в ванную, умыв лицо и почитсив зубы, а после выпив небольшую, круглую таблетку, выписанную мне Мистером Айверсом, что бы держать одного демона в узде. А то в свете последних событий она уж слишком разгулялась.
  Я быстро вернулся в галвную комнату, одевшись. Выбор был довольно прост - сунул руку в шкаф, первое, к чему дотронулся - одеваешь. Таким образом я теперь стоял на полу первого этажа перед большим зеркалом, расчесывая волсоы и разглядывая черную футболку с силуэтом скелета Т-рекса - сувенир из какого-то музея, излюбленной черной ветровки, черных штанах и бело-черных кедах.
  Перед етм, как быстро выбежать на улицу и направится в машину, я прихватил заранее приготовленый сэндвич для завтрака с кухни. Пока я подхотил к черному средству передвижения, я ловко проверил почту и сообщения на телефоне, коротко отвечая Эрин и Гаррику, а так же замечая оповещание от Кевина о том, что в компании сегодня собрание и ему прийдется задержаться. Я ответил ему коротким и саркастическим "have fun" и выключил мобильный, садясь за руль.
  Путь в КСК обещал быть недолгим, ибо на дорогах почти никого нет в силу раннего времени. прекрасно, у меня нету натсроения стоять в пробках. Наконец-то добравшись до Школы, я припарковал машину и анправился к деннику своего беса.
  - Ну что же, поехали.
***
  Спустя около двух часов вольной езды, я решил вернуть пегого обратно и взять небольшой передых. закончив чистку и погладив голубоглазого по морде, я вышел на лицу на перекур.
  Огонек зажигалки мерцал и плясал под дудку ветра, но был достаточно силен, что бы зажечь сигарету, или, как их иногда называют, cancer stick. Голубоватый дым колечками отправлялся к небу, останавливаясь в легких и снимая привычный уже стресс.

+1

3

-Ты спишь? Я на работу, Муха.
Он прекрасно знал, что Люси не спала, поэтому постоял в дверях чуть дольше, чем можно было бы. Затем шагнул обратно к кровати, поцеловал её в щёку - нежно, как умеет только отец и ни один другой мужчина в жизни любой девушки - и уверенно направился к выходу. Быстро набросил пальто в прихожей, снова заглянул в комнату и бросил привычное: -До вечера. Не скучай, лошадям привет.
Скучать? Только не Муха.
Как только из прихожей послышался щелчок закрывающейся двери, она вскочила с постели. Расчесала короткие волосы, напевая под нос какую-то песню, недавно услышанную по радио; покормила чёрно-белую собачонку Касси половиной собственного завтрака, оделась в обычный свой джинсовый комбинезон и без раздумий вышла из дому.
Раздумья начались уже в тот момент, когда Люси шагала по асфальтированной трассе в сторону КСК. Сумка-для-важных-находок привычно болталась на левом плече, дышалось легко и по-августовски чудно; Муха прошла почти половину пути до "Золотой середины", прежде чем задумалась, в какую из конюшен пойти этим утром. Затем, не останавливаясь, она стала в уме прикидывать, куда давно не заходила. Потом подумала, что это слишком скучный критерий для выбора, и решила, что лучше использовать цвета.
Какого цвета первая машина навстречу поедет - в ту конюшню и пойду.
Сказано - сделано; хотя первую встречную машину ещё пришлось подождать. Люси уже подходила к первым корпусам комплекса, как на дороге наконец-то показался автомобиль. Муха, осознавая всю ответственность момента, остановилась и как можно сильнее прищурила глаза, стараясь рассмотреть цвет машины. Жутко выгоревшая краска, определённо, лет 15 назад была бутылочно-зелёной; грузовик, кашляя выхлопами, устало протарахтел мимо, а Люси, счастливая пониманием, куда ей нужно идти, зашагала вперёд вдвойне быстрее.
Когда она добралась до конюшен Школы, было ещё довольно рано, поэтому, увидев там ещё кого-то, она не на шутку удивилась. Погода не располагала к случайным посетителям, а постоянные приходили гораздо позже; тем не менее, в конюшне явно кто-то был. Заинтригованная, Люси заглянула внутрь, стараясь остаться незамеченной: молодой парень, одетый во всё чёрное, седлал до дрожи красивого пегого жеребца. Муха спряталась за тюком сена, когда парочка выезжала наружу; проводила их восторженным и любопытным взглядом, а затем проскользнула внутрь конюшни.
Поздоровалась с каждой лошадью, у каждой нашла, о чём спросить. Лошади отвечали на лошадином; Люси не забывала доставать из сумки-для-важных-находок печенье или куски моркови. Затем, утомлённая ранним подъёмом, залезла на гору тюков сена, сложенную в конце коридора, и села, скрестив ноги. Хотела пописать в блокнот, но почти сразу поняла, что её клонит в сон; выглянула в небольшое окошко почти под потолком и, удостоверившись, что на улице по-прежнему облачно и вот-вот начнёт накрапывать дождик, довольно зарылась в сено. Погода была самая что ни на есть дремотная, особенно если дремать ты собрался в сене, под редкие пофыркивания лошадей и обнимающую тишину августовского утра.
Ей снилось, что Кассиопея лаяла на звёзды, а потом вдруг сдёрнула одну с неба; Люси пробовала догнать собаку, чтобы вернуть звезду на место; папа начал ругаться, что Кассиопея невоспитанная и нужно лучше за ней приглядывать. Люси бегала по всему двору, но собака никак не давалась, и тогда папа вдруг остановился, улыбнулся с искорками в глазах, которые Лу так любила, и произнёс "Да и чёрт с ней". Муха не поняла, с кем именно чёрт - со звездой или с Кассиопеей, но почувствовала, что очень любит папу.
В этот момент она проснулась от внезапного вторжения в мир утренней тишины - в конюшне что-то происходило. Люси вздрогнула и раскрыла глаза, выглянув из-за горы сена. Она увидела чёрного парня, вернувшегося, как видно, с прогулки или тренировки, и теперь рассёдлывавшего своего коня. Постепенно просыпаясь, Люси наблюдала за ним, оставаясь незамеченной.
Когда он приступил к чистке ей уже надоело прятаться. Она открыто вылезла со своего гнезда, спустилась к подножию тюков и уселась так, чтобы удобно было наблюдать за чёрным. Достала всё-таки свой блокнот и сделала вид, что записывает туда что-то очень захватывающее - Люси надеялась, что парень сам обратит на неё внимание и как минимум поздоровается.
Но ему, кажется, было не до девочки, что-то там черкавшей в потрёпанном оранжевом блокноте; закончив чистку, парень погладил своего коня (этот жест, наполненный нежности и признания, не укрылся от внимательных глаз Мухи) и вышел на улицу.
Не сказал ни слова! И даже не взглянул на меня! - Люси обуревала детская скоровыветривающаяся ярость и полное непонимание. Чёрный парень был совсем не похож на остальных.
Он стоял и курил; Люси презрительно скривилась и опёрлась на стенку совсем рядом с парнем.
-Тебе так нравится чёрный цвет? - вопрос прозвучал несколько по-киношному, учитывая всю обстановку, и это придало Люсиль сил. -Это выглядит так... мрачно. Она настороженно окинула его взглядом с головы до ног. -Ты специально хочешь быть мрачным?

Отредактировано Lucille Denvort (15.08.2016 23:18:08)

+2

4

Синеватый дым поднимался медленно, кольца медленно дисформировались и превратились в расплывчатые мазки в воздухе. В голове было пусто и тихо, и почему то эта непривычная тишина успакаивала. Обычно, я бы предпочел компанию беловолосой сестры, ее мелодичному голосу и ядовитых шуток. И я даже немного скучал по "старым временам", когда это были только я и она против всего мира. Люди вокруг, конечно, не более, чем мелкие животные (с малыми исключениями), но их компания - как глоток свежего воздуха. Полезно для тела и для души. Я снова притянул сигарету к губам, вдыхая ядовитый аромат, чувствуя, как медленно тлеют легкие. А мне то что, все-равно с моим стилем жизни я не проживу долго. Кольца дыма снова отправились в высь и снова потеряли форму на пол пути.
  Шум чужих шагов и скрип деревянной стены резали слух. Спокойное и бесчувственное лицо скривилось в недовольстве, а холодные глаза моментально направились в сторону громкого незнакомца. Первое, что пришло в голову, был не возраст назойлевой гости, хотя тот факт, что это ребенок немного настораживал, а физическая близость. Не смей. Отойди. Уйди прочь. Катись к черту, а желательно - еще подальше. Мой взгляд прям молнии кидал - и нет, сам отойти я не хочу и не собираюсь. Пусть сама отходить, желательно - на шагов двадцать.
-Тебе так нравится чёрный цвет? - спросила девочка, ее тон был смесью разговорного и отвратительного фабрика, словно из большого экрана, -Это выглядит так... мрачно. - меня окинули интересующимся, но настроженым взглядом, -Ты специально хочешь быть мрачным? - закончила ливень вопросов девочка.
  Я лишь продолжил делать дырки в ее теле глазами, полу-ожидая того, что одежда ребенка самовоспламенится. Но, так как этого не произошло, я отвернулся, продолжая смотреть в пустую бездну. Сигарета снова нашла свой путь к слегка потрескавшимся губам, почти догоревший пепел был опасно близок к коже пальцев. Я был непротив обжечь их, не против боли, но я не больно ее хотел. Странное чувство, абсолютная безразличность. Может, это еффект тех самых таблеток, что держат Алирру на задворках моего больного сознания. Новая порция токсина для легкий и новое колечко дыма, всплывающем вверх по тому же пути, переставая быть кольцом, так и не добравшись до синевы небес.  Я уже собрался снова затянуть сигарету, как пепел таки нашел путь к пальцам, обжигая. Я нахмурился и кинул окурок на землю, затушив его ногой. Хотелось уехать, но мне не достаточно было яда в теле. Моя рука на атвомате полезла в карман, доставая пачку никатинвоых палочек и зажигалку. Мой взгляд неовльно вернулся к ребенку. Я зажег сигарету и снова потянулся губами к новой дозе дыма.
- Ты еще здесь? - скаазал я резко, но лениво и даже как-то меланхолично, выдыхая дым, - Вали отсюда, пока легкие не привратились в мусорную свалку. Надышешься моим дымом, потом родители будут жаловаться. - я нахмурился, достав одну руку и кармана и начав ей махать в сторону выхода из КСК, - Давай-давай, кышь.

+1

5

Он смотрел на Люси совсем не доброжелательно. Как и должен смотреть человек, который весь одет в чёрное - удовлетворённо заключила Муха. Она внимательно наблюдала за парнем, изучая его в мелочах. Потрескавшиеся губы, нависшая на лицо чёлка, напряжение во всём теле, ставшее постоянным состоянием... Как зверёк, который каждую секунду настороже - мысленно записала она в свой блокнот. Люси закусила губу и опустила голову, задумавшись о том, стоит ли поторопить своего собеседника с ответом. Он молчал, всем своим видом демонстрируя, что больше всего желал бы немедленного ухода девочки. Но Муха чётко понимала, что ещё не успела ничем провиниться и разгневать этого человека, поэтому уходить не собиралась совсем. Она лишь решила чуть облегчить повисшее в воздухе напряжение и слегка отодвинулась в сторону от чёрного. Ей показалось, что так ему будет комфортнее.
Пара чистых бесхитростных глаз внимательно следили за тем, как парень достал из кармана новую сигарету и закурил. Чиркнула спичка, взметнулась струйка дыма; Люсиль с интересом проследила за ней, не забыв сравнить дымок с взмывающим вверх призраком китайского дракона. Она опустилась на землю, оказавшись в нескольких шагах от чёрного и посмотрела на него с надеждой, будто переспрашивая: правда, так свободнее? Ей очень хотелось расположить его к себе.
Спустя приличный отрезок времени парень соизволил ответить.
- Ты еще здесь? - Люсиль нахмурилась, ожидая ответа потеплее. -Вали отсюда, пока легкие не привратились в мусорную свалку. Надышешься моим дымом, потом родители будут жаловаться. Она, конечно же, не сдвинулась с места, поэтому парень решил обозначить свою позиция как можно понятнее и замахал рукой, будто прогонял из магазина случайно забежавшую туда дворняжку: - Давай-давай, кышь.
Люси посмотрела на него с укором, но даже не пошевелилась, чтобы встать и уйти. Ну уж нет. - твёрдо решила она. Пока мы не поговорим, я не уйду. Она скрестила на груди руки и обиженно заметила: - Папа даже собаку нашу вежливее прогоняет. Так нельзя. Так у тебя никогда не будет друзей. Она посмотрела на него открыто и уже не так обиженно; ей вдруг показалось, что она сказала что-то важное. Испугавшись, что чёрному не понравятся её слова, она поспешила побыстрее сменить тему и затараторила: - У нас собака живёт, Кассиопея. Правда, красивое имя? Она любит со мной спать, а папа её всегда прогоняет. Он не злой, просто думает, что так правильно. Но она всё равно ко мне приходит, когда он уже спит. Она посмотрела на чёрного, ожидая реакции на свой рассказ, который показался ей  хорошим. Помолчала некоторое время и подумала, что ему может быть неинтересно говорить о ней. Моментально сменила тактику: - А у тебя тот красивый пегий конь, да? Как его зовут? Она старалась изо всех сил, пробовала распутать чёрного, не разозлить и не спугнуть его. Смотрела на него снизу вверх с неподдельным интересом, а потом испугалась, что он опять станет её прогонять и опустила голову вниз, нервно жмякая в руках несколько вырванных тут же травинок.

+1

6

Я даже не успел поднести новую сигарету к обветревшимся губам, как надоедлевый ребенок снова октрыл свой чертов рот. Естественно, зараза никуда не ушла. Я ожидаю слишком много от стервозной вселенной.
- Папа даже собаку нашу вежливее прогоняет. Так нельзя. Так у тебя никогда не будет друзей. - пробормочала девушка, я мои глаза словно загорелись огнем двойной души. Я чувствовал, как ворочиться в своем сне Алирра, как Фенрир, грызущий свои цепи. И в голове уже начали появляться слова и выражения, пропитаные ядом и ненавистью, готовые быть брошеными в сторону девочки.
  Может, потому, что собака была вежливее тебя.
  так можно. Все можно. И мне можно тебя прогнать.
  Уходи прочь.
  Я разорву тебя на части.
  Твой папаша навернека беспокоится о собаке больше, чем о тебе.
  Пальцы рук сжались, сдавливая сигарету в одной, и сворачиваясь в кулак до побеления костяшек на другой. Никто не имеет права со мной так разговаривать, и потом остаться живым. Беловолосая девушка еще сильнее зпустила когти в сердце, разцарапывая свою клетку. Я выпустил. короткий вздох, пытаясь успакоиться, потому что алирра должна спать. и желательно никогда не проснуться. Я хочу ее держать, как забытую коробку на чердаке, полную никому не нужных воспоминаний.
  Не успел я даже ответить. как девочка перешла на другую тему. Я еле здержал животный рык, наконец-то притягивая сигарету и вдыхая дым, чувствуя, как он успакаивает, забирает все заботы с выдохом, заменяя их ядом. Токсин лучше, чем мои мысли и желания. Я полностью проигнорировал следующие фразы ребенка, пытаясь найти внутренний покой. Вдох, выдох. И так покругу, без конца и без начала.
- А у тебя тот красивый пегий конь, да? Как его зовут? - эта фраза вернула меня в реальность. Я снова вернул свой взгляд на ребенка, не особо обращяя внмиание ее внешности. Я ее больше не увижу - она станет очередным воспоминанием, которое я удалю. Ее внешность мне не интересна.
  Я погружаюсь в раздумья, стоит ли отвечать? Может, она потеряет интерес и пойдет прочь? Или же наоборот, начнет распрашивать его еще сильней? Пошло оно все к черту.
- Урзас, - отвечаю я, немного хрипло от курения и в обещм не использования моего голоса некоторое время, - Его зовут Урзас. И, к твоему сведенью, он убил своего предыдущего хозяина. - сказал я ровный, меланхолическим голосом. Может, если я ее достаточно запугаю, она уйдет прочь. Побежит плакать на плече своего папаши и больше не будет подходить.

+1

7

Чёрный явно нервничал, это было видно по всему его телу. Он был напряжён до предела, и в какой-то момент (когда он слишком сильно стиснул в руке сигарету, а вторую сжал в кулак) это даже напугало Люси. Пригвождённая ожиданием ответа к земле, она не сдвинулась с места, но взгляд её стал ещё более внимательным и осторожным.
Спустя несколько минут она уже отчётливо понимала, что людей вроде Чёрного её папа и называл "опасными".
Он не был из числа родителей, которые наставительно учили "не связываться с плохой компанией" и "не разговаривать с незнакомыми дядями". Нет, он был гораздо мудрее стереотипных наставлений; под словом "опасный" отец всегда подразумевал именно опасного. Он взял за правило быть честным с Люсиль, потому что обманываться ребёнка - дело наивное и глупое. Он не сгущал краски, чтобы запугать, поэтому фактически с самого детства картина мира у девочки была адекватной, что избавляло её от многих конфликтов будущего. Ей не грозило "столкновение с жестокой реальностью", потому что никто не выстраивал вокруг неё сказочных воздушных замков; в её жизни было волшебство, но всё оно было подлинным, а не искусственно пришитым к доверчивому детскому сознанию.
Именно поэтому Люси совершенно спокойно оценила повстречавшегося ей незнакомца как "опасного"; она понимала, что этот парень способен на эмоциональный импульс, который может нанести вред как окружающим, так и ему. Было понятно, что он при неправильном шаге она может, что называется, нарваться; но что ещё так привлекает детей, как не угроза?
Люси решила, что она вполне готова для такого вызова жизни, как разговор с опасным незнакомцем. В конце концов, ведь все пазлики этого утра сложились именно так, что она встретила его. Так какой же смысл отступать?
Она приняла чуть более расслабленную позу, облокотившись на стену конюшни; ей хотелось показать, что, может быть, этот парень и не выглядит приветливым, но она, Люси, ничуть не боится его, а даже немного доверяет. Ей всегда почему-то казалось, что страх по отношению к кому-то - довольно оскорбительное чувство, ведь если тебя боятся, значит, ты кажешься каким-то не очень хорошим человеком. Мухе меньше всего хотелось думать о Чёрном, что он плохой.
Она отметила, что курение успокаивает парня, и поэтому не торопила его и отмела в сторону напрашивающиеся вопросы о сигаретах. Вместо этого она раскрыла прихваченный с конюшни блокнот и начала неторопливо рисовать в нём погрызанным карандашом.
- Урзас, - прозвучал наконец ответ Чёрного, и Мухе вдруг понравилась хрипота в его голосе. Она оторвалась от рисования и снизу вверх посмотрела на парня, показывая, что слушает его. - Его зовут Урзас. И, к твоему сведенью, он убил своего предыдущего хозяина. В глазах девочки мигом загорелся восторг: правда что ли?
Сдерживать свой интерес (тем более, такой силы) Муха совершенно не привыкла. Она ответила тут же, совсем забыв о том, что собиралась выждать паузу, чтобы не надоедать Чёрному: - Правда?? Нет, ты не шутишь? Убил своего предыдущего хозяина?! Ни капли страха, одно лишь восхищение; в конце концов именно это вскоре напугало саму Люсиль, поэтому она оторвала взгляд от Чёрного и посмотрела прямо перед собой, пытаясь осмыслить услышанное. Восторженно выдохнула и вдруг заключила: - Если это правда, то ты понимаешь, что это значит? Она опять посмотрела на своего собеседника и выждала несколько секунд, чтобы подчеркнуть важность своих слов: - Это значит, что в ты особенный. Если он подпустил тебя. В тот же момент ей вдруг показалось, что пора раскрыть все карты, которые у неё на тот момент насобирались. Она снова взяла в руку карандаш и продолжила лениво штриховать что-то в блокноте, параллельно обращаясь к Чёрному: - Я видела вас утром в конюшне. Как ты пришёл, как общался с... Урзасом (было нелегко запомнить это диковинное слово, но Мухе очень нужно было звучать серьёзно). Как чистил его. Она на секунду оторвала взгляд от блокнота, посмотрела вверх и широко улыбнулась: Я была в сене. Затем вернулась к своему занятию и продолжила объяснять: Так вот. Этот конь совсем не выглядит так, будто способен кого-то убить. Но я верю тебе. А это может означать только одно: с тобой он совсем не такой, как с предыдущим хозяином, или с остальными вообще. Это очень круто. Очень. Закончив свою речь младшего специалиста по лошадиной психологии, Люсиль довольно уставилась на Чёрного, ожидая его реакции. Но, вспомнив, что в её словах не было ни одного вопроса, который мог бы продвинуть разговор дальше ("ты не шутишь?" - не в счёт), она спустя некоторое время добавила: - А что это за имя такое - Урзас? Похоже на Урсус. Это по латыни "медведь". Она опять улыбнулась и начала с новым энтузиазмом рисовать в блокноте, чтобы не напрягать Чёрного своим взглядом.

0


Вы здесь » Аureа mediocritas » Истории во времени » не кричи на меня!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC