Вверх страницы

Вниз страницы
Мы начинаем историю нашего мира заново.
Все акции и роли - свободны, мы ищем всех!
Для того, чтобы взять акционного персонажа, писать анкету не нужно!
Все акции можно посмотреть здесь: Раздел акций
Гостевая книгаВопрошайкаFAQБыстрая анкетаКанонХронологияСюжетные линииСпособностиПравила

Аureа mediocritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аureа mediocritas » Двор "Лотоса" » Левады для жеребцов и кобыл. Разделенная


Левады для жеребцов и кобыл. Разделенная

Сообщений 1 страница 20 из 21

1

Эти две левады находятся близко, но разделены определенным пространством. Можно свободно общаться, но друг до друга не достать.
http://www.volgacountryclub.ru/galereya/data/_O1O5938.jpg

0

2

--- Старт игры ---

Стервятник сегодня работал довольно мало, в отличии от прошлых своих рабочих дней. Всего-то перегнал телегу с заказанным кормом для других обитателей конюшни, да прокатил чьего-то ребенка на спине. Все.
Сейчас, рыжий предавался лени стоя у левады, в полудреме. Внутрь его не пустили, просто привязав к одному из выступов забора.
Настроение у мула было немного хмурое, так как сегодня пришлось работать с самым нелюбимым сотрудником из известных. Тот то ли проспал, то ли просто опоздал, решив сначала поработать, а после накормить животное. Голод будил упрямство в тушке Стервы и в работе мгновенно возникло недопонимание. Впрочем, своего мул добился - сначала поел.
Выйдя из дремоты, зверь опустил голову, начав выискивать что-нибудь под ногами, чем можно было бы себя занять и поживиться. Иногда, рыжий дергал шкурой и фыркал, так как немного продрог стоять и хотел размяться.
"Привязал же..." - Подняв голову, так как не нашел ничего под снегом, Стервятник попятился, разворачиваясь и осматривая территорию за собой. Никого и ничего, все словно вымерло, погребенное под снегом. Развернувшись обратно мордой к леваде, мул тряхнул головой и шеей, сбрасывая с себя снежок, что нападал и прилип к шее, спине. О, вот чем можно себя занять! Идея погрызть забор была весьма интересно, пусть тут и было все выкрашено. Эх, вот раньше были левады из бревен, с них можно было обгрызать кору, а тут... Пока, ушастый стоял и с задумчивостью рассматривал часть левады, что была перед ним.

0

3

Но "милый мальчик" даже не шелохнулся ведь он тоже как раз дошел до рассуждения о своих дурацких ушах. Благо хоть хвост у него не крысиный, как у бедных ослов!
Наконец, мул обратил внимание на движение со стороны и хруст снега под чьим-то весом. Это была молодая девушка, похожая на снеговика из-за чуть дутой одежды. Так-так, гости! Это чудно.
"Боишься? Хехехе." - Про себя посмеялся рыжий, так как заметил, что стоя вне левады, привязанным снаружи, он видел девушку изнутри, словно та подстраховалась на тот случай, если мул решит отвязаться и раздавить бедняжку.
Подняв голову повыше, от чего кожаные ремни, (что держали столбик) натянулись почти до отказа, Стервятник посмотрел на Лондон. Не похожа на рабочую, наверное тоже здесь занимается? Или тут живет ее питомец? Везунчик, выходит, если у него есть хозяин-девушка. Они больше любят своих коней. По крайней мере Стерва так думал.
Кажется, вкусного у нее ничего нет.
Всхрапнув и мотнув головой, рыжий решил немножко по-вредничать, прижав свои знаменитые на всю конюшню уши к голове, Стерва развернулся, чтобы оказаться задом к своей "собеседнице". Лягать ее он не собирался, а хотел выяснить реакцию. Именно поэтому, скраю показалась его голова выглядывающая из-за собственных ног, так как ушастый выглядывал и смотрел на девушку, что была за забором. Интересно, что будет?
- Ну вы, девушка, нашли к которой скотине подойти. - Показался один из конюхов, что как раз снимал перчатки и заканчивал работу - Наша местная Стерва. - Человек этот был беззлобный души не чаял в животных, но был наслышан о характере мула - Порой такой упрямый, что дальше ехать некуда.
"Кажется эти люди не знакомы." - Отметил стервятник, поднимая голову и смотря теперь уже на конюха. А его бы пнуть, да.

0

4

Стервятник был не против, чтобы его погладили. Наоборот, ему это дело нравилось. Именно поэтому, зверь наклонил голову так, чтобы открыть участок для ласк побольше. Когда тебя гладят, можно забыть о своих уродливых ушах, над которыми смеются лошади и которые определяют тебя в черных рабочих.
Когда девушка обратилась к его персоне, Стерва поднял уши, наблюдая за тем, как на свет божий вынимают яблоко.
"Как раз вовремя." - Потянулся белым носом к угощению зверь. Это не человек, ему не будет грустно, если кто-то сообщит "сударь, вы и так толстозадый, куда вам еще?".
Поднеся морду к яблоку, Стерва быстро и ловко ухватил его губами, быстро зажевывая и проглатывая. То ли яблоко было слишком маленькое, то ли мул поработав проголодался, но все так быстро произошло, что рыжий и не понял, собственно, что случилось и куда все подевалось.
Обнюхав ладонь новоиспеченной знакомой, он решил по-клянчить еще разок. Перемнувшись с ноги на ногу, Стерва собрался продемонстрировать одно из своих умений, да не успел, как его отвязали. 
Дернув шкурой от того, что было зябко, белобрюхий отправился следом за девушкой. Голову он держал высоко, растопырил уши и высматривая путь, широко и быстро перебирал ногами, чапая рядом. Сейчас, рыжий немного воображал то, что он не мул, а просто конь. Красивый, с хорошими ушами, грациозный и тонконогий. Да... Отлично. От таких мыслей, ушастый даже хвост приподнял, да ноги начал выше задирать, словно гарцуя. Распушил перышки, павлинчик.

0

5

На активные жесты девушки, мул только ушами водил, непонимающе всматриваясь в ее руки и лицо.
"Зачем она хлопает?" - Признать, с его персоной никто так активно не суетился и не учил ничему подобному. Все считали его ослом и не более того. Единственное, один конюх научил его давать правую переднюю ногу по команде, но на этом усовершенствование IQ Стервятника закончилось. До таких зверей мало кому есть дело.
В общем-то жесты девушки заразительны, но и переменчивы. Только собравшись как-то прореагировать, ушастый уже видел как дама решила занять его другим упражнением, верховым.
Позволив подойти к себе, Стерва ощутил то, как на него ловко взобрались. В этот момент рыжий разве что попятился немного назад, поднимая голову, а уж после остановился. Непривычно немного, позабыл то чувство, когда на тебе сидит взрослый. В конце концов на нем больше грузы возили или детей катали.
Стерва был действительно упитанным, да еще и крупным в родителей. К зиме и шубкой чуть более густой утеплился, в общем - мушшЫна, что и говорить.
Стерва сейчас был спокоен и услышав команду по бокам, отправился вперед, чуть наклонив голову. Несмотря на его спокойный шаг, мул чувствовал, что девушка там не в очень комфортном состоянии находиться.
Главное, чтобы конюхи не прибежали и не наругали, что их рабочая скотинка куда-то делась и занимается не пойми чем.
Фыркнув и прижав уши, мул притормозил, чувствуя, что вот-вот потеряет своего наездника.
"Может быть ее уронить вон в ту кучку?" - Там был соблазнительный сугроб рядом. Да, в него можно уронить девушку и самому рядом прилечь, поваляться. Все же чуть-чуть, но хорошее настроение от человека к животному передалось.

0

6

Утром, как и было условлено, Клем первым делом занялась своим новоприбывшим учеником. Она забрала его из денника и привела в леваду. По пути туда конь без устали высказывал свое недовольство. Но на каждую его выходку у тренера был свой ответ. Зайдя внутрь загона, он попросту стал, на этот раз окончательно отказываясь что-либо делать. Клеменси же просто щелкнула карабином, отпуская его делать что ему вздумается и вышла, бросив взгляд на надежно закрытую дверь. Да, теперь шансы на побег были значительно менбше, чем в деннике: задвижка покрепче будет, да и высота забора приличная. Тренер оставила коня наедине с собой, дала ему возможность освоиться на новой территории и самостоятельно размять ноги. А через полчаса она вернулась разминать его собственноручно.
Золотой мой, ну что, начнем? Клеменси подошла к коню, прицепила карабин к веревочному недоуздку и щелкнула языком. Они вышли на круг и начали тренировку с шага в руках. Клеменси не позволяла коню проявлять свои шалости: она шла на достаточном расстоянии от копыт и зубов коня, все время повторяла команду "Шагом", подгоняла концом корды и по своему обыкновению говорила с Номандом, как со всеми своими воспитанниками. Как спалось тебе, Номанд? Уютно? Надеюсь, ты полон сил для сегодняшней тренировки, а судя по моим наблюдениям именно так и обстоят дела. Чем же тебя занять здесь? Сейчас-то мы просто интенсивно разомнемся, и я постараюсь догадаться, какая специализация тебе подойдет. Поможешь мне? Покажи мне свою самую стандартную рысь. Клем дала ему достаточно корды и повторила: Рысь! В это же время она  концом корды подгоняла его вперед.Рысью, рысью. Клеменси вся обратилась во внимание и чуткость, она подмечала каждое малейшее движения жеребца, готовая в любой момент отвечать ему поощрением или остановкой нежелательного поведения. Клеменси хорошо умела обращаться с кордой, поставить ее в тупик или сбить с толку за этим занятием - действительно сложное занятие. Клеменси держалась очень уверенно и почти строго.Она пресекала попытки сорвать занятие еще до того, как конь успевал их предпринять. Посмотрим, как пойдет у него такой вид работы. Для начала.Удастся ли вообще обучить его чему-то? Найдем ли мы общий язык? Что же, есть только один способ узнать.

0

7

Предложение побегать было воспринято Номандом положительно, но как и большинству лошадей, ему быстро надоело монотонно наматывать круги. Рысь активная, резвая, мощная, ритмичная и в принципе уравновешенная. Уже прекрасное начало. К тому же жеребец был не против такого вида деятельности. Даже не смотря на то, что спустя некоторое время он стал нарушать равномерность  аллюра, местами вкрапляя туда галоп, или добавляя выбрыки и замедления. Клеменси уже хотела переводить его на чистый галоп, но тут Номанд на ходу попытался достать зубами до своего плеча, но это у него не сильно вышло и он просто лег на землю и стал качаться.Воу, подожди, минуточку! Но Клем не успела - неугомонный Ном уже был весь обпутан кордой. Девушка подбежала к нему и стала распутывать конечности, высвобождать ноги и голову коня из клубка корды. Закончив с этим, она отошла назад, преподнося ему место для того чтобы встать и отряхнуться. Затем снова выслала на круг рысцой, чтоб убедиться, что его ничего не беспокоит. И тогда уже розвучала команда "Галоп!". Несколько темпов Клеменси все так же оценивала движения жеребцца, но потом спохватилась.Что это я снова на те самые грабли. Она засвистела, призывая жеребца замедлить темп, подошла к нему и отцепила карабин. А вот теперь снова галоп! Она позволила ему сорваться в движение с места. К тому же сейчас ему было позволено брыкаться и разгоняться как ему вздумается. Единственное, что Клеменси оставила за собой: это дорожку, по которой бежал конь (то и дело она настойчиво возвращала его на стенку) и направления. Клем выставила в сторону левую руку, а кордой взамхнула перед носом жеребца, вынуждая его сначала притормозить, а потом развернуться в противоположную сторону. И так несколько раз подряд. У Номанда получалось очень многое. Эта игра на ловкость была достаточно простой для него. Клеменси поочередно поднимала то одну, то другую рку, указывая направление, и уже почти не обращала внимания, если конь сбивался на рысь. Несколько кругов подряд она не просила его менять направление, оставив его просто галопировать, на своей последней, высшей точке, перед рысью и постепенным успокоением. Дожавшись момента, когда ему это будет удобнее всего и до того, как Номанд самовольно перейдет на рысь, Клем крикнула ему Рысью!

+1

8

Номанд создавал впечатление неприрученной мощи, неотесанной красоты, необученого таланта. Этакий неограненный алмаз. Судя по всему все четыре года своей жизни он жил так, как ему вздумается, ничего не ведая об устройстве и законах этого мира. С одной стороны это сохранило в нем великолепие абсолютно свободной души, независимость, огонь в сердце и энергию. Но с другой он знал о людях слишком малои ничего не знал о правилах поведения в их обществе. Если посмотреть на его жизненный путь, исключив оттуда Клеменси с ее подходом, Лотосом и всем прочим, то это было бы невеселое зрелище. Странствия с конюшни на конюшню, постоянные переезды, новые и новые люди, которые, в отличии от Клем не такие милосердные и снисходительные, в которых непокорность жеребца вызвала бы гнев. И тогда у такого неповторимого, особенного коня, как Ном было бы всего два варианта развития событий: или он все-таки будет сломлен, против его воли, с прилагающимеся вещами, или отправлен на мясокомбинат. Так или иначе он бы пал жертвой человеческого непонимания. Никто бы из людей, которые встречаются на пути таких лошадей не захотел бы вдаваться в подробности, разбираться, давать Номанду второй шанс, идти ему на встречу или что-то такое. И ему, в сущности, сильно повезло, что Клеменси на них непохожа. Когда жеребец прыгал через забор, она думала только о том, чтоб он не переломал себе ноги. И когда он, торжествующий, оказался по ту сторону ограждения, невозмутимо отправилась к нему. Снова пицепила кордук недоуздку и отвела назад в леваду. На этот раз длина повод не превышала одного локтя. Веревочный недоуздок очень четко доносил до коня какого положения головы от него хочет Клем. Они пошли шагом вдоль стенки.Это было совсем нехорошо с твоей стороны. Если ты еще не знаком с правилами сотрудничества между людьми и лошадьми, то первое из них - это безопасность. Я вполне могу причинить тебе дискомфорт если захочу. Клеменси резко дернула недоуздок несколько раз, осаживая жеребца.Потом положила руку ему на грудь и легко надавила, требуя того же.Одну и ту же просьбу можо подать совсем по-разному. И я всегда выбираю более удобный и приятный для тебя вариант. Ты намерен отказаться от такого отношения? Хочешь, чтоб мы без конца ругались и ссорились? Или просто уйти куда-то, бросив меня, эту конюшню? Прости, но так не бывает. Я могу отправить тебя куда-нибудь в другое место, но там тебе будет много хуже, поверь. Если тебя устраивает перспектива ежедневной борьбы, которая скорей всего закончится не в твою пользу - пусть так. Но у других тренеров твое мнение никого не будет интересовать. Как не прескорбно. Если ты согласен сотрудничать со мной, то в первую очередь тебе нужно понять, что такое уважение. Понимаешь, без него никуда. За этим рассказом Клеменси завела его в денник, сняла амуницию и закрыла дверь. На сегодня все. Как я вижу, вам уже принесли обед. Приятного. Клем улыбнулась и вышла. К сожалению или к счастью Номанд не был ее единственным учеником.

0

9

Сюжетная линия №3 Укрощение строптивого.
Участники: Марлена, Клеменси Ассель, Номанд и члены кск "Лотоса" и Клуба..
Сюжет: В "Лотос" привезли нового коня Номонда. жеребец оказался не обученным, дерзким. Он плохо шел на контакт с людьми и отказывался работать с ними в принципе. Воспитанием новенького занялась тренер "Лотоса", мастер по мягким методам Клеменси Ассель, однако управление КСК забеспокоились о молодой девушке, так как она была ценным работником, а жеребец достаточно не предсказуемым в своих действиях. Директор КСК позвонил Марлене и попросил ее приехать, оценить ситуацию с воспитанием коня. Марлена прибывает на место события и решает созвать всех желающих членов Клуба и "Лотоса" для проведения мастер - класса по работе с дикими лошадьми. Заодно она решает посмотреть на  новенькую в действии. Мастер класс ложится на плечи Клем, это первая ее серьезная работа на новом месте.


Дождь шумел всю ночь, и мокрый асфальт отливал под блеклыми лучами слабого весеннего солнца. Оно словно разогревалось, просыпалось, и вообще было не уверено, что нужно светить. Марлена сидела за столом в своем кабинете и проверяла старые бумаги подотчетности. Она как раз взяла в руки досье на одного из тренеров Школы, который когда-то работал здесь, и размышляла о том,  что пора бы создать архив документов. Ее мысли заставили женщину замереть взглядом на одной из строчек документа больше, чем положено. Марлена задумалась и постепенно совсем сползла с изначальной темы размышлений. Ее рука медленно опустилась на стол вместе с бумагой, и она подняла стеклянные глаза на дверь. За окном только начинал просыпаться город, Грей слышала нежное пение весенних птиц и редкие голоса персонала КСК. Кто-то уже выводил лошадей на работу. Прохладный ветер колыхнул легкие занавески с золотистыми шнурками, и они прошуршали по листьям цветков в горшках. Марлена моргнула и пришла в себя. Она решительно отложила в сторону бумажку, которую все еще держала в руке, и уже собралась было приступить к новому документу, однако ее работу прервал телефонный звонок. Изящный черный аппарат с золотистыми узорами на корпусе издавал мелодичные дребезжащие звуки, женщина быстро взяла изящную трубку и поднесла к уху.
- Алло? – звонило начальство КСК «Лотос». Директор оповестил женщину о том, что на днях к ним поступил достаточно не управляемый конь и на данный момент он отдан тренеру Клеменси, однако, весь персонал конюшни тревожился за хрупкую девушку. Никто не сомневался в профессионализме Ассель, но эту даму все любили и не хотели, чтобы такой ценный работник попал под копыта дикого жеребца. Марлену просили приехать в «Лотос» и оценить ситуацию самостоятельно, чтобы избежать не нужных потерь. Грей, как заботливая мать, всегда откликалась на просьбы своих подопечных, именно так она называла людей работающих под ее началом, не употребляя понятия - подчиненные, так как она не считала себя начальницей, но считала матерью. А все люди, работающие на нее, соответственно были для нее детьми. В общем, вся система задумывалась как единый организм, единая семья… пусть даже сейчас в этом организме были неполадки, тяжелые времена бывают у всех. Марлена верила в то, что трудности закаляют характер, а значит, если система переживет этот период, она станет только лучше, крепче, работа такой организации станет продуктивнее. Женщина спокойно отнеслась к просьбе директора «Лотоса» и тут же стала собираться в дорогу. Как только она положила трубку, то сразу же встала с места, накинула на плечи кожаную курточку и проверив на месте ли ключи от машины, вышла из кабинета. Женщина, не медля, спустилась по винтовой лестнице с разбитыми в некоторых местах ступеньками и быстро пересекла длинный коридор, зал, прихожую. Повсюду ей встречались ученики, мерно прохаживающиеся по просторам Академии. Каждый из встреченных Марленой, был горд и бесстрастен, безупречный и опрятный внешний вид, герб Академии на пиджаках, это все было по истине завараживающим зрелищем. Однако Марлене было не до размышлений на тему того, во что превращается академия и ее воспитанники, хотя она и старалась сейчас проводить как можно больше времени с учениками именно этого КСК, для исправления ошибок нынешнего директора в воспитании детей, все же результата видно пока что не было. Она стремительно вылетела из просторных дверей Академии, и свежий воздух обдул ее лицо, взметнув не большие пряди, выбившиеся из тугого пучка темных волос. Грей на мгновение замерла на пороге, заставляя студентов обходить себя, словно камень посреди течения реки.  Ее вмешательство в мирный уклад жизни академистов никак не повлияло на их душевное состояние. Студенты с каменными лицами обходили вставшую на их пути женщину, кажется, половина из них даже не понимало, кто она такая, но Марлена и не стремилась к абсолютной славе. Хорош тот кукловод, чья работа не видна открытым глазом. Когда ее глаза привыкли к дневному свету, Марлена уже не так быстро спустилась по широкой лестнице во двор Академии и проследовала на стоянку за своей машиной. Всю дорогу до «Лотоса» она размышляла над тем, что же ее ждет в гостях. Не так давно она видела Клем, общалась с ней и уже имела некоторое представление об этом работнике как о человеке, но еще совершенно не видела ее в деле. Марлена давно не наведывалась в «Лотос» и теперь, когда под тихий шорох шин ее машина въехала на территорию этого КСК, женщина немного удивилась. Сейчас «Лотос» выглядел больше как чья – то большая дача-ранчо, чем новенький КСК. Здания, оплетенные вьюнком, придавали общему виду сказочный характер. Все было аккуратно, покрашено и ухожено, но пропал дух официальности этого заведения. Тишину нарушали звуки домашней птицы, которую начальство держало в вольерах на территории КСК. Это не запрещалось, но изначально  земля была выделена только под конюшни и манеж, теперь же все здание поросли дополнительными пристройками. Марлена аккуратно припарковалась возле ворот и вышла из  внедорожника. Hummer H1 выглядел чем-то инородным и грубым среди этой идиллии сельского жителя. Грей направилась в сторону левад, так как именно там, по словам начальства кск находилась Ассель с жеребцом. Еще издали женщина заприметила эту пару, кажется, дело совсем не шло, Номанд выглядел совершенно не дружелюбно, а на лице девушки явно читалось раздражение и досада. Марлена тихо подошла к тренеру сзади и положив руку на плечо дружелюбно поинтересовалась:
- Добрый день, как дела? – она внимательно наблюдала за конем, прикидывая, понадобится ли ей сегодня переобуваться в сапоги или Клем справится одна?

0

10

Какой восхитительный осенний денёк! Какой вдохновляюще-чистый! И всё-таки я бы согласилась на то, чтоб он стал самым заурядным, в обмен на успехи в обучении Номанда. Хотя что это я торгуюсь? Тут работать надо, а не торговаться.
Каждый раз начиная работу с новой, сложной лошадью Клеменси набиралась терпения. Она не настраивалась на окончательный идеальный результат, не боялась предстоящего испытания, столкновения с бурей страстей, заключенной в новом подопечном. Она просото мысленно желала себе стойкости и улыбалась своим глупым мыслям. Она любила лошадей, даже если они не сразу принимали ее.
Номанд запустил цепную реакцию, сдвинул наконец с места застоявшейся механизм, всколыхнул спокойное равновесие. И за это Клеменси в силу своего характера просто не могла не быть благодарной ему. Она подошла к этому со всей ответственностью. Клем установила нормы тренировок с Номандом: повод всегда был достаточно коротким, требования серьезными, но несложными - вести себя адекватно в поводу, быть внимательным, спокойным, слышащим и так дальше. Система наказаний и поощрений была четко отработанной: в случае закидонов и срывов дисциплины Клем могла потребовать еще более интенсивной тренировки или например резко прекратить ее и сразу завести коня в денник и оставить там на ощутимый отрезок времени. Если же конь был покладистым и выполнял достаточную часть из требуемого - его ждали лакомства (артачиться все могут, но все вы лошади, как никак, и отказываться от вкусняшек - выше ваших сил) и прогулка в леваде, а также освобождение от работы. Любая тренировка должна заканчиваться на хорошем. Но Номанд все еще очень ей импонировал. Он здоров, молод, силен, перспективен и оригинален. С ним сложно, но приятно работать. Она с нетерпением  ждала каждой тренировки.
А вот вся конюшня вздрагивала и хваталась за сердце каждый раз, когда Номанд выкидывал свои штучки и угрожал причинить вред Клем. Но девушка не собиралась ни оставлять работы с ним, ни просить о помощи. Директор Лотоса просто и спокойно известил ее о том, что их тренировку посетит Марлена Грей, но особенно  в подробности не вдавался. И все равно когда Марлена положила руку на плечо Клем, беловолосая вздрогнула. Ее вдохновению можо было позавидовать. Не смотря на демонстративные выходки жеребца, отказы идти на компромисс, выбрыки и так далее, она не злилась и не обижалась на него.  Звучит несколько фантастично, но такого с ней никогда не бывало.
Клеменси стала рядом с Марленой.Добрый удобный. Все прекрасно! Присоединяйтесь к нам. , сказала она улыбнувшись. Она не очень то жаловала посторонних на своих занятиях, но ничего конкретного против не имела. Женская логика. К тому же Марлен наверняка пришла с целью чем-то помочь. Хотя Клем слабо себе представляла чем. В грубой силе здесь никто не нуждался, да и вряд ли её могли обеспечить две хрупкие девушки. Может хочет посоветовать что-то? Хотя с каких пор Марлена стала разбираться в методиках, с которыми работает Клем. Может просто решила проверить как справляется новый тренер в Лотосе? Что же, отлично. В таком случае милости прошу разделить со мной компанию этого жеребца. Клеменси не желала обрывает разговор и поэтому позволила ему продолжаться, виться дальше.А как у вас в Академии дела?

0

11

Не смотря на то, что Клем заверила Марлену в том, что все в порядке, женщина видела, что тренинг все же идет не так легко и просто как хотелось бы. Но, для всего нужно время и для того, чтобы перевоспитать или просто воспитать кого-нибудь тоже. Она улыбнулась и перевела взгляд на коня, он, похоже, не собирался идти на контакт. Грей облокотилась об перила левады. Легкий ветерок шевелил выбившиеся из пучка пряди волос. Она немного помолчала, наблюдая за происходящим,  и затем обратилась к Клем, не поворачивая головы.
- Может быть, созвать членов «Лотоса» и Клуба на легкий мастер-класс? Я вижу, что сегодняшний сеанс будет долгим, как раз ребята смогут чему-то научится.
Через минуту женщина вспомнила, что ей был задан вопрос, который она так не осторожно проигнорировала, она запоздало добавила сухим тоном:
- Ничего, все как обычно, но Академия все больше отдаляется от заданного изначально курса. Я хотела собрать мастеров в одном месте, чтобы им было удобно учиться и совершенствоваться, но сейчас, этот кск больше напоминает ферму клонов. Каждый за себя, никакого командного духа. – Марлен передернула плечами и глубоко вздохнув, повернулась к леваде боком, а лицом к девушке. Она задумчиво рассматривала молодую тренершу, все тот же прохладный ветерок красиво играл ее серебристыми волосами, Грей почему-то стало печально. Она завтыкала глядя на эти роскошные волны и думая совсем не о них.
- Новое поколение школьников не хочет идти в Академию, а та загнется без новой, сильной крови. Нет, само кск будет существовать и работать, и я не сомневаюсь в том, что оно останется популярным среди спортсменов, однако, там ничего не изменится, пока не изменятся люди. Все так же будет веять холодом от каждого проходящего мимо студента. Они не станут людьми в прямом смысле этого слова. В его полном значении. Такое ощущение, что академистов высосала изнутри какая-то страшная сила, оставив только оболочку и холодный, расчётливый разум. Никакой души, даже намека на нее у них не проглядывается. А самое печальное то, что нам нечем крыть их козыри…
Грей хотелось отвлечься от работы  в том смысле, в котором она привыкла ее видеть, наверно именно поэтому, она приехала в обитель спокойствия и тишины – «Лотос». Здесь можно было почувствовать себя как на отдыхе. Много зелени и цветов, свежайший воздух, большая территория. Все это способствовало только улучшению настроения посетителей.  Она окинула взглядом пространство перед конюшней, уже несколько дней Марлена раздумывала над расширением профиля их системы. Вроде все было учтено и разработано, но оставались мало затронутые, не развитые отрасли. На данный момент женщина обратила внимание на то, что ни один кск не работает, как положено со скаковыми лошадьми. Пока что, этот вид спорта и не был востребован, однако, возможно потому, что люди просто не могут реализовать себя в этом виде спорта через эти кск. Конечно, Марлене можно было не советоваться ни с кем по этому поводу, а если и советоваться, то наверно с начальством клубов, но она поступала всегда иначе, ставя на первое место интересы посетителей и работников, а не начальства. Поэтому она обратилась к Клем со своим немного странным в данной ситуации вопросом.
- Слушай, как ты думаешь, не стоит ли разбить на вашей территории скаковой трек? Или, допустим, трек  для кросса?
Сейчас она поймала себя на том, что просто тупо мешает Клеменси работать. Пришла и болтает с ней. Как будто больше заняться нечем. На самом деле это было отчасти, правда. Марлена мало с кем могла поделиться своими мыслями и переживаниями, лотосовцы были теми, кто вряд ли пойдет дальше, а значит меньше шансов того, что не нужная информация дойдет до ушей Академистов. А значит, можно ыло быть спокойной, да и Марлена не говорила ничего такого, что было бы пустой болтовней. Только сейчас она подумала о том, что возможно Клем спросила ее про Академию просто так, ради того, чтобы поддержать беседу. Не стоять же молча, когда пришло начальство? И ей резко стало стыдно за то, что так открылась перед ней только что. Начальство не должно проявлять слабость, а Марлена только и делала, что последнее время жаловалась и изливала душу. Ей стало так не по себе, что захотелось срочно развернуться и слинять подальше и дальше поддерживать только деловые отношения, которые поддерживать, никогда не получалось. Слишком человечной была наша начальница, что поделать. Скорее всего, это ее и погубит в итоге. Найдется какая-нибудь крыса, которая ее подсидит и сольет Академии. Нет, Грей усердно отгоняла от себя эти мысли, она верила в людей, тем более в своих людей. Они должны ее понять, ведь все, что она говорит, говорится не просто так, она желает лучшего для своих «детей», пусть даже они не всегда хотят ей добра. В Академии вообще, наверняка, давно хотят ее свергнуть, но не так –то просто это будет.

0

12

Как будто что-то подсказало ему, что сейчас было бы неплохо прогуляться к левадам.
Фридрих чётко знал, что его Дюр сейчас не там, а у себя в деннике, как и другой конь, с которым Хартманн был знаком - Лорд Байрон. Остальные лошади хоть и привлекали иногда его интерес, но не настолько, чтобы шагать к кому-то из них в не самую ближнюю из левад. Но всё-таки он пошёл.
Может быть, просто захотелось отвлечься от монотонного, в общем-то, занятия - перекладывания привезённого сена в общий сенник; а может быть, вдруг возникло желание увидеть Клеменси.
Фридрих дошёл до того этапа, когда ему стало крайне тяжело не видеть в этой девушке, собственно, девушку. Когда он был ещё неотёсанным новичком, глухим грубияном, с которым справлялась только Клем, всё было предельно просто. Деловые отношения "ученик-тренер" не вызывали никаких вопросов или проблем, но когда Ассель удалось научить мужчину не только правильно относится к лошади, но и по-настоящему ощущать жизнь - он вдруг понял, что поменялся. И в тот же момент испуганно обнаружил, что изменилось и его восприятие Клеменси.
Он мужественно признался себе, что теперь ощущает по отношению к ней не только благодарность и уважение, но и какую-то тёплую привязанность, симпатию. Это не было влюблённостью, нет, но и формальность их отношений также исчезла без следа; они были приятны друг другу и играли по одну сторону барьера. Сплочённые общими испытаниями, эти двое демонстрировали лучший пример союзников, готовых при необходимости и сражаться плечом к плечу, и прикрыть друг другу спину.
Но всё-таки иногда Фридрих переходил и эту грань. Засмотревшись на тонкие черты лица, на блестящие на солнце серебряные волосы, на мягкие движения и задорные искорки в глазах он, бывало, приходил в себя лишь благодаря усилию воли.
А в это утро воля его подвела - и Фридрих, искусно солгав самому себе, всё-таки отправился к левадам на поиски Клеменси.
Он шагал, наслаждаясь тёплым воздухом и не съеденным ещё осенью запахом цветов; на его губах застыла лёгкая спокойная улыбка. Пройдя уже половину пути к левадам, он вдруг остановился, чтобы стряхнуть со своих ботинок пыль (глупая, но временами трогательная привычка всегда выглядеть безупречно, кажется, не исчезнет из него никогда), затем продолжил путь. Ещё издалека он заметил её - светлое пятнышко на фоне коричневого грунта манежа, волосы так же по-сказочному блестят на солнце; рядом с ней - мощный, угрожающе большой по сравнению с хрупкой фигуркой Клеменси буланый жеребец. Фридрих невольно напрягся, с его лица сошла улыбка: он всегда переживал за Клем, когда она работала с новыми лошадьми, пусть и не всегда признавался себе в этом.
Мужчина ускорил шаг и только тогда заметил в леваде ещё одну фигуру - тёмную, черноволосую. Он видел её со спины, но сразу догадался, что это директор АМ Марлена Грей; они виделись довольно редко, поэтому Фридрих мог только догадываться, известно ли женщине хоть что-то о его неудачах или успехах.
Он подошёл вплотную к ограждению левады и услышал, как Марлена обратилась с вопросом к Клем:
-Слушай, как ты думаешь, не стоит ли разбить на вашей территории скаковой трек? Или, допустим, трек  для кросса?
Мужчина ухмыльнулся в усы: Клеменси ни за что не согласится на это. Он перевёл взгляд на своего тренера, затем на Марлену и усилием сдержал смех: Она бы ещё цирковой шатёр предложила разбить, или арену для корриды. Насладившись осознанием того, что мировоззрение Клеменси в этом плане передалось и ему, Фридрих решил заявить о своём присутствии: К сожалению, мне кажется, это не лучшая мысль. Подозреваю, что здесь просто некому будет их посещать. Он лучезарно улыбнулся обернувшимся девушкам, затем перевёл взгляд на Марлену и добавил, желая без злобы подзадорить её: Tut mir Leid. В "Лотосе" всё живёт по другим законам. Возможно, это прозвучало несколько резко, хотя Фридрих и сгладил смысл слов мягкостью своего тона, улыбкой и абсолютно беззлобным взглядом, дескать, никого не хочу обидеть, но так уж случилось. Но Марлена, как бы он ни уважал её, не была ему интересна так, как девушка, ради которой он сюда пришёл: Фридрих сделал ещё шаг к ограждению, удобно опёрся на него локтями и перевёл взгляд на Клем.
Занятие не было в самом разгаре, но уже началось; он не знал, давно ли, но вдруг решил прикинуться обиженным: - С новеньким работаешь и меня не позвала, да? То есть я настолько безнадёжен, что можно даже не пытаться? Я по-онял... Он драматично опустил голову и очень громок вздохнул. Теперь, когда и Фридрих, и Клем прекрасно знали, что никакой он не безнадёжный, ему нравилось шутить по этому поводу. Клеменси иногда подыгрывала, а иногда и воспринимала его слова всерьёз и принималась переубеждать - Фридриху были приятны оба варианта. Сейчас, конечно же, он не ставил себе целью провести её, он играл и только играл, как делает это беззаботный мальчишка в школе. Внутри его переполняло счастье. Что бы он там не испытывал по отношению к этой девушке, но всё же она стала первым по-настоящему близким для него человеком. Новый, изменившийся Фридрих ценил это всем своим научившимся любить сердцем.

0

13

По леваде пролетел порыв ветра, Клем поежилась от его касания.
Номанд неплохо вел себя, и поэтому на момент беседы Клеменси с Марленой был отпущен немного походить по леваде.
Марлена совершенно неожиданно высказала идею провести матер-класс по работе с плохо управляемыми лошадьми. Клеменси задумчиво переступала с ноги на ногу, она вроде не собиралась задерживать коня на долго. Любая тренировка в принципе должна продолжаться только до тех пор, пока лошади интересно, а дольше сорока минут такого уже не может быть. Разве что если несчастные полчаса покажутся экзекуцией, и будут длиться (по ощущениям, конечно) нескончаемо долго. Да, можно. Слова прозвучали как-то бесцветно, робко. Клем не считала, что имеет право спорить с начальством. Отказ мог быть расцененым как неуважение или безэнециативность.
Чтоб Номанд не забыл, что находится на занятии, Клем вернулась к нему, забрала на чембур и повела по кругу. При этом стараясь осмысленно поддерживать разговор с Марленой. На вопрос об Академии та отреагировала как-то слишком бурно. Ситуация там скорей всего не очень. Но все-таки вместо жалоб человеку, который вообще не при делах, можно было бы попробовать что-то поменять, - рассеянно думала Клем. Ей было чрезвычайно сложно понять как в самом деле все происходит в Академии. Она никогда там не была и ощущала это место иным измерением. Там действительно все плохо, или такие выражения держат академистов в тонусе? За своими мыслями она немного подвигала Нома, выравнивая его шаг. Если же там действительно дела идут столь плохо, то зачем при таком раскладе Марлена приехала в столь отдаленный от Академии Лотос. Надо полагать, за эмоциональной разрядкой. Клеменси остановила коня, и попробовала осадить его назад, настолько, насколько он согласился уступать. Потом похвалила кусочком морковки, и они снова двинулись вперед. Марлена на какую-то минутку задумалась, а потом перевела тему на скачки, ошарашив Клем своим воросом. Девушка как раз щекотала ногу коня, предлагая ему поднять ноги повыше. Со временем это должно переродиться  в высококлассный испанский шаг. Эээ, протянула Клем и мысленно выругала себя за бедность речи. Но тут в разговор вмешался неожиданно появившийся в леваде Фридрих, он почти высмеял эту идею, избавив тем самым Клеменси от необходимости отвечать. Он понял основной принцип Лотоса. И эта мысль внезапно наполнила Клем ужасной гордостью. Девушка была абсолютно солидарна со своим учеником, хотя сама высказалась бы чуть более мягко и ненавящево. Впрочем, она-то тут при чем? К ее специальности скачки имеют крайне косвенное отношение. Если это необходимо - я не буду препятствовать, но и помочь вряд ли смогу - это не моя тематика. Она улыбнулась, одновременно, прищелкивая языком, поднимая коня в рысь. Сейчас минутку, она сама тоже побежала, оставляя Марлену с Фридрихом позади. Конь, как всегда находясь на коротком поводе,  мало чем мог испортить идиллию, и они спокойно догнали Марлену, и снова притормозили. Клеменси погладила коня по шее.
По каким-то удивительным причинам она чувствовала себя скованно в обществе Марлены. Создавалось впечатление, что она прибыла из другого, лучшего мира. Клеменси посмотрела на нее. Мисс Грей казалась безупречной. Клем против воли залюбовалась ее уверенно-строгим видом. Нет, рядом с такой уж точно не подурачишься или что-то в этом роде. А Номанд был каким-то уж очень тихим сегодня. Клеменси щедро хвалила его за послушание и прилежность. Как ужасно звучит это слово. Скорей бы мы уже смогли выезжать с ним на природу. Он бы сразу почувствовал себя намного лучше, чем в конюшенных стенах. Но проблема в том, что для этого Ному  нужно научиться уважать мнение Клеменси и верить ей. Тогда она бы смогла показать ему, что даже находясь "в плену" у человека можно жить уж очень даже неплохо. Но путь к этой цели состоит из каждодневного труда.  Если конечно занятия будут восприниматься именно так. 
А ты здесь как оказался? Ты же должен сейчас помогать с pагрузкой сена. Она хотела, чтоб в словах зазвенел едва заметный укор, но в итоге они звучали игриво. Так получилось, что ей удалось узнать другого Фридриха. Он был совсем непохож на того, который пришёл к ней когда-то, как кажется, невыразимо давно.
Он сделал вид, что обиделся на Клем из-за того, что она не позвала его на занятие с Номандом, но девушка лишь ухмыльнулась. А что, хочешь попробовать свои силы с кем-то кроме Дюра и Байрона? (Урзаса Клем исходя из понятных причин решила не упоминать)

0

14

Невероятной вредности пост

Беседа явно не клеилась, Клем выглядела рассеянной и совершенно не заинтересованной в разговоре с начальством. Марлена даже возмутилась такому поведению.
Когда приходит начальство, каким бы хорошим или плохим оно ни было, ты должна отложить свои дела и уделить ему время, оно же уделяет тебе его, когда у тебя есть вопросы и предложения!
Она вспыхнула как спичка и с трудом сдерживала себя от огромного желания тут же перейти на строгий тон и высказать молодой девушке все, что думает по этому поводу. Но нельзя. Нельзя было показывать подчиненным свою слабость, в чем бы она ни проявлялась. Марлена сверлила злобным взглядом спину Клеменси и старалась дышать ровно. И еще она отчаянно надеялась, что тренер не повернется к ней лицом и не увидит этот страшный не обузданный гнев, которому не место в сердце управляющего человека вообще. На вопрос о треке девушка отреагировала не менее безразлично, что снова тронуло Грей за самую душу, но тут уж она не смогла молчать, девушка однозначно была не права. Сделав пару глубоких вдохов и успокоив свой голос, чтобы не выдать истинной степени возмущения, Марлена произнесла, чуть прикрыв глаза даже слишком ледяным голосом.
- Вас не может это не интересовать. – она сделала тяжелую паузу после этой фразы, не ради эффекта, а просто снова стараясь контролировать тон голоса и не повышать его, ни в коем случае не повышать.
- Почем Вы знаете, что в какой-то момент, здесь не окажется лошади привезенной с мест не столь далеких и специализирующихся на скачках? – Марлена все же проявила свое недовольство, волей не волей  выделяя тоном обращение к девушке. Только что она обращалась к Клеменси на «ты» и тут же резко перешла на более официальный тон. Она выпрямилась, в ее стойке сейчас читалось не прикрытое превосходство и строгость. Она не была самовлюбленной и не считала себя какой-то особенной, но она уважала своих подчиненных и требовала элементарного уважения к себе. Но,  все попытки успокоить бушующий в сердце гнев покачнулись, когда сзади раздался внезапно знакомый голос.
Фридрих – пронеслось в голове Грей как вспышка фонаря в ночном окне несущегося поезда.
Они сговорились. Они оба сговорились. – Грей понимала мозгом, что вряд ли эта парочка обсуждала какой-нибудь бунт против нее, да и повода как-то не было, но данная ситуация мало располагала женщину к мягкому настроению. Она с трудом заставила себя спокойно и не спеша, насколько это было возможно, повернутся к парню лицом, на котором на данный момент так и читалась мысль, что парень выбрал не лучшее время для своих игр в «догони меня кирпич».
К сожалению, мне кажется, это не лучшая мысль. Подозреваю, что здесь просто некому будет их посещать. Tut mir Leid. В "Лотосе" всё живёт по другим законам.
Но парень, видимо был явно не физиогномиком и далеко не психологом.
- Вы уверены в этом? - Она снова слишком надавила на слово «вы».- Не вам, молодой человек, мне говорить, по каким законам живет «Лотос». – Кажется, теперь ее чаша терпения была переполнена. Она снова раскаялась в своей чрезмерной доброте по отношению к людям. Они просто начинают считать, что им все можно, и позволено, совсем теряют страх.
- Не забывайте, с кем говорите, я здесь закон. – Высказав свою столь дерзкую и немного грубую мысль, Марлена почуяла, что от ее слов веет не прикрытым пафосом и тут же задумалась,  нужно ли было говорить последнюю фразу? С другой стороны, эти ребята, кажется, вдруг решили, что она маленький ребенок, который пришел к ним поиграть. Ей хотелось сказать еще парочку фраз по этому поводу, но она остановила себя. Нельзя было наговорить лишнего, она и так позволила себе слишком много. Нормальные начальники не вступают в дискуссии, а просто урезают зарплату или лишают премии за месяц, Марлена же почему-то любила читать морали и искать истину в спорах. Но не дай Бог, сейчас кому-то из этих двоих придет в голову ей перечить, она была явно не в настроении слушать лепет о том, что она-то ничего не понимает, а вот эти двое гениев, как нельзя лучше, знают, что такое «Лотос» и с чем его едят. Марлена проводила парня колючим взглядом, ее губы были плотно сжаты, она боролась с желаниями своего грешного тела. В конце концов, женщина смогла одолеть жгучую тягу к выяснению отношений и окончательно взяла себя в руки, нельзя сказать, что в ее душе не осталось осадка, на весь день эти двое попали под графу: не самые хорошие люди, и удостаивались достаточно холодного отношения. Марлена не была злопамятной или мстительной, к тому же она была быстро отходчивой, но вместе с тем и быстро воспламеняющейся женщиной. Но, вместе с этим, она была безумно вредной, что сейчас и сыграло на ее поведении. Улыбнувшись, она обратилась к Клем.
- Однако, раз пришел ваш ученик, значит, он хочет чему-то научится. Не проведете ли вы, сейчас, для нас обоих не большую лекцию с практическими занятиями? Очень любопытно посмотреть, я думаю, ваш ученик так же стремится к знаниям, как и вы когда-то, иначе он не посмел бы прийти сюда в неурочное время и отвлекать вас от работы.
Она все еще не перешла обратно на «ты» и пока что не собиралась этого делать. Она сама не знала, как долго ее не желание будет длиться, но пока что, она настойчиво посмотрела на Ассель и перевела столь же внимательный взгляд на молодого человека, оповещая его о том, что данная фраза была вердиктом и ему не удастся сейчас отвертеться от ожидающих его испытаний на прочность. Она остановила на Фридрихе долгий взгляд и лишь через какое-то долгое мгновение отвела его, освобождая место возле Клеменси.
- Подходите, не стесняйтесь, отсюда, вам будет лучше видно, что делает ваш тренер.
Сама же женщина отошла на не большое расстояние от пары и облокотившись об растущее рядом дерево скрестила на груди руки. Ее цепкий взгляд можно было ощутить спиной, она явно не собиралась никуда уходить и от ее глаз и ушей не скроется ни единая деталь будущего действа.

0

15

Внесение изменения в сюжет:  в Клубе проходит ремонт конюшни, в частности - денников, лошадей из Клуба переправляют на временное жительство в "Лотос". В Леваду будут выпущены несколько клубных лошадей.

0

16

Лошади, вы можете играть между собой, пока люди отписываются.

0

17

Клеменси не могла избавиться от чувства рассредоточенности. Утром она планировала спокойную и размеренную тренировку с тяжелым конем, коррекцию и совершенствование его умений. Просто-таки наполеоновские планы! А что мы имеем в итоге?
Марлена словно взбесилась. Ее очень задел отказ Клеменси, но девушка не собиралась идти на уступки и во всем соглашаться с начальницей. Клем с радостью согласилась бы на новых учеников, мастер классы, уроки, семинары, ведь это все - ее стихия. Но скачки - это  совсем другой вопрос, это полная противоположность деятельности Клеменси. Забыть о всех своих принципах и убеждениях ради каприза начальства? К сожалению идти на такую жертву девушка не могла.
- Почем Вы знаете, что в какой-то момент, здесь не окажется лошади привезенной с мест не столь далеких и специализирующихся на скачках? Клеменси очень не хотелось вступать в спор, но ее кровь вскипела и мешала соображать. Великолепно. Но какое мне до этого дело? Я свою специализацию менять не собираюсь. Приедут - отлично, я буду учить их тому, что знаю. Слова Фридриха распаливали Марлену все сильнее. Не вам, молодой человек, мне говорить, по каким законам живет «Лотос». Клеменси хотела, очень хотела, просто до зуда в языке хотела сьязвить, но заставила свои мысли звучать только  в голове. А что об этом может знать человек из Академии?
Не забывайте, с кем говорите, я здесь закон. Клеменси невольно улыбнулась. Смысл в этом споре безнадежно утерян. Ясно, мы поняли. Клеменси толкнула Фридриха в плечо. Вопрос исчерпан, правда? Где-то глубоко внутри она чувствоваала, что перегибает палку, но ничего не могла с собой поделать.  Следующие слова Марлены звучали уже с нескрываемым сарказмом и плохо сдерживаемой злобой.
- Однако, раз пришел ваш ученик, значит, он хочет чему-то научится. Не проведете ли вы, сейчас, для нас обоих не большую лекцию с практическими занятиями? Очень любопытно посмотреть, я думаю, ваш ученик так же стремится к знаниям, как и вы когда-то, иначе он не посмел бы прийти сюда в неурочное время и отвлекать вас от работы.
Ура, наконец-то! Эм, я имела ввиду,конечно, сколько угодно. Клем тряхнула головой и улыбнулась. У нее совершенно не было настроения ругаться. Прекрасная погода, прекрасная начальница, прекрасный ученик, прекрасный Номанд. Клеменси улыбнулась своим мыслям. Она уже набрала в легкие побольше воздуха, приготовившись зачитывать лекцию, но снова была перебита. На этот раз не гневом Марлены и не проделками Номанда. К ним в леваду выпустили еще одно коня. От удивления Клем даже опешила и отошла на полшага назад. Что простите? Она отчаянно пыталась понять, что происходит, хлопая ресницами и поглядывая на Марлену в ожидании какого-то пояснения.Ах да, конечно, сегодня с неба готовы сыпаться слоны, чтоб сорвать мне тренировку. Для Клеменси это было росто верхом наглости, и она заметила, что обстоятельствам таки удалось ее удивить. Марлена, я извиняюсь, а что происходит? Она машинально взяла корду с Номандом покороче и не смела двигаться без объяснений. От новой лошади можно ожидать чего угодно, к тому же и Номанд не так давно в ее руках, чтоб позволять себе безоговорочное доверие к нему. Внезапно появившеяся в леваде лошадь была очень красивой и прекрасно слаженной, но все же что она здесь делает?! Благо гнедой был хотя бы привязан. Это обеспечивает безопасность для людей и Номанда, но сам он может травмироваться, потому что это - грубое нарушение техники безопасности. Может, Клеменси и  не желала смыслить чего-то в скачках, но такие элементарные вещи она знала на зубок. Инстинктивно она ощущала, что мастер классу в общем понимании этого слова сегодня не бывать.  Ссора с начальством - уже весомая для этого причина. Клеменси погладила  Номанда по плечу и дала ему кусочек морковки. Не залаживается у нас с тобой сегодня работа, но ничего, прорвемся.

0

18

Из разговора с подчиненными было вынесено одно – они её не поняли. Совсем. Клеменси почему-то решила, что Марлена хочет сменить её род деятельности, хотя женщина и слова об этом не сказала. Она просто хотела знать, может ли лошадям «Лотоса» понадобится скаковой трек. Хотя, на самом деле его нужно было возвести где-то все равно, порой к ним в систему попадают скаковушки и их становится все больше, а простора для тренировки их навыков нет. Территория «Лотоса» была огромна, и здесь занимались самыми разными лошадьми, здесь было бы самым логичным организовать и отдел для скачек, чего пропадать просторам. Но, её подчиненные, видимо, уже смотрели на неё как на врага народа, не хотели слушать и даже не слышали её. То, что она пыталась до них донести осталось только с ней, витало в воздухе на её стороне личного пространства и не коснулось этих двух оболтусов вообще.
Какая досада, очень жаль, что у нас настолько разные взгляды на жизнь, что я даже не смогла донести до них, чего же я хочу. Ассель вообще, почему-то думает, что кроме нее больше лошадьми в «Лотосе» заниматься некому. Вздор. Просто вздор.
Грей было обидно, она обратилась к ребятам без тени злобы и корысти, хотела просто обсудить вопрос, но её оттолкнули. Грубо и бесцеремонно просто выпихнули за дверь! Как котенка какого-то. А вот это уже злило. Не должно быть так. Это она должна была ставить условия, а не подчиненные, а выходило как – то не правильно. Марлена хмурилась и сурово наблюдала за действом, происходящим перед ней. В леваду выпустили еще одного коня и Клеменси странным тоном, словно учитель к ученику обратилась к ней с вопросом. Перед глазами Марлены уже прямо таки встала картинка бунта, как разгневанная Ассель отказывается работать и уходит в партизаны. Она оказалась какой-то слишком горячей и нервной. Впрочем, Марлена для себя открыла и свои собственные психи с новой стороны, она тоже была не ангел.
Марлена, я извиняюсь, а что происходит?
Грей молча оторвалась от дерева и подошла к леваде широкими неспешными шагами, словно меряя расстояние от левады до дерева. По пути она спокойным, ледяным тоном произнесла:
- В Клубе, из-за последних проливных и длительных дождей обвалился потолок в конюшне, теперь там дыра, в прямом смысле этого слова, лошадей переводят в «Лотос» на временное жительство. Не бойся, я постою здесь с ним, если тебя это смущает. – Она ловко перегнулась через забор левады и крепко вцепилась натренированной рукой в недоуздок жеребца.
- Иди сюда, малыш, немного постоим с тобой в сторонке и посмотрим, что нам предложит тетя Ассель. Она обещала нам немного красоты и ума, прямо как Гудвин. – Женщина огладила красавца по крепкой шее.
Хороший конь, интересно, что он может? Надо бы выделить минутку на не большое знакомство, может быть, он сгодится для Школы, там как раз необходимы хорошие лошади.
Марлена отвела взгляд от жеребца, продолжая крепко держать его. Она кивнула Клем, показывая, что та может начинать свою работу. Да, жеребец повел себя весьма не правильно, он сорвался с привязи, а этого быть не должно было. Марлена не сводя внимательных глаз с девушки, обратилась к жеребцу.
- Веди себя хорошо, или отведу в другую леваду, хотя у меня на тебя немного другие планы, погоди немного. – Она притянула голову жеребца к своему плечу поближе, если понадобится, она действительно уведет его, но пока что женщина просто хотела успокоить тренера. Марлена помедлила немного, наблюдая за Номандом и Клем, а затем обратилась к одному из работников конюшни с просьбой почистить и поседлать новенького жеребца.
Будет безопаснее, если я выведу его из левады и сяду сверху.
Она не сомневалась в своей силе и мастерстве, так же она доверяла жеребцу и верила в то, что они смогут спокойно пошагать вокруг левады, заодно познакомятся поближе. Марлена обожала садиться на новых лошадей, узнавать их, находить новые грани неизвестных ей характеров. Конюх, пробегающий мимо, быстро проскользнул в леваду и повел жеребца к выходу, чтобы выполнить поручение начальницы. Женщина внимательно следила за этой парой вплоть до того момента, пока они не покинули территорию левады.
-Ну вот, теперь все хорошо? Фредерик, вы не робейте, мы ожидаем от вас великих свершений. – Грей криво усмехнулась и облокотилась локтем об ограду левады, наблюдая сразу за двумя сценами: Троицей, которая должна была порадовать её сегодня и парой, от одного участника которой Марлена ожидала приятных сюрпризов. Возможно, даже, они проведут сегодня вместе день. Женщина явно хотела какого-то движения и разнообразия в своей жизни, наверно поэтому, люди находящиеся рядом с ней точно так же замечательно начинали крутиться и вертеться, она умела навести кипишь и не дать народу скучать. Может быть, это и вызывало некоторое раздражение у подчиненных, но зато, они никогда не думали, что начальству на них плевать. Начальство, в лице Марлены, всегда участвовало в их жизни и не оставляло без внимания. Наверно Марлена была единственным начальником в городе, который читает письма подчиненных и реагирует на них, а не топит исписанной бумагой камин.

+1

19

События развивались так стремительно, что Фридрих нашёл место для своего вмешательство лишь спустя добрые 15 минут после прибытия к левадам. Он слегка растерянно наблюдал за тщательно замаскированной под вежливый разговор перепалкой Клеменси и Марлены, и чётко осознавал, что всей душой и сердцем поддерживал своего тренера.
Тем не менее, во многом девушки просто не поняли друг друга. Марлена, видимо, и не догадывалась, что возмущение Клем вызвано лишь непринятием скачек как таковых, а не нежеланием тренировать скаковых лошадей либо протестом против использование терриории "Лотоса" так, как захочется директрисе. Клеменси, в свою очередь,  забыла об осторожности в вопросах, которые возникали при соприкосновении её взглядов на конный мир и вглядов традиционных.
Имея возможность наблюдать за всем со стороны, Фридрих лишь усилием воли сдерживал себя от вступления в спор. Ему безумно хотелось поддержать Клеменси, но он отдавал себе отчёт, что в данной ситуации это может лишь навредить ей, ещё больше разозлив Марлену. А директор, обозлившийся на подчинённых - это редко когда подарок.
Хотя ему, Фридриху, было проще, чем среброволосой Клеменси. Он, по факту, не был подчинённым Марлены; более того, он был, так сказать, клиентом, тем, от кого в какой-то степени зависело благополучие женщины и работа её КСК. Это во многом развязывало мужчине руки, настолько, что он позволил себе аккуратно обозначить свою позицию, никоим образом ненавредив при этом Клем: сразу после довольно пафосно произнесённой фразы "я здесь закон" (аз есмь царь -моментально передразнил Фридрих в мыслях), Хартманн расплылся в широкой беззлобной улыбке и подступил на шаг к Марлене. Затем несколько раз успокаивающе похлопал её по плечу, будто заигравшегося ребёнка, и тихо пробормотал, не переставая улыбаться: "Нуу, нуу, ти-ише".
Не дожидаясь реакции женщины, он отошёл на пару шагов от ограждения левады, предугадывая, что сейчас лучше оказаться внутри; пока Марлена подчёркнуто официально и холодно то ли просила, то ли приказывала Клеменси дать некую "небольшую лекцию с практическим занятием", Фридрих аккуратно подпрыгнул, упёршись руками в верхнюю доску ограждения, перемахнул через неё и мягко приземлился внутри левады. Выходка, хоть и не очень правильная с точки зрения занятия, весьма радовала его в сложившийся ситуации: во-первых, он опередил Марлену (получалось, что тренировка была не только приказом директрисы, но и и инициативой ученика); во-вторых, он лишний раз продемонстрировал себя во всей красе - при двух женщинах, одной из которых отчаянно симпатизировал, а вторую хотел немного позлить.
Он ободряюще взглянул на своего тренера, на миг приобняв её и мягко погладив по плечу. Жест, который мог быть истрактован и как дружеское ободрение, и как тёплое "спокойно, я здесь" от старшего брата. Он понимал, что девушка в силах взять себя в руки и без его помощи, но ничего не мог с собой поделать: хотел показать ей, что он рядом, он на её стороне, он поддержит, в случае чего.
Фридрих улыбнулся и снова обернулся к Марлене, поговорив с той же беззлобной улыбкой: Auweh!* Вы просто читаете мои мысли, Frau Грей! Я как раз и пришёл, чтобы начать обучаться поведению с незнакомым - Фридрих бросил взгляд на явно не горевшего желанием сотрудничать с человеком буланого жеребца - и полностью необученным конём. Немец аккуратно подошёл к Номанду сбоку, чуть позади от Клеменси, и мягко провёл по его шее одними пальцами. Хотел было заговорить с жеребцом, но вдруг опять обратился к Марлене с хулиганской улыбкой на лице: - Да и не могу согласиться с Вами, что пришёл во внеурочное время, liebe Frau. В "Лотосе" нет такого жёсткого распорядка, какой Вы, видимо, привыкли видеть в других КСК. Здесь всё более гибко и естественно. Он в очередной раз тепло улыбнулся, пытаясь всем своим видом показать, что на самом деле не хотел обидеть эту женщину, а хотел лишь объяснить, показать, помочь увидеть.
Снова оборачиваясь к тренеру и жеребцу, Фридрих не мог не вспомнить, что ещё совсем недавно был таким же, как Марлена. Не мог представить, что можно делать что-нибудь не по расписанию, не по графику, не по правилам. Сам был таким же зажатым, даже затиснутым в рамки и нормы, сам удивлялся каждому проявлению чего-то настоящего, живого. Только сейчас он понимал, насколько опасно это положение, как близко граничит с чёрствостью, как тяжело держать в нём баланс и заставлять себя видеть жизнь, ловить каждый её момент, чувствовать, а не подсчитывать.
Фридрих снова с благодарностью взглянул на Клем; улыбнулся ей, по-собачьи преданно и по-мужски восхищённо. Затем вернулся к официальной части своего прибытия: - Что ж... думаю, я вполне готов начать освоение новой главы книги "Построение отношений с лошадью". Сделал паузу, усмехнувшись про себя - ему нравилась их с Клем манера "оформлять" занятия под чтение абстрактной книги. Посмотрел Клеменси открыто в глаза и продолжил: -Клем, что я должен...
Его прервало неожиданное событие: в леваду вдруг завели ещё одного коня. Гнедой, лёгкий в движениях и невероятно привлекательный жеребец, как объяснила Марлена, оказался здесь из-за обвала потолка в конюшне Клуба. Это объяснение, впрочем, никак не умаляло того переполоха, который посеяло появление коня. Мало того, что занятие Фридриха прервалось, едва начавшись; буланный Номанд потерял остатки своего терпения и, взвившись на дыбы, вскоре уже вовсю носился по леваде. Марлена тем временем успела уже опять вывести коня наружу, намереваясь, видимо, сесть на него верхом. Конюх, появившийся невероятно быстро и так же быстро исчезнувший с гнедым в направлении амуничника, на время устранил "раздражителя" всеобщего спокойствия, что дало возможность собравшимся вспомнить, что здесь, собственно, должно быть занятие. Несколько мгновений шла немая борьба: тот, кто опомнился раньше остальных, получил бы моральное преимущество в этой негласной войне за авторитет. Но на этот раз Марлене удалось опередить Фридриха: -Ну вот, теперь все хорошо? Фредерик, вы не робейте, мы ожидаем от вас великих свершений. Сарказм в её голосе сыграл роль мощного стимулятора: Хартманн хитро прищурился и улыбнулся директрисе. - Фридрих. И не стоит беспокоиться.
Он уверенно посмотрел в сторону гасающего по всей леваде буланного жеребца. Сделал осторожный шаг вперёд, на ходу анализируя ситуацию. Она, конечно же, думает, что я тот же. Такой же неопытный заносчивый Хартманн-дурак, прибывший из Кёльна попонтоваться и переломать себе все кости... Что ж, пусть посмотрит, столкновение с реальностью довольно полезная вещь. Мысли о том, что Грей видит в нём его прошлого придали Фридриху сил. На секунду он сжал кулаки и повёл широкими плечами, будто разминая их. Переключил всё внимание на лошадь, потому что сейчас не существовало задачи важнее, чем поймать её; он ощущал эту ответственность интуитивно, потому что, по сути, ни от кого не поступало никакой команды. Но развитое за последнее время чутьё твёрдо подсказывало, что от исхода этого занятия зависело очень и очень многое. Это был шанс "Лотоса" доказать Марлене, что он имеет равное с другими КСК право на существование, что он такой же элемент существующего комлпекса, а не третьесортная конюшенка для отбросов, стоящая на обочине главной дороги.
Вдохнул и выдохнул, отбросив в сторону раздражение, возникшее при мысли о том, что "Лотос" воспринимается другими как что-то нижестоящее и менее важное. Это не так - он знал это так ясно и чётко, что никто на свете в этот момент не смог бы переубедить Фридриха в обратном. Сделал ещё шаг вперёд, внимательно присматриваясь к движениям жеребца: мощным, резким, непредсказуемым...
Таким ли уж непредсказуемым?
Фридрих впился глазами в буланного, не пропуская ни одного его рывка или движения головой. Он хорошо знал этот танец - танец насмехающийся над тобой лошади, танец животного, упивающегося своей свободой. Поначалу он кажется беспорядочным, но затем, понаблюдав некоторое время, ты начинаешь понимать его. Разгадываешь комбинацию, считываешь ритм, видишь повторы в траектории. Будто опытный пианист, который видит лишь отрывко написанного на нотной бумаге произведения, ты можешь предугадать, какая тональность бдует дальше, какой поворот мелодии, какая нота...
И какой финал. Потому что финал этой мелодии суждено сыграть Фридриху.
Он уверенно направился в сторону жеребца. Сотни раз проходил это с Дюранго, когда они учились понимать друг друга. Тело и разум ещё не забыли, как он фактически ежедневно был вынужден ловить этого такого же гордого, такого же насмехающегося, такого же упивающегося свободой жеребца...
Буланный сделал именно тот рывок, которого ждал Фридрих. Ровно в нужную секунду мужчина броском кинулся впеёрд, вытянув левую руку и схватив ею болтавшийся чёмбур. Затем упёрся ногами в грунт и чуть потянул чёмбур на себя, чтобы завернуть шею жеребца в сторону, не давая возможности вырваться вперёд. Случившееся  заставило коня замедлиться, а спустя миг - остановиться совсем. Восторженно и слегка удивлённо выдохнув ртом (Фридрих до сих пор радовался и не верил каждому разу, когда ему удавалось поймать носяющуюся по леваде лошадь), немец победно посмотрел на Марлену и Клем. Светившиеся счастьем глаза задержались на лице тренера чуть дольше, чем следовало: ему было приятно, что он не подвёл её.
Но расслабляться было рано. Тот же Дюр научил мужчину тому, что поймать лошадь - ещё не значит заполучить её принятие. Поэтому Фридрих тут же повернулся к жеребцу, стал сбоку от него (так, что оказался скрыт за ним от глаз наблюдавших), несильно потянул вниз за основание чёмбура, желая показать своё присутствие и намерение работать вместе. Затем одними пальцами провёл по щеке жеребца и посмотрел в большой, по-лошадиному глубокий глаз: - Номанд. Так, кажется, тебя зовут? Будучи всё ещё скрытым от глаз девушек, он знал, что и слышит его только конь. Он продолжил говорить тихим голосом: - Я знаю, что тебе не нравится это всё. Но послушай, парень, нам с Клем очень нужна твоя помощь. Никто не будет ездить на тебе или ломать твою волю любым другим способом, слышишь? Поверь мне. Всего одно занятие. Пожалуйста. Он замолчал, задержав взгляд на глазах буланного; не мог гарантировать, что конь понял слова, но надеялся, что тот понял посыл, просьбу или хотя бы отношение. Мягко надавил на плечо, желая развернуть его и подойти к Клеменси, чтобы услышать её мнение по поводу случившегося (а точнее сказать, откровенно надеясь на похвалу) и узнать, что нужно делать дальше. Пока они шагали к тренеру, Фридрих снова напустил на себя спокойный, уверенный и чуть задиристый вид, с которым он начинал занятие. Кашлянул и обратился к Клеменси: - Кажется, Гари здорово меня натренировал. Что дальше?

____
*Auweh - немецкий возглас удилвения, произносится как "Аувее"".

0

20

Так неожиданно появившейся в леваде конь высвободился и стал бегать, ликуя и прзднуя это свое высвобождение. Несмотря на все обстоятельства и сложности текущей тренировки, Клеменси не собиралась падать духом и так просто сдаваться. Она беззаботно щурилась от солнца и улыбалась своим ученикам. Будто просила их еще немного потерпеть, до того момента, когда они наконец смогут вернуться к работе. Тем временем Марлена решила опробовать этого коня под верхом. Можно было сразу его в Академию. У нас обычно знакомство выглядит иначе - рассеянно подумала Клем, провожая девушку взглядом.
Марлена словила гнедого за недоуздок и притянула к себе. Троица местных терпеливо ожидала момента, когда они смогут продолжить, но как и предполагалось (угадать это тренеру было не сложно), Номанд проявлял интерес к происходящему за пределами левады, но удовлетворить его сполна Клем не могла ему позволить, в следствии чего жеребец рассердился, выдернул корду и убежал. Клеменси свыклась с этими его выходками и  потому почти не цеплялась за корду. Она была несколько раздосадованна тем, что к работе с и без того сложным конем добавляется столько внешних раздражителей, но это не убивало в ней, кажется, в принципе нецбиваемый энтузиазм. Гнедой выведен из левады, двое учеников внутри, Марлена снаружи. Клеменси приготовилась браться за работу, но Фридрих опередил ее, не дожидаясь команды к старту. Его подогревал сарказм в голосе начальницы (Клеменси и сама часто пользовалась этим приемом в обучении Фридриха), и вот он уже рвется в бой. Но по правде говоря, теперь это уже не новичок, а прекрасно подкованный человек, с наметанным глазом и отточенными движениями. Клеменси невольно любуется результатом своей длинной и кропотливой работы. Каждый шаг Фридриха продуман и логичен, он двигается легко и уверенно, он чувствует лошадь, он чуткий и щепетильный, держится свободно и в то же время твердо и настойчиво. К тому же теперь Фридрих говорит с конем, что уже показатель огромного прогресса. Просто любо-дорого глядеть. Клеменси довольно улыбнулась. Вот уже Фридрих с Номандом направляются к ней. Отлично! Ужели и мои мечты иногда сбываются? Надо полагать, если учесть, сколько труда и усилий было в них вложено. Нет, правда. Великолепный результат. Возможно, со стороны в этом нет ничего зрелищного или захватывающего, но по-крайней мере Клеменси знала, насколько это выдающийся результат. Она выполнила свою задачу - Фридрих научился вести себя рядом с лошадью. В конце концов она готовила его не для шоу или выступлений. Гораздо более важной задачей было помочь ему справиться со своим неукротимый упрямством, взглянуть на мир иначе. А это в разы сложнее, чем научиться щеголять перед публикой. И Клеменси была просто безмерно горда. Она не собиралась мысленно распространяться на тему того, что окружающие не видят ничего особенного. Пройдитесь немного шагом по стеночке, чтоб Номанд немного отдышался. Клеменси следовала за ними, делая маленький кружочек в центре левады. Правда хорош? Правда еще не сполна понимает, кто мы здесь и что его ждет. Прям как ты когда-то. Тоже не верил мне поначалу, верно? Зато смотри, что мы теперь имеем. Ном, ты вон Фридриха спроси, он тебе сможет рассказать кое-что про Лотос. Клеменси улыбалась (совсем чуточку самодовольно). Давайте пару небольших вольтов. Как тебе, как он гнётся? В какую сторону лучше на твой взгляд? Клем была счастлива наконец приступить к работе. Ничего в жизни она так не любила, как это. Все это. Мысленно она обвела рукой весь Лотос, всех его лошадей, своих подопечных, просто постояльцев, природу вокруг и атмсоферы здесь. Отлично. Попроси испанский шаг. Это то кое-что, что даже получается у нас.  А чему бы ты обучил его и как? Клеменси устраивала Фридриха одновременно две проверки: и теорию, и практику.
Она вдруг отметила, что совсем забыла про гнедого и Марлену. Конь этот был очень ухоженным и отлично сложенным. Как зовут красавца? - поинтересовалась девушка у начальницы, наблюдая за красивыми движениями жеребца.

0


Вы здесь » Аureа mediocritas » Двор "Лотоса" » Левады для жеребцов и кобыл. Разделенная


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC