Вверх страницы

Вниз страницы
Мы сменили дизайн, «почистили перышки» и готовы принимать новых членов нашей Системы.
Напоминаем, что Система недавно обзавелась новым КСК – Заповедником «Белая лилия», в котором все желающие смогут отдохнуть.

Люди, чьи аккаунты были удалены - не паникуйте, форум был восстановлен из резервной копии и некоторые данные потерялись. Просто зарегистрируйтесь заново.
На ролевой осень, конец ноября. Лужи уже начинают замерзать, а дорожки заносит редкий снег. Будьте осторожны на прогулках и не пытайтесь проникнуть в Академию в такой холод и гололед.
АКАДЕМИЯ: Зам Директора АКАДЕМИЯ: Директор АКАДЕМИЯ: Главный тренер по выездке
АКАДЕМИЯ: Смотритель Академии
АКАДЕМИЯ: Дочь смотрителя
32
53
51
56
9
КСК "Лотос" остается лидером в рейтинге на протяжении нескольких сезонов. Теперь, его рейтинг станет еще более несокрушимым благодаря поддержке заповедника "Белой Лилии". Кажется, Вне Системные КСК станут самыми богатыми КСК года.

Аureа mediocritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аureа mediocritas » Зазеркальный дом » LostForOurTime


LostForOurTime

Сообщений 1 страница 20 из 41

1

Возможно я напишу тут,что -то позже пусть пока останется белый лист

0

2

Долго не решалась браться за работу, сложно лень,итд. А потом начала..Ох гуашь моя боль и тлен.

рис

http://s8.uploads.ru/t/0pNDa.jpg

На рисунке: Рокси, Аида,Хасу и Сарами. Персы далеко не все мои х)

0

3

немного кипелова

– Ты любил?
– Любил.
– И ненавидел?
– Ненавидел.
– Но теперь душа пуста?
– Пуста.
– Всё исчезло?
– ДА ОТВАЛИ ТЫ ОТ МЕНЯ УЖЕ КИПЕЛОВ

0

4

Шэрон
Хорошо рисуешь. Продолжай в том же духе. У тебя талант)

0

5

Arisa Tanaka
спасибо/минутка смущения/. я очень рада,что тебе понравилось. спасибо)

0

6

Говорят, Ликорисы не стоит приносить в дом-  будет беда.  Они красивые и нежные.  Их жизнь изначально наполнена одиночеством. Соцветия Ликориса никогда не увидят листьев, а листья цветы.   А если  однажды, хрупкие и нежные цветы увидят листья, что будет тогда?

0

7

Шэрон
а что это за цветы? Нет, я, конечно, могу загуглить, но, если у тебя есть этот цветок, хотелось бы взглянуть)

0

8

Marlena Gray,  я люблю рассказывать. Это ярко красные цветы, состоят из небольших соцветий, растет в Японии. Насколько я знаю ядовиты. на время цветения  сбрасывают листву. у меня  к сожалению их нет.  а полюбила я их после аниме "Адская девочка". вот фото. Они зацвет зацветают осенью. http://static1.repo.aif.ru/1/06/245305/bb6c41172bd687fe982079f609795651.jpg

0

9

Шэрон
О, такие цветы еще были в аниме Токийский гуль...) да, красивые цветы)

0

10

Marlena Gray
у меня к ним особое чувство.   наверное их частов аниме рисуют.

0

11

  Тоска Ликориса

Сюжет: Cобытия происходят на территории Клуба. Чарлин и Ликориса разлучили, считая, что так будет лучше. Из жеребенка может что-то вырасти хорошее. Все равно оставлять его рядом с Чарлин опасно. Жеребенка отправили Клуб.
Кори вырос, но Серая не оставила в его душе ничего, кроме печали.
Без разрешения администрации самоуверенный новичок взял Чарлин и решил съездить к другу в Клуб. Чарли оставили привязанной рядом с левадой, где гулял ее взрослый сын. Она словно соткана из свободы, а ее сын до безумия боится этой свободы. И предложение выбраться на волю заставляет сказать, все что хотелось сказать.
Никто из них не был готов к Встрече.

Говорят, Ликорисы не стоит приносить в дом, они приносят беду.  Они красивые и нежные, но их жизнь изначально наполнена одиночеством. Соцветия Ликориса никогда не увидят листьев, а листья цветы.   А если  однажды, хрупкие и нежные цветы увидят листья, что будет тогда?

Он проснулся задолго до рассвета. В конюшне до одури тихо.  Ликорис  подошел к стене денника.  За стеной,  в соседнем деннике спала старенькая кобыла Рицуко. Он слышал ее размеренное дыхание.  Она жива, не покинула его, как  предупреждала однажды.   Старая кобыла  с ним всегда, но что будет, если однажды  на ее место приведут другую лошадь?   Вороной махнул головой, пытаясь отделаться от   этого. Она всегда приходит. Ненужно волноваться по пустякам. Ликорис хотел бы преодолеть   стену, и как в детстве уснуть рядом со  Старушкой. Тогда, прижавшись к ее теплому боку, он чувствовал себя спокойнее.  Вот только детство бесконечным не было. Кори повзрослел и теперь не положено спать в деннике с кобылой, даже если она заменила ему мать. Надо взрослеть и забыть всю эту нежность. Лико улегся в углу денника,  пытался уснуть, а грусть,  словно дикий зверь терзала на всю катушку. Может, нарушить тишину? Может броситься на дверь, поднять шум?  Но перспектива получить  то ли от людей, то ли от не выспавшихся товарищей,   совершенно не грела души. Он пытался уснуть. Как не ложись, неудобно. Запах свежих опилок только больше изводит.  Жеребец  представил высокие ели, темноту за деревьями он вспомнил белеющие верхушки гор и еще кое-кого. Остатки   сна смахнули эти воспоминания. Ликорис твердил, что  не имеет значения  то, что было вчера, то, что будет завтра и даже то, что есть сегодня.  Он прислонился к двери, оперся на нее всем весом, но щеколда не сдвинулась и на миллиметр. Тогда вороной стал прислушиваться к тишине. Почему никто не идет? Где конюхи. Где люди?  Он столько раз просил его не оставлять, но люди не понимают его.  Они уходят, запирая  дверь на щеколду. Некоторые секунды легкое эхо стоит в ушах вороного.  Он стоит в оцепенении. И только когда гаснет свет, шарахается  в сторону, падает.   Лико привыкнет к темноте и безлюдной тишине.  Пока соседи не спят нужно самому скорее уснуть и не проснуться раньше времени. Тогда, все будет хорошо.

Шаги по коридору казались частью фантазии. Такое бывает, когда  слишком сильно чего-то хочешь Он смотрел на дверь денника. Наверное идет конюх.    Пусть  человек  будет занят в конюшне подольше, пусть говорит с кем-то или сам с собой. И все же это не конюх, что ж хоть кто-то явился на его отчаянный крик души. Спасибо.
Ликорис был счастлив, когда молодой юноша открыл дверь денника.  Он сделал шаг вперед, терся мордой о руки человека. Брендон думал, что Ликорис его любит. Парень верил во взаимопонимание между ним и Адским цветочком. Но это просто благодарность и терпение. За свою работу черный получает ласку. Всего лишь торгово - рыночные отношения. Ликорис не любил людей, не любил все, что с ними связано, но и всепоглощающей ненависти не испытывал.   Разве может быть иначе?
Неспешными шагами жеребец  покинул денник вместе с человеком. Его снова куда-то ведут. Наверняка на плац или человек  собирается седлать его на улице.  Лико вдохнул холодный воздух. Вот  уже скоро зима явиться. Будет рано темнеть, будут  попоны и   меньшее время для прогулок. Черный поднял взгляд к небу. Легкий ветерок шевелил гриву.  Человек привязал вороного у  изгороди, а сам  отправился за амуницией. Ликорис вздохнул. Что ж, так положено спозаранку тренировка. Что сегодня  будет. Как высоко  надо сегодня прыгнуть? Скорость, прыжки,  победа над собой не вызывали чувств.  Кори просто прыгал, потому что так просит человек. Если прыгнешь, к тебе  будут приходить снова. И это вполне устраивало Ликориса.

Брендон   с нежностью берег воспоминания о том, как  появился в его жизни Ликорис. Черный жеребенок, которого не счастливым  именем нарекли другие. И как же глубоко в память врезались случайно брошенные главным тренером слова «Ликорис не счастливый цветок. Приносить их в дом плохая примета. Но знаете, как цветы символизирующие кровь погибших воинов, красиво цветут? Они цветут в октябре, и словно багрянцем покрывается земля…»
Брендон заволновался, услышав, что именно он будет заезжать молодого жеребчика.
Парень ведь еще так молод и только начал работу тренером. Брендон ответственно подходил к этому делу. Тренер хотел доказать всем из Клуба, что сможет воспитать чемпиона. И все увидят расцветающий Ликорис во всей красе.
Юноша верил в себя и Ликориса. Они начинали с малого с самого простого. Усложняло жизнь, то, что Кори  усвоив один урок, пугался нового. Все приобретенные знания терялись.
Казалось, что всю жизнь, до этого дня, жеребца били. Работа двигалась очень медленно.
Бренон забрался на спину черного, только после того как убедился Ликорис к этому готов. Вот только морально Лико готов не был. Жеребчик  привык  уздечке и седлу, но то, что на спине будет груз, принять труднее.

Человек на спине? Ликорис оцепенел. Он не понимал, как двигаться с этим грузом. Всегда человек был рядом.  Кори сделал шаг вперед и тут же замер наклонив голову. Повод набирают.  Снова шенкель. Вороной пытался почесать бок ногой, но вместо этого получил шенкель. Ликорис искал, обо что  в манеже можно снять седло.   Работа поводом ему не нравилась, она все время вырывала его из пучины воспоминаний, и он оставался  в реально мире.   Действия всадника наводили ужас на Кори. Он отвечал на это напряженными движениями.
Всегда приходит что-то новое, стоит привыкнуть к предыдущему. Почему нельзя остановиться на месте? Товарищи, которые давно ходят под седлом  говорят, что ничего необычного. А ему  до того омерзительно, что хочется выскочить из шкуры. Время не смогло вылечить это до конца.
Когда что-то случается,  лучше думать о чем-то другом, максимально  отстраниться этого. И это было спасением Адского Цветочка.
Чистка  и седловка закончилась. Они сейчас точно пойдут на плац. Как железный работ, он направлялся за  человеком.

Свобода была больной темой для Ликориса. Несмотря на свою ложь,  он помнил отдельные картинки из детства, помнил, как выглядят горы и лес. И даже мать, о которой крайне мало воспоминаний.  К сожалению,  хорошие моменты быстро забылись, когда Кори увидел ее совсем другую. Она была безумной - металась по деннику, не желая, мирится с обстоятельствами и даже не замечала, что нужна сыну.  В своем безумии Чарли не заметила, как Ликорис  исчез. Хотя, Кори сам виноват. Сам  сделал первый шаг к людям.  Сам пошел за ними, а  когда его заперли  в коневозке – испугался.
Жеребенок звал Чарли. Вот только ответа не было.  Первое время, Ликорис себя за это ненавидел, а потом смирился. Мать исчезла из его жизни.

Свобода без оград, манежей лес предстала перед вороным, стоило ему и человеку сделать шаг за ворота. Воспоминания о свободной жизни завертелись как в калейдоскопе,
Он уперся. Посыл, хлыст не работали. Ликорис не пойдет вперед. Свобода и манила его и пугала одновременно. Вороной чувствовал, что его дом, где-то там и чувствовал, что его дом здесь. Лико ведь прожил в неволе уже долгое время, есть человек, есть просьбы. Хотелось отторгнуть и строгое «нельзя» останавливало. Правила нерушимая часть этой жизни.
Внутри все жалось от страха, он сделал шаги назад.
-Давай вперед, Кори,- Брендон пытался выслать жеребца.
-Нет, я не пойду туда!- тихо возмутился Цветочек,- За что? Я же делаю, что ты хочешь. Не хочу я туда, ты меня там бросишь! Вороной отскочил назад, Он хотел зайти за ворота и больше никогда не видеть внешний мир. Как же страшно и одиноко на чужой территории. Лико смотрел на лес. Другой мир все же манил к себе, напоминая о том, что хочется забыть. Где эта часть и зов были, когда рушился мир черного жеребенка.
«Я тебе не надо ведь? Я что плохо прыгаю? Хоть три метра - прыгну…только не оставляй меня там. Не хочу выходить за ворота»
-Что такое, Лико?
Нужно идти, иначе, если снова ослушается - останется один. Нужно по приказу человека сделать шаг за запретную черту.
Если бы Ликорис был человеком, он заперся в комнате, и сидел в углу, умоляя о помощи.

Всадник  взял  жеребца за повод… Каждое движение сопровождалось страхом. Адский цветочек спотыкался на каждом шагу.  Брендон от спокойного Ликориса не ожидал такого.  На нем ездили все даже новенькие. Он ни разу не вскидывался на свечу, даже козлов не выписывал, а  сейчас дрожит? Человек спрыгнул со спины жеребца. Ладно, пешком пойдут, авось черный успокоится? Но чем дальше  они отходили, тем сильнее странные чувства, зов, который он успешно игнорировались, стали сильнее. Ликорис взвился на свечу.   Он просто хотел, чтобы крик его души наконец-то услышали.  Тогда все эмоции и чувства вороного показались.
Кори  умолял его не оставлять, и не выводить за ворота, всегда просил об этом тихо. А стоило черному, оказаться на всех четырех снова,  развернулся и  галопом помчался назад.

Брендон поймал Ликориса на территории, даже уговорами удалось его снова вывести. Кори не понимал, зачем это ему нужно. Для чего? И человек не отвечал на эти вопросы. Ликорис понимал слово гулять.  Но гулять это в леваде после работы или в течении дня, но не за воротами. 
Тренер терялся. Он хотел выйти просто погулять с подопечным. Ведь Лико словно заядлый трудоголик только и знал работу. Жеребца  никогда не выводили на прогулки, из-за этой черты. Почему рожденный на воле, боится свободы, парень не знал. Все  думали, что с возрастом Ликорис успокоится. Но кажется, ему становилось только  хуже. Сейчас на это парень реагировал спокойнее. Он решил оставить Кори  одного. Может, в будущем однажды они снова  попробуют выйти.

Брендон разочаровано смотрел на Ликориса. Может, направить его в «Лотос» на реабилитацию? Может, забыть о нем, взять другую лошадь?
-Прости меня, Брендон, но я очень боюсь,- Ликорис вымаливал прощение.  Вот только человек ушел и не обернулся. За все время этого знакомства у тренера  лишь раз поднялась рука на Кори. Нервы Бредона  сдали окончательно. Парень хотел погонять с вороным в лесу,  преодолеть дурацкий страх, а жеребец заупрямился. Стоило подойти к воротам, Лико  замер и не желал двигаться с места. С горем пополам они отошли метров на двести от ворот, и там, жеребец начал рваться домой. Парень  нещадно отлупил Ликориса за пределами спортивного комплекса.  Кори пытался вывернуться отступал назад.  Ему казлось, что вся жизнь пронеслась перед его глазами.Он не понимал, за что его бьют.   Но даже после этого жеребец не пошел в лес, а увереннее стал рваться обратно.

Наверное, лучше бы его отлупили сейчас. Наказание одиночеством хуже физической расправы. Он искал собеседника.  Кори стоял, прижавшись к забору. Он надеялся, что придет человек и тогда можно будет извиниться за свое поведение. Но на дворе никого. Брендон ушел в домик и не выходил.     Одиночество сдавило еще сильнее, чем в конюшне. Может Старушку приведут к нему? Лико  мог ей все рассказать, люди называют это поплакаться в жилетку. Ведь если побыть с ней, проблемы не так ужасны. Черный увидел, что спустя долгое время человек вышел из дома и направился к  воротам. Парень даже не глянул на подопечного.

Прежде, чем на территории Клуба появился другой человек с лошадью, ветер принес Кори странный, до боли знакомый запах. В памяти всплыл теплый бок и голос, который казался забытым. Это была не Рицуко.
-Нет, быть не может,- думал Ликорис, отходя подальше. Жеребец принялся выискивать что-то на земле, и краем глаза наблюдал за территорией. Зайдет ли незнакомец сюда? Увидит ли Кори незнакомую лошадь и что будет дальше?

Чарлин крайне редко выходила с кем-то кроме Клеменси. Но это не значило, что кобыла ее признавала.  А сегодня вместо Клем пришел этот человек.  Он твердил, что сможет укротить серую дьволицу. Этому человеку принадлежали деньги, спортивное звание . Мужчина считал, что любая лошадь уступить его мастерству. Но даже этот мастер спорта не ожидал  открытого бунта. Он не верил, что лошадь может причинять себе больше боли. Чарлин налегала на железо, разрывая себе этим только недавно поджившие углы рта.  Она  старалась не слышать действий всадника.  Серая смаковала вкус своей крови - это подстегивало к борьбе. Потом это станет чем-то незначительным. Вернется боль,  которую обязательно нужно будет скрыть. Но это будет потом.

Территория  Клуба стала для всадника спасением. Он обязательно посоветует пристрелить чертову кобылу.

Завидев Брендона, спортсмен был  рад. А что до серого дьявола, ее решили привязать к ограде, где гулял черный жеребец.
- Они мать и сын?- спрашивал Мейсон.
-Да, мне говорили так, а это что Чарли? – спроси Брендон, оглядывая кобылу,  - слушай у нее кровь, давай может,  раны обработаем. Забудь о ней Брендон… это безнадежно. Она взбеситься, а мне еще  в «Лотос» на ней  ехать. Надо было брать Лорда или Номанда. Если бы Чарли слушалась, ее бы сейчас расседлали и поставили в денник. А так, со стороны человека это было просто мелкой местью.
- И как тебе там?
-Да так… в Академии куда лучше.
Люди ушли в дом, выпить чаю обсудить  какие-то дела. И при этом двуногие что-то весело обсуждали.

Своего сына Чарлин не помнила, помнила, что это был жеребчик, и хорошо помнила его запах. Ликорис первым решил подать голос. Кобыла смотрела на него и от этих гляделок неловко.
-Привет. Я Ликорс, Адский Цветок.
-Сынок?- спросила Чарлин.
-Не знаю. Моя мать Рицуко,- уверено ответил Ликорис, хотя и сам догадывался, что перед ним его настоящая  мама.  Кори рассматривал Чарли. Раны и шрам, кровь со рта и притягивали взгляд и заставили  отвернуться. Казалось, что кобыла вовсе не чувствует боль.
-Сынок, я скучала, - нежно сказала Чарлин. Она до этого  времени  не знала, жив ли ее сын. Но хотела, чтобы на воле с ней бегал маленький черный жеребчик. Она все думала, каким  вырос ее сын. Какой характер, как он сейчас живет. Она верила, что он любит свободу.    Образ Кори ткался из грез. А вот сейчас он перед ней. Им дали время на приветствие общение,  на прощание.
-Кори, ты как?
-В норме,- грубо ответил Ликорис.
-Я хочу вернуться к тому, что было.
-К  чему? Когда ты металась в деннике? Когда в тебя стреляли люди, и ты падала к моим ногам? –  в голосе Лико раздражение. Он махнул хвостом.
-Нет, сынок я хочу на волю, с тобой.
-Иди, но мой здесь и я не пойду с тобой. У меня есть хозяин. А ты иди! Иди на волю и живи без меня. Жила же все время, а сейчас чего строишь образцовую мать? Ты была мне нужна, а тебя не было! У меня другая мать, - говорил Лико. Рицуко учила его не хамить и быть учтивым со старшими, даже если это жеребец. Но как быть с настоящей матерью, на которую сохранилась злость за разлуку,  она не говорила.
Чарли не ожидала такой реакции.  Она тянулась к Ликорису, хотелось понять, что с ним.
-Сынок, что с тобой. Давай поговорим? Кто - то тебя обидел? – Чарлин было больно видеть сына таким.
Она хотела разнести все к чертовой матери и убежать вместе с Кори.  А Кори надеялся, что ее скорее уведут отсюда. Пусть она исчезает из его жизни снова и никогда не возвращается.
-Давай убежим? Туда где ветер, горы и я с тобой. Поговорим здесь, решим что делать. Давай забудем о людях? Ты же понимаешь меня?

Слова о свободе навели на вороного воспоминания о сегодняшнем приключении. Он не выдержал. Вина  за свою слабость ударила не хуже хлыста. Ликорис подумал, что придется покинуть то, что знакомо и вернуться к новому, неизведанному. Придется ломать себя. Вместо теплых опилок в деннике будут одиночество, твердая земля, ветра и проливные дожди. Черный взвился на свечку и ударил передними ногами по ограде. Чарли испугано отошла назад, сколько позволял повод, а затем снова приблизилась.
- Мальчик мой, успокойся, что такое…
-Знаешь, мама,  это ты виновата во всем!  Ты виновата, что меня преследуют кошмары! Если бы ты хотела меня найти, если бы искала, меня здесь не было. Я хотел домой. Но теперь мой дом здесь! Я не собираюсь убегать от людей! Я не собираюсь нарушать правила! Я остаюсь. Я живу ради них. И знаешь, что ты виновата, мама! Как я тебя… ненавижу! Это ты сделала из меня монстра, из-за тебя, я не знаю, как жить!  Если бы  ты слушалась людей.
-Если бы я слушалась людей, тебя бы не было!

Кори ничего не ответил. Он больше не подошел к Чарлин, не слушал, что она рассказывала ему о свободе, о той далекой и непонятной жизни без людей. Серая надеялась пробудить в сыне хоть чуток рвения к свободе. Она хотела, чтобы он жил не в пол силы, чтобы понял,  как  чудесен дикий и далекий мир. Вот только она не понимала еще, что душа безумно болит от одного слова «свобода». Мать не могла понять как это расколотый мир, как  это  пытаться выбрать какие осколки клеить, а какие выкинуть.

После ухода Чарлин Ликорис не мог найти покой. Если бы кто- то его предупреждал о том, что рано или поздно Чарли снова заявиться в его жизнь, был бы готов Ликорис? Нет, он смирился, что матери в его жизни никогда не будет.  Эта встреча была словно снег на голову. У каждого был идеализированный образ друг друга.  Кори думал: было ли у Чарлин что-то кроме борьбы с людьми? Что-нибудь, она любила? Память прокручивала обрывки рассказов, которые слушать не хотелось, но они были услышаны. И Лико  представлял Чарлин дикую, свободную и летящую. Он не хотел представлять себя рядом. А  воображение сильнее. Откуда-то в воспоминаниях взялось чувство, когда черный  впервые поплыл, вода приятно окутывала тело. Это совсем не похоже на то, когда люди купают тебя. Он представил как сам бежит вверх по холму и с  легкостью преодолевает  любое препятствие, возникающее на пути.  Ликорис вспоминал пение птиц,  вспомнил голос матери куда более отчетливо, чем хотелось. Кажется она здесь, рядом. Вороной  представил себя на воле. Забыв   о том, что для того чтобы быть на воле, нужно бросить все здесь, даже Рицуко. А как это сделать, если с  детства только и знаешь людей?  Наивно думать, что его выпустят!  Мысли о том, что Кори принадлежит  дикому миру, не давала покоя. Вороной хотел уснуть, словно не было этой дурацкой беседы, не было Чарлин этого дня. Но все сказанное за день, упрямо прокручивалось в памяти. Он представлял, что нужно выйти за ворота, и там будет другой мир, как возвращался страх перед свободой. Окажись он без уздечки за воротами что тогда? Его не учили быть свободным. Жить так, словно мать не приходила сюда -  кажется слишком сложным трюком. Каждый день оставлял в памяти Ликориса ни с чем несравнимую тоску, а сейчас это чувство усилии во много раз.  Как же хочется кричать.

После ухода Чарлин Ликорис не мог найти покой. Если бы кто- то его предупреждал о том, что рано или поздно Чарли снова заявиться в его жизнь, был бы готов Ликорис? Нет, он смирился, что матери в его жизни никогда не будет.  Эта встреча была словно снег на голову. У каждого был идеализированный образ друг друга.  Кори думал: было ли у Чарлин что-то кроме борьбы с людьми? Что-нибудь, она любила? Память прокручивала обрывки рассказов, которые слушать не хотелось, но они были услышаны. И Лико  представлял Чарлин дикую, свободную и летящую. Он не хотел представлять себя рядом. А  воображение сильнее. Откуда-то в воспоминаниях взялось чувство, когда черный  впервые поплыл, вода приятно окутывала тело. Это совсем не похоже на то, когда люди купают тебя. Он представил как сам бежит вверх по холму и с  легкостью преодолевает  любое препятствие, возникающее на пути.  Ликорис вспоминал пение птиц,  вспомнил голос матери куда более отчетливо, чем хотелось. Кажется она здесь, рядом. Вороной  представил себя на воле. Забыв   о том, что для того чтобы быть на воле, нужно бросить все здесь, даже Рицуко. А как это сделать, если с  детства только и знаешь людей?  Наивно думать, что его выпустят!  Мысли о том, что Кори принадлежит  дикому миру, не давала покоя. Вороной хотел уснуть, словно не было этой дурацкой беседы, не было Чарлин этого дня. Но все сказанное за день, упрямо прокручивалось в памяти. Он представлял, что нужно выйти за ворота, и там будет другой мир, как возвращался страх перед свободой. Окажись он без уздечки за воротами что тогда? Его не учили быть свободным. Жить так, словно мать не приходила сюда -  кажется слишком сложным трюком. Каждый день оставлял в памяти Ликориса ни с чем несравнимую тоску, а сейчас это чувство усилии во много раз.  Как же хочется кричать.

- Не спишь?
-Нет. Боюсь уснуть. Боюсь, что увижу, то не хочу...не хочу видеть свободу, мать.  Я хочу жить как надо бы. Без это рвущей душу на кусочки тоски.
А если окажусь на воле, станет легче? Знаешь, я боюсь выйти за территорию. И как же мне быть свободным? Я не хочу слышать этот голос, а он зовет,  и все настырнее воспоминания. Я не хочу жить, так как живу, но иначе ведь нельзя?
Рицуко поднялась. Лико, глянь на меня, ты должен понять. Кто ты: а для этого…ты жил с людьми со мной, теперь, если зов так силен, тебе надо туда пойти. Как бы страшно ни было, ты должен понять, что тебя зовет и что мешает.  Возможно, это поможет отпустить боль. Рицуко коснулась мордой перегородки в деннике и Кори сделал тоже самое.
-Я ничего не понимаю в дикой жизни, но если ты знал, ту жизнь, Лико попробуй убежать. Возможно, вы с мамой поймете друг друга. Ты не должен жить в полсилы. Ты способный малый.
-Ты о спорте?
- Не знаю, Кори...ты сам должен понять все…
-Но я не хочу нападать на человека.
-А ты не нападай, Кори, ты уйди тихо, когда будет шанс… Дорогой мой, ты всегда сможешь вернуться  к этой жизни. Не живи так, словно уже умер.
Он  слышал Рицуко... Промолчал. Ликорис притворился, что идет спать. На тему свободы ему не хотелось говорить. Он перетерпит. Все смирится, все наладиться само. Жеребцу не нужна эта свобода. Пусть она останется только воспоминанием.   Пусть все остается, так как есть.  Пускай, скорее утихнет этот зов и исчезнут картинки из головы. Он больше не часть дикого мира.

«забудь обо мне, прошу…»

Отредактировано Шэрон (09.09.2016 20:26:35)

0

12

Возможно, когда-нибудь Шэрон снова научится ездить. Вот только этой истории не будет.  Она спишет все на отсутствие таланта. Но истиной причины никому не назовет. Можно тысячу раз рассказать  о Пашке и Белой.Можно тысячу раз написать на листках извинения, но это не вернет тех,кто мертв.
сколько же всего  Шэрон хотела изучить. Прежде всего те лошади были ее товарищамми.  Сейчас их нет. И что-то пытаться снова доверяясь кому-то другому-не хотелось. Нельзя заменить те, кого любишь.  Можно попытаться полюбить других лошадей, но  доверия не будет. Из-за своей вины,она больше не слышит лошадей.

немного левых мыслей...

0

13

Рисунок на конкрс фанарта. Даже если не пройду не страшна. Сначала его делать вообще не хотела, но потом просьба не давала покоя вот и есть. Хотя  я говорила преподу: да куд мне тягаться с другими. видите же,чтоя  вхвостах плетусь...
А теперь я могу уйти в запой. и следующей будет рисунок Клеме.

Свернутый текст

https://pp.vk.me/c626628/v626628543/28261/-jj9m4pTCdE.jpg

+1

14

Шэрон
А что за препод? Ты в какой-то клуб ходишь?)

0

15

Marlena Gray
арт кулуб з-пеит. Препод: Коро Хитоми.

0

16

Шэрон
это виртуальный клуб?

0

17

нет. Он как секция. Ходим, рисуем. Занимаемя в помещениии шахматного клуба и в артикафе. Но я хожу в первую группу, чтр рисует в шахматном клубе

0

18

Шэрон
Здорово) давно такого не встречала.. походила бы вместе с тобой)

0

19

А ты в каком городе?

0

20

Шэрон
Ну, начнем с того, что я в Украине... в Запорожье)

0


Вы здесь » Аureа mediocritas » Зазеркальный дом » LostForOurTime


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC