Вверх страницы

Вниз страницы
Мы сменили дизайн, «почистили перышки» и готовы принимать новых членов нашей Системы.
Напоминаем, что Система недавно обзавелась новым КСК – Заповедником «Белая лилия», в котором все желающие смогут отдохнуть.

Люди, чьи аккаунты были удалены - не паникуйте, форум был восстановлен из резервной копии и некоторые данные потерялись. Просто зарегистрируйтесь заново.
На ролевой осень, конец ноября. Лужи уже начинают замерзать, а дорожки заносит редкий снег. Будьте осторожны на прогулках и не пытайтесь проникнуть в Академию в такой холод и гололед.
АКАДЕМИЯ: Зам Директора АКАДЕМИЯ: Директор АКАДЕМИЯ: Главный тренер по выездке
АКАДЕМИЯ: Смотритель Академии
АКАДЕМИЯ: Дочь смотрителя
32
53
51
56
9
КСК "Лотос" остается лидером в рейтинге на протяжении нескольких сезонов. Теперь, его рейтинг станет еще более несокрушимым благодаря поддержке заповедника "Белой Лилии". Кажется, Вне Системные КСК станут самыми богатыми КСК года.

Аureа mediocritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аureа mediocritas » Чужие истории » A whole new world


A whole new world

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

“I always wonder why birds choose to stay in the same place when they can fly anywhere on the earth, then I ask myself the same question.”
(c) Harun Yahya

https://67.media.tumblr.com/5ec7578eb9c841737fdbbae1dce74db6/tumblr_nhy00rlXZ01t0go5oo1_500.gif

Персонажи: Clemency Assel', Melisa Collins, Keegan (очередь соответственно);
Место: территория близ "Лотоса";
Время: раннее утро, до тренировок утренней смены учеников конюшен;
Погода: солнечно, в воздухе витает приятная прохлада, жара еще не захватила окрестности. На небе редкие перистые облака.


Сюжет игры:
Однажды ранним утром Клеменси Ассель шла по своим делам насущным по территории близ "Лотоса", где увидела не знакомых ей всадницу и лошадь. Внимание Клем привлекло то, что всадница ехала без седла и на сайдпуле - и в то же время Ассель не помнила, чтобы когда-то видела девушку среди воспитанниц клуба. Тем не менее, чувствующая ответственность за подрастающее поколение НХ-шников, девушка поинтересовалась, кто и почему прогуливается с утра пораньше близ "Лотоса". Ее собеседницей оказалась ученица клуба Мелиса Коллинз, а жеребец, на котором она разъезжала - Киган. Желающая узнать больше об очередном КСК системы Марлены, Мелс провожает Клеменси, в благодарность получая информацию о "Лотосе".

+1

2

Утро запело голосами птиц, зашелестело шорохом трав. Весь мир нежился в ласковых лучах солнца. Дороти давно повадилась ходить на улицу в поисках приключений, и Клеменси не запрещала ей этого, потому что знала, что молодой здоровой кошке крайне необходим свежий воздух, прогулки, иследование мира и себя в нем. Девушка относилась снисходительно к таким вылазкам своего питомца. А сегодня нетерпеливое животное пошло дальше и само разбудило хозяйку за час до будильника. Клеменси пробовала прогнать пятнистую кошку, но та не сдавалась просто так, продолжая топтаться по ней, мяукать и ходить по лицу. В конечном итоге Клем просто не могла спокойно спать дальше и решила смириться. Чтож, у меня есть прекрасная возможность прийти на конюшню пораньше. Девушка поднялась с кровати (заставив тем самым Доротею ликовать), подошла к окну и рывком раздвинула темно-фиолетовые шторы, открыв дорогу белому свету в свою комнату, словно в какой-то рекламе сока. По небу были разбросаны перистые облака, словно длинные мазки белой краски. Клеменси минутку посмотрела на них и на зеленое насаждение под ними и пошла в ванную готовить себя к предстоящему дню. Оттуда она вышла уже в надлежащем виде. Дороти крутилась возле ног. Она проследила, чтоб хозяйка нашла дорогу на кухню и налила ей молока. Теперь Клеменси было позволено и самой поесть. Покончив с завтраком, она достала из холодильника пакет морковки и положила его в сумку. Туда же отправилась бандана и бутылка воды. А так же ключи и телефон. Клем вышла за дверь, а Дороти шустро прошмыгнула между ног девушки и, довольная жизнью и собой, понеслась навстречу новому дню. Девушка улыбнулась и вслед за кошкой вышла на улицу.
Мир встретил ее волной свежести, и Клем была рада, что надела кофту с длинным рукавом. Дорога до Лотоса была прекрасно ей знакома, и оставалось только ее пройти.
С ветки на ветку прыгали певчие птицы. Это была та прекрасная пора утра, когда отступившая ночь оставила после себя прохладу, а утреннее солнце уже озарило все своим белым светом, но еще не пытается сжечь все живое своими адскими лучами.
Как и всегда обитатели конюшни поприветствовали Клем дружным ржанием. Здравствуйте, мои хорошие! Клем шла вдоль денников и здоровалась с каждой лошадью.  Доброе утро, Байрош, как спалось? Привет, Дюр! Здравствуй, рыженькая.
До первой тренировки было еще часа два, и Клем решила, что в такое время нет ничего прекраснее прогулки со своим конем. Но жизнь распорядилась иначе.
- Клеменси! Доброе утро.- навстречу среброволосой выбежала ее ученица. Девчушке всего тринадцать, но в ней очень много рвения и потенциала. Впрочем с ней же бывает и много хлопот.
- Привет, Элисон. Как жизнь? , - Девочка замешкалась и потупилась.
- Если честно - не очень. Мне рано с утра позвонили, сказали, что моя кобыла ночью вышла и ходит где-то. Приказали ехать сюда и искать.Нет, нет, нет. Почему всегда именно с моими подопечными столько проблем? Ты не могла бы помочь мне найти ее? Клеменси посмотрела на девочку самым строгим взглядом, на который только была способна.
- Ты вчера закрывала денник? - Ответом был стыдливо отведенный в сторону взгляд. - Оххх. Ладно, хорошо. Поищем, не переживай. Клем попыталась своим тоном успокоить уже окончательно запаниковавшую Элисон. Для своих учеников она всегда старалась быть не только мудрым и рассчетливым наставником, но и другом, ведь дисциплина, в которой работала Клеменси требовала очень много сил, и часто тем, кто только начинал свой путь в ней требовалась поддержка и помощь. Правда ей самой это зачастую стоило некоторых жертв. Вот и накрылась медным тазом твоя прогулка.
Давай ты пройдешься вдоль левад и за конюшню, а я посмотрю, нет ли ее на окраине леса. Дело в том, что многим лошадям нравилось это место, и так как оно находилось в пяти минутах прибавленной рыси, кобыла вполне могла податься именно туда. Элисон кивнула и отправилась исполнять сказанное. Клеменси глубоко вздохнула, всем видом демонстрируя настрой: "Какие же вы все несносные, ой йой, что с вами делать, как с вами справиться, сколько мороки на мою голову!" На самом же деле ей нравилось быть ответственной за своих учеников, это должно служить хорошим примером для них, ей также нравилось, что они доверяют ей. Доверие - это отличное начало, с ним всем нам будет легче. И сама пошла в сторону соснового леса, который находился совсем рядом с Лотосом.
Волшебное, тихое и приветливое  место. Сколько прогулок и встреч здесь произошло. Излюбленное к тому же всеми литовцами: до ужаса приятно когда-нибудь в невыносимо жаркий и душный день покинуть конюшню и пойти наслаждаться природой. Порой Клеменси устраивала такие сюрпризы ученикам: заменяя тренировки променадами в лесу. Естественно, чтоб это произошло необходимо было достигнуть определенного уровня, что делалось в безопасных условиях левады под чутким присмотром тренера, который в любую минуту готов прийти на помощь, спасти ситуацию, какой бы критической она не была. А когда этот этап пройден - можно забирать учеников в лес, тем самыми переходя вместе с ними на новый уровень. Клеменси считала, что это благотворно влияет и на человека (который учится успешно взаимодействовать с лошадью даже на незнакомой местности, с кучей отвлекающих факторов) и для лошади (которая в свою очередь учится доверять  своему человеку; и как бонус прогулки по природной местности могут помочь развить ее физически).
Клем неспешно шла и любовалась знакомыми местами. Тропинки и потолок из темно-зеленой хвои сосен уже стали ей совсем родными. Она поворачивала по знакомым маршрутом, и неосознанно вспоминала, с кем и когда виделась и проводила время здесь. Вполне логично, но ей пока неизвестно, что лес приготовил ей еще одну любопытнейшую встречу здесь.
Клеменси спокойно прочесывала територию. Гнедая кобылка с которой работает Элисон - прекрасная учебная лошадь. С ней проблем быть не должно. То ли дело сама девчонка...
Девушка незаметно для себя углубилась в лесок, и все же местность до сих пор была ей знакома. И тут она приметила дорожку, по которой она еще явно не ходила. Хм, интересно, а что там? Клем без малейшей задней мысли отправилась по направлению, куда звала ее тропинка. Она хорошо знала этот лесок и абсолютно не боялась того, что может ожидать ее там. Девушка прошла какое-то расстояние, и тут у нее в кармане завибрировал телефон. Клем достала его, провела пальцем по экрану.  Элисон.
- Клеменси, нашлась! Здесь в саду гуляла. Фух, слава тебе Господи, пронесло, я уже думала...
- Тс! Великолепно, я несказанно рада. Проверь пожалуйста, нет ли у  нее ран, напои, проследи, чтоб не было колик.
- Хорошо! - Элисон бросила трубку. И за что мне это счастье? Клеменси в глубокой задумчивости смотрела на двух белок, которые устроили догонялки по сосновым веткам, и думала уже идти назад, но тут ее слух уловил до ужаса знакомый звук: размеренный глухой стук копыт. Прямо навстречу ей выехала всадница на лошади. Клеменси сначала оторопела, но решила,что начать нужно не с удивленный взглядов, а с дружеского приветствия.  Доброе утро! Меня зовут Клеменси Ассель, я исполняю тренерские обязанности в Лотосе. А вы у нас..? Кому-то повезло больше и удалось выехать на прогулку этим чудесным утром.

+2

3

Утро того дня прокралось незаметно: свет не бил настойчиво в глаза, хотя ему и была предоставлена возможность проскочить через открытое окно, а звон будильника, кажется, из едва заметного постепенно проявился и забил во всю громкость, не оставив и тени сомнения, что пора вставать. Заранее ознакомившаяся с прогнозом погоды Мелиса Коллинз в этот день решила встать на полтора часа раньше обычного – хотела воспользоваться прекраснейшей погодой и вывести своего нового копытного товарища на необычную прогулку. Давеча пара работала без седла и железа – тренер хотел, чтобы двое научились чувствовать друг друга без помощи всяких приспособлений. Невозможно не согласиться, что опыт пошел двоим на пользу. Но что куда важнее, Мелисе очень понравилась практика езды без седла и трензеля. Не говоря о будоражащих фантазию ассоциациях с индейцами или «заклинателями лошадей», доверительные отношения способствовали укреплению дружбы между Киганом и Мелс. И двое, кажется, были заинтересованы в этой дружбе.
Именно эти мысли заставили девушку этим ранним дивным утром выскочить из кровати и без всякой тени сонности на лице проскочить в ванную, оттуда к шкафу, по пути прихватив печенье и два яблока: одно себе, другое – коню. Шустро облачившись в серые бриджи и светло-голубую майку, Мелиса кинула в рот печенье, а затем потянулась за темно-синей толстовкой, которую накинула на плечи, завязав рукава на два узла спереди. Затем она впрыгнула в сапоги для верховой езды, накинула на плечо собранный еще с вечера рюкзак и, проверив, все ли на месте и не забыла ли она взять или сделать что-нибудь важное, выпорхнула ранней пташкой из кампуса Клуба, направившись кратчайшей дорогой к конюшне.
Девушка проскочила через черный ход, ибо оттуда было ближе до денника Кигана. Пройдя мимо него торопливым шагом, Мелс по обыкновению прищелкнула языком, прежде чем заглянуть внутрь денника, воскликнув:
- Не время спать, Соня, нас ждут великие дела! – а после скинула припасенное яблоко в кормушку Кигана – по крайней мере, Мелиса надеялась, что попала в цель. Она быстро добежала до амуничника, откуда забрала щетки и гребень. Самую сложную работу по уходу за Кигом – чистку копыт – девушка осуществила вчера вечером, чтобы гнедому даже не пришло в голову жаловаться на что-то. Прогулка должна была быть восхитительной – и ничто не должно было ее омрачить. На выходе Мелс схватила уже использованный парой ранее сайдпул и, накинув его на плечо, направилась к деннику Кига.
Чистка прошла довольно быстро – Мелс понемногу набила руку и теперь вычищала коня не менее внимательно, но уже намного быстрее. Особенное тщательно она прошлась щетками по спине, бокам и животу коня – а также забавной гнедой мордахе, которая, кажется, все еще не могла очнуться ото сна.
- Ничего, Кигаш, сейчас проснемся, - заверила она коня, отложив щетки и встав у левого плеча жеребца с сайдпулом в руках. Протянув коню руку, девушка подождала, пока он опустит голову, а после шустро накинула оголовье и застегнула ремни. Привычка взяла верх над девушкой, которая лишний раз проверила, хорошо ли Киг  почищен и собран – пусть на нем и был один лишь сайдпул. Когда девушка заключила, что конь готов, она открыла дверь денника и, слегка потянув поводья на себя, позвала, - Идем, идем гулять.
Погода была восхитительной, особенно для ободряющей прогулки. Закинув щетки обратно в амуничник, Мелиса забралась на Кига, обнаружив в коридоре невысокую, но сподручную табуретку, и верхом выехала из конюшни. Было все же достаточно прохладно, чтобы надеть толстовку. Натянув ее на себя, Коллинз направила Кигана по тропе, ведущей вдоль конюшни прямо в лес – ей давно хотелось изучить окружающую Клуб местность, а сейчас им предоставилась неплохая возможность.
- Приятней полуденного пекла, правда же? – спросила Мелиса, когда они свернули с тропинки, ведущей на манеж, и направились в лес. Здесь Мелс дала команду шенкелем, позволяя Кигу выйти в рысь и стряхнуть с себя остатки сна, если таковые еще не были развеяны прекрасной погодой.
Они легкой рысцой летели меж деревьев, иногда замечая небольшие препятствия вроде упавшего дерева – не выше сантиметров тридцати – и перепрыгивая через них. Так, легкая разминка. За каждое преодоленное препятствие Кигана одобрительно похлопывали по шее. Иногда Мелс приотпускала поводья, слегка отклоняясь назад, позволяя коню выбирать направление движения, но не допуская, чтобы он сильно ускорялся и выходил в галоп – того и гляди, полусонные еще споткнутся или упадут где-нибудь.
Но все-таки и возможность погалопировать паре тоже выпала, когда они выехали на широкую тропу, окаймленную с обеих сторон ветвистыми хвойными деревьями. На некоторых, словно ёлочные украшения, красовались шишки. А где шишки – там и проворные и шустрые грызуны. «Прекрасно, нет – волшебно», - заключила Мелиса, а после причмокнула, скомандовав правым поводом и левым шенкелем: «Галоп».
Рабочим галопом они поплыли по неизвестной дорожке, вид которой был настолько безобидным, что не вызывало никакого беспокойства, куда она приведет странников. Скорее всего, Мелс легко вспомнит, как двое ехали от Клуба. Да и потом, географически система КСК была устроена так, что, казалось, в какую бы сторону ты ни уехал, обязательно приедешь в один из Конных Клубов. Хотя Коллинз, надо отметить, в глубине души надеялась на собственную память.
После небольшой пробежки, Мелс легонько потянула поводья на себя, больше останавливая коня корпусом, нежели поводом – иначе какой смысл в упражнении на управление? Подождав, пока конь успокоится, девушка наклонилась и двумя руками похлопала Кигана по мощной шее:
- Красота, да? – вокруг не было ни души, всадница и конь находились в дружелюбной компании хвойных деревьев да перистых облаков под куполом голубого неба. Или все-таки они были не одни?
Вдали показалась светлая фигура, очертаниями напоминавшая человека. «Ты видишь?» - спросила Кигана Мелс, а после слегка прижала шенкель, выражая свое желание подъехать рысцой поближе и посмотреть, кого они встретили на своем пути. Подъехав к незнакомке, Мелиса корпусом и поводом попросила Кига перейти в шаг, параллельно объезжая стоящую на месте девушку - так скоро они не могли остановиться, даже если бы захотели. Но через пару мгновений Коллинз потянула поводья на себя, прося Кига постоять.
- Доброе утро! – поприветствовала светловолосая всадницу и ее коня, - Меня зовут Клеменси Ассель, я исполняю тренерские обязанности в Лотосе. А вы у нас..? – Мелиса приветственно кивнула:
- Здравствуйте. Я Мелиса Коллинз, - она наклонилась и потрепала гриву гнедого скакуна, - А это Киган… - после этого она выпрямилась и, сидя ровно в седле, спросила, - «Лотоса»?
Из всех конюшен системы она была знакома, на данный момент, с Клубом и Школой – с последней во многом благодаря Эрин. Об Академии воспитанник системы никак не мог не слышать – ведь это было что-то вроде престижного Высшего Учебного Заведения, этакая Сорбонна системы КСК. Но Мелс совсем не слышала – или слышала, но забыла? – про «Лотос». «Это тоже одна из конюшен? Может, какая организация?..» - размышляла Мелиса.

0

4

Чудесный вечер закончился, не менее прекрасно, вкусный ужин, задувающий ночной прохладный ветерок и очередной отдых после хорошо проведенной тренировки. Мелиса перед сном почистила мне копыта, за, что я ей был очень благодарен и попрощался звучным ржаниям. Я решил попить и развернувшись нажал мордой на рычажок в поилке. Какая вкусная водичка, прям выпил бы все, пока не лопнул. Повеселил я себя, даже задаваясь вопросом, а смеются ли лошади в буквальном смысле этого слова? Само собой так, явно конечно нет, а так, я уверен в этом. Сначала, прислушиваясь к уличным звукам и шуршащему ветерку, я лег на мягкую подстилку, затем постепенно уходя в себя, укладывался полностью в деннике, вытягивая ноги. Мне начало сниться, что я и Коллинз готовы к выступлению на кросс-кантри. Что, вот мы вдвоем, подходим медленно к старту после осмотра врача, гонг и вот мы несемся по трассе к первому препятствию, я знаю и чувствую, как и когда нужно прыгать, а то главное, что у меня есть, сидит на моей спине. Отчетливо доверяя мне, я прыгаю раньше положенного и беру высоту, http://25.media.tumblr.com/tumblr_lubiurTnbE1ql089bo2_r1_400.gif как всегда с запасом, удачное приземление, а из под копыт летят клочья земли с травой. Конечно у Мэл и меня одно чувство, быть рядом друг с другом, знать, что у неё все отлично, а ей знать, что я в порядке. Ураа, мы несемся, последнее препятствие, держиись.. Все шло отлично, и я думал, что мы выиграли, пока в сон не ворвался - Не время спать, Соня, нас ждут великие дела! - дикий вопль моей неугомонной девочки, а сверху на брюхо не приземлилось яблоко. Я проснулся не столько в шоке, сколько в огромном непонимании того, что случилось. Какие дела нас ждут? И не случился ли апокалипсис? - Да, да я встал. - пробурчал я, скатываясь со спины и поднявшись на ноги, я отряхнулся шатко держась на собственных четырех, по нюху нашёл яблоко упавшее мимо кормушки и стал хомячить его. Но я все ещё спал на ходу. - Ничего, Кигаш, сейчас проснемся. - Коллинз стала более уверенна в себе, так что чистка не заняла много времени.
- Куда мы собираемся? - заинтересованно-удивленно глянул я на свою напарницу. Чистка подошла к своему логическому концу, и позволил с руки Мэлс, сменить недоуздок на сайдпул. Повторная проверка и она ведёт меня на выход, на улицу. - Да, иду, иду. Я не думаю, что от нас кто-то, или, что-то убежит. - заверил я девчушку. Коллинз запрыгнула на меня с табуретки и на улицу мы уже вышли, как положенно. - Приятней полуденного пекла, правда же? - спросила она, отметив хорошее настроение.
- И то правда, прохладно хорошо. Сейчас прогуляемся затем после завтрака я все же досплю, а то, позже я буду чувствовать себя валенком. - ответил Мэл, а сейчас наслаждался свежестью раннего утра, когда мы спокойно шагали в сторону леса и свернув с тропинки, я ускорился по команде, делая вполне мягкий аллюр в рысь. Все таки разогнать остатки сна, нужно, иначе не ровен час покалечиться где-нибудь. Широкая рысь ускорялась, спина то и дело пружинила, на пути были мелкие препятствия, которые я можно сказать с закрытыми глазами перепрыгивал, или перешагивал. А на похвалу отвечал довольным похрюкиванием. Наша тропинка, постепенно ветвилась и уходила в объезд опять к Клубу, другая продолжала путь и спустя мгновение расширялась, а дальше не долго думая Коллинз поводом и шенкелем показала, чего хочет. Ноги стали амортизироваться и переходя на галоп, стал закладывать ушки, то возвращать их на место. Свободный и мягкий галоп, не быстрый и не медленный, то, что надо для всадника, осматривающего окрестности. Пробежав так основной участок широкой тропинки усыпанной хвойными иголками, Мэл начала просить остановиться меня. Ну что сказать, сначала смена галопа на рысь, а затем и переход на шаг, спокойный, отдыхающий и в развалочку. Я иногда люблю показать себя со стороны какого-нибудь ворчливого дедушки. Но больше всего люблю ласки и похвалу, прям становлюсь эдаким большим и податливым щенком. - Красота, да?
- Не могу не согласиться с тобой. - спустя несколько минут исследования окрестности, я услышал шаги, и слегка напрягся. - Вижу, поехали узнаем в чем дело?! - тандем этих двоих всегда действует на уровне телепатии, словно мы, одно связующее, которое передаёт информацию на уровне импульсов. Широкой рысью делая старт, и подъезжая к другой девушке, я резко останавливаюсь и мотнув головой, начинаю обнюхивать интересующий объект. К тому же от неё пахло лошадью. Я начинаю её вспоминать, поскольку встречался с этой девушкой в первый день своего приезда. Тогда можно сказать многозначительное знакомство было. - Я с Лотосом знаком, более чем, система даже не связана, просто, как отдельное звено, Мэл. - сообщил я, издав что то типа ржания-урчания и посмотрел на Коллинз. Мол подтверждая ее слова. Но меня ещё подзадоривало то, неизвестное, что должно быть. Надеюсь, что меня не развернут мордой к Клубу, я сейчас свеж и бодр. Нехочу домой. - Девочки, а, что дальше? Какие планы? Может и ты своего копытного выведешь? - попросил я, похлопывая Клем губами по руке и улыбаясь, (показывая зубы, как это со стороны видно) задирая голову ввысь.

+1

5

Клеменси смотрела на всадницу и коня как-то зачаровано, а на ее губах играла улыбка. Они походили на парочку, что выехала прямиком из какого-то фильма, или книги, которую Клем никогда не читала. Впрочем вся наша жизнь иногда походит на кадры из яркого или не очень фильма, если научится проживать ее так.
Клем повнимательнее присмотрелась к коню и узнала в нем Кигана. Когда-то он своим появлением вмешался в ее тренировку с Номом и в последствии еще и с Фридрихом. В тот день Клеменси могла наблюдать коня под Марленой, и тот вид, в котором предстал он перед ней сейчас, был для девушки во много раз интереснее и приятнее. Сейчас он явно наслаждался прогулкой, будто переговариваться ржанием с Мелисой, с любопытством нюхал воздух, да и вообще вполне походил на здорового и счастливого коня. Здравствуй, Киган, не ожидала тебя здесь увидеть. Клеменси посмотрела в глаза темноволосой девушки. Будем знакомы. Казалось, Мелису чем-то удивило упоминание о Лотосе. То есть она серьезно разъезжает по лесу на одном сайдпуле и ничего не слышала о Лотосе? Забавно. Даже сам тот факт, что мы до сих пор не были знакомы. Впрочем судьба не забыла исправить эту оплошность. Да, в Лотосе. Лотос - это четвертый КСК в системе. Киган, к слову, там бывал. Клеменси с удивлением заметила, что лошадь облизывает ее руки. Девушка ответила поглаживанием по голове. Сколько бы лет она не работала с лошадьми, она никогда не перестанет гладить их, говорить с ними, задумчиво разбирать их гриву руками. Клеменси продолжала рассказ, неосознано и дальше поглаживая Кигана. В Лотос отправляются все списаные лошади.Звучит совсем не презентабельно, но Клем не хотела врать ради того,  чтоб как-то приукрасить пусть даже свой родной и самый близкий и знакомый КСК. У него, конечно же, есть завидные достоинства. Нет смысла придумывать ему других. К слову о достоинствах.Мы находимся вне системы. Редко лотосцы выступают на спортивных соревнованиях. Практически никогда. Лотос не подходит не под одну категорию. Он не похож ни на Клуб, ни на Школу, ни на Академию. Пятый КСК - Белая Лилия - станет нам сестрой. Клуб находится к нам ближе всего: и территориально и духовно, там тоже хватает сложных лошадей, но на них еще полагают какие-то спортивные надежды. А Академия является нашей полной противоположностью. Она позиционируется серьезным заведением, там сосредоточены звезды спорта, там строгие порядки и множество тайн. Клеменси улыбалась так беззаботно, будто речь шла не о самом загадочном и сильном КСК во всей системе. У нас же объятия распростерты для всех. Я не знаю, как было раньше, но уже при мне было достаточно народу, который оставался в Лотосе по своей воле. Мы не интересуемся сногсшибательными достижениями в спорте и нам все равно, будет ли о нас знать весь мир. Мы тоже учимся и уже чего-то достигли, но в другом профиле. Обратная сторона мастерства. Люди здесь стараются гармонично взаимодействовать с лошадьми, наслаждаться жизнью, демонстрировать умения и мастерство, но не столько на плацу, сколько в самой жизни. Перед нами открыт свой горизонт возможностей.
К слову можем пройтись туда, здесь недалеко. Заодно немножко проведете меня.
За непринужденной беседой будет гораздо приятнее проделывать обратный путь.  А Мелисе будет лучше увидеть Лотос своими глазами.
Я обучаю их тому что знаю и умею сама. Также работаю со сложными лошадьми, чтоб потом им было легче находить общий язык с людьми. Клеменси улыбнулась Мелисе. Можно было подумать, что это простая и всегда приятная работа - помогать загнанным, забитым, нездоровым, испуганным и агрессивным лошадям. За свою практику Клем прекрасно уяснила, какой это адский труд, но она не собиралась бросать это. Не из соображений "если не я, то кто?", не из желания спасать мир или самоутверждаться (что кстати вряд ли бы вышло с лошадьми: им свойственно понимать наши истинные мотивы), но просто потому, что ей это нравилось. Ей нравилось помогать лошадям, давать им понять, что на свете есть другие методы и подходы, что есть интереснейшие вещи, которые им еще неизвестны, есть возможность жить иначе. Ей нравилось открывать лошадей абсолютно по-новому.
Я работаю при помощи мягких методик. Кстати, сколько вы уже ими занимаетесь? Кто вас обучал? Да и просто откуда вы? Девушка знала, что Киган клубный, поэтому вопрос больше адресовался Мелисе. Клем еще раз оглядела эту парочку. Без седла, на сайдпуле, лес. Она сама очень долго тренирует своих учеников, чтоб отпустить их в лес самих в таком виде. Любопытно, сколько с ними работал их тренер. А может Мелиса сама уже тренирует других. Хотя слабо верится, что можно стать маэстро в столь сложной дисциплине в таком юном возрасте. Чтоб с успехом воспитывать и обучать лошадей необходимо прочитать множество книг, усвоить огромный объем информации. Нужно гореть желанием учиться дальше, учиться все время. Но даже этого все же мало. Второй важнейшей составляющей является практика, а именно: опыт. Его нельзя получить из книг. Возможно, необходимо пройти те самые 'медные трубы', поработать с самыми разными лошадьми, поискать себя в самых необычных местах, чтоб затем с успехом использовать накопленные знания. Если перед Клем действительно человек, которому удалось сложить это все в себе, тогда это просто легендарная личность. Разве можно исключать этот вариант?  Хотя пусть девушка сама все расскажет. Любопытно, как она сама все это объяснит... Все истории такие интересные, или мне просто очень везет на самые интересные из них? Клеменси одобряюще улыбалась Мелисе и гладила Кигана. За все время работы в Лотосе на нее свалилась просто уйма любопытных и нестандартных историй, она познакомилась с удивительными людьми и лошадьми. И тем не менее это даже не думает останавливаться. Темноволосая девушка верхом на знакомом Клеменси коне вызывала огромное количество вопросов. Откуда они могли взяться? Как так вышло, что они ничего не слышали о Клем? И что они умеют? Насколько высок их уровень? Многому ли они научились и у кого? Клеменси ожидала ответов на некоторые из этих них. Она постаралась наиболее пространственно описать им Лотос, и теперь настал их через поразить Клем чем-нибудь. Что может быть приятнее неспешной беседы, одинаково полезной и познавательной для обеих сторон? Девушка была готова ответить на любые вопросы, касаемые Лотоса. Уж кого-кого, а тех, кто относится к миру мягких методов там встречали очень радушно.
Такой вот необычной процессией они двигались в сторону конюшни. Утренний легкий ветерок покачивал ветки деревьев, еще сильнее распространяя запах хвои. Здесь у непривыкших к такому чистому воздуху кружилась голова. Клеменси без труда находила дорогу. Они медленным размеренным шагом ступали по тропинкам, усыпанным иголками, потому что ей не хотелось торопиться. Эта местность одинаково хорошо подходила и для работы (не важно, над собой, или над новым элементом), и для отдыха как телом, так и душой. Больше всего Клем хотела узнать Мелису с Киганом получше, ведь если их встреча имела какой-то смысл, то несомненно он очень важен. К тому же так часто очень значимые вещи происходят ужасно странным образом.

+2

6

Киган без малейшего усилия чувствовал и отражал своим поведением малейшие движения души своей юной всадницы. Мелс это было очень приятно, что уж говорить о том чувстве гордости, которое позже захватит девушку в свои объятия, покуда она будет общаться с встретившейся им незнакомкой. К слову говоря, по виду Клеменси Ассель было видно, что она удивлена такому появлению пары. И впрямь: наверное, нечасто увидишь в этих краях вольно разгуливающих без седла и железа девочку-подростка и огромного коня. Но, стоит отметить, Клеменси не составило труда вызвать ответное удивление Мелисы:
- Здравствуй, Киган, не ожидала тебя здесь увидеть, - тем самым сотрудница "Лотоса" явно показала, что знает этого жеребца. Мелс заинтересованно посмотрела на холку своего копытного товарища, будто спрашивая этим взглядом, какая же история соединила судьбы Кига и Клеменси. Наверное, это был очень интересный эпизод, - Будем знакомы, - Мелс снова наклонилась вперед и порылась пальцами в густой гриве Кигана:
- Да уж, мне еще долго придется догонять этого парня по количеству здешних знакомых.
Клеменси дала короткую дефиницию "Лотоса", среагировав на недоумение Мелс. Тем самым собеседница ответила на гланый вопрос Коллинз: да, "Лотос" - одно из звеньев системы КСК. "Киган, к слову, там бывал", - еще один меткий выстрел собеседницы, снова поражающий Мелису и заставляющий ее в удивлении спросить:
- Правда? - однако в голосе ее невозможно было различить чего бы то ни было кроме любопытства. Оказывалось, что Мелс не так уж много знала о жизни Кигана до ее прихода. Кстати, отдельное спасибо Клеменси за то, что пробудила в девушке любопытство к истории жизни Кига. "А то странно получается..." - отметила про себя Мелиса.
Киган активнейшим образом поддерживал описание, которое Ассель давала "Лотосу". Как будто ржанием Киг давал добро на каждое слово, сказанное собеседницей. Мелс не могла не почесать ему шею за такое внимание: "Да у Клеменси отличные поверенные", - усмехнулась про себя Коллинз.
Начала описание клуба собеседница Мелисы с разящей и, по правде говоря, больше отталкивающей фразы. Получается, "Лотос" является чем-то вроде "реабилитационного центра" для коней. Но те краски, которыми расписала впоследствии Клеменси свой набросок, превратили "Лотос" в красивейшее и интереснейшее место, где с лошадьми работали в лучших традициях "натуральных отношений", которые так вдохновляли Мелису. КСК, в котором работала Ассель, и впрямь представлялся Мелисе отдельным от всей системы - но именно это и позволяло ему выполнять свою высокую функцию - и, да, Мелс не могла не подумать, что лотосцы преследуют исключительно благородные цели. Контраст со столь знакомой девушке Академией был налицо - и Клем не отказала себе в удовольствии это подчеркнуть.
- Наверняка, в этом КСК очень красиво, - незаметно для других и даже для себя Мелиса попыталась намекнуть, что ей было бы интересно посмотреть на это произведение искусства изнутри. Но после недолгой паузы Ассель лишь продолжила свой рассказ, обособляя словами "Лотос" от других клубов и стремясь передать его безграничную самобытность и необычайность - и они, стоит отметить, уже через рассказ Клеменси начали окутывать и приятно пленять сердце молодой особы. Мелс слушала собеседницу, что-то воображая себе, представляя восхитительную сказку наяву - примерно такую же, как и эта славная прогулка. Уж не была ли она знаком свыше? Мелиса не относила себя к фаталистам до провала в юридической Академии - но здесь мысль о предначертанности встречи была продиктована даже не душевным состоянием Мелс. Кажется, сама вселенная расставила звезды на небе так, чтобы этим утром эта пара и эта девушка встретились на заранее оговоренном с судьбой месте. И это ли было не очередное чудо во всей этой истории?
- К слову можем пройтись туда, здесь недалеко, - Коллинз даже вздрогнула. Да, ей понадобилось время, но Клеменси Ассель будто прочитала мысли Мелисы, - Заодно немножко проведете меня.
- Да, конечно, с удовольствием! - воскликнула Мелс. Как только она заметила, что собеседница отправляется в путь, девушка, приотпустив поводья, слегка поджала шенкелем бока гнедого коня, полушепотом обратившись к Кигану, - Идем, посмотрим на твое бывалое обиталище.
Тем временем Клеменси сказала пару слов и о себе, как о тренере:
- Я обучаю их тому что знаю и умею сама. Также работаю со сложными лошадьми, чтоб потом им было легче находить общий язык с людьми, - растроганная Мелиса, склонив голову на бок, восхитилась собеседницей:
- Ваше дело очень благородно, Клеменси Ассель, - обращение она сказала тихо и немного растянуто, пытаясь припомнить, не говорила ли ее новая знакомая, как к ней будет удобнее обращаться. "Клеменси? Госпожа Ассель? Мадам? Мэм? Мисс?..." - завертелись в голове все возможные варианты, но их круговорот был прерван ремаркой Ассель о методиках, которые она использует, за которыми последовал вопрос о том, кто тренировал Мелс и Кигана. Не мудрено, что Клем хотела узнать о них побольше, однако первое время Мелиса и впрямь не знала, что могла бы рассказать. Ей почему-то показалось, что Ассель считает их с Кигом мастерами НХ-шного дела - а они просто безо всего бегают, как очумелые, по полям да лесам, иногда прыгают, веселятся и ловят кайф от общества друг друга. "И как же это все покрасивей уложить в слова?" - взгляд Мелисы забегал по округе, потом остановился на холке верного копытного товарища. Прикинув хоть немного того, что она может сказать, Мелс начала рассказ:
- Ну... Вообще ответственным за нас был назначен Аллистар Синвуд - это тренер из Клуба... Мы и сами оттуда. На самом деле, сначала все было не так гладко, как выглядит сейчас. Нам с Киганом долго пришлось... дружиться. - усмехнувшись, девушка кинула полный тепла и дружелюбия взгляд на гнедого, - Но потом как-то начали работать без седла, иногда пробовали управляться без поводьев. Мне очень понравилась идея управления без всяких железок, хлыстов, шпор и прочего, что я стала просить Аллистара поездить без седла. Ну а когда родители провернули ту махинацию в Ванкувере, - здесь она запнулась, а после пожала плечами, решив не растягивать свой рассказ, - Долгая история, но, в общем, Киг как-то раз пролетел следом за мной в Канаду. Операцию устроили мои родственники, увидев, что заучившие один маршрут коня из местного КТК мне не особо интересны. В общем, после этой истории нас с Кигом считают не разлей вода. Поэтому нам разрешают такие вылазки. Первое время с нами отправляли кого-то в качестве попутчика. Потом поняли, что это не нужно ни нам, ни попутчикам... - Мелс вздохнула, а после отвела взгляд:
- Вы наверняка подумали, что мы серьезно занимаемся изучением каких-то фигур или трюков... На самом деле, мы просто частенько гуляем вот так, прыгаем, бегаем - в свое удовольствие... - она вдруг почему-то вздохнула, помолчала, а после добавила ни с того, ни с сего:
- Кстати, я тоже когда-то хотела спасать других... Только людей... От несправедливости, - она подняла глаза на Клеменси, а после покачала головой, - Хотя вам это вряд ли интересно, это мало относится к верховой езде.
Тем временем на горизонте показались очертания пока еще не ясных взору сооружений и построек. Приглядевшись, Мелиса кивнула в сторону проявляющейся картины:
- Это и есть "Лотос"? - с голосом полным совершенно детского задорного любопытства спросила девушка.

+2

7

- Здравствуй, Киган, не ожидала тебя здесь увидеть. - поприветствовала меня Клеменси, к слову, я тоже рад ее видеть. - Здравствуй, Клем. - ответил на приветствие звучным ржанием. К тому же мне нравится когда меня гладят те, кого я видел, особенно в общении с себе подобными. Девушки мило беседовали, пока я таял от мягких прикосновений к своей морде, конечно улавливая в разговоре свое имя. - Ну, вот такой я шустрый парень, к тому же среди женского коллектива я быстро завожу знакомства, из лошадей, знаю Нома, и то на расстоянии. Я не заметил, как мою голову перестали оглаживать, а челку убирать куда-то за уши. Втягивая воздух и раздувая ноздри, всадница ослабила повод и наклонившись - Идем, посмотрим на твое бывалое обиталище. - прошептала, добавив чуть шенкеля. Положительно фыркнув в ответ, я развернулся на ходу и чуть расширил шаг, что бы сравниться с Клем, а Мэл рассказывала о том, как долго мы привыкали друг к другу, точнее я. Поскольку не хотел особо связываться с другими людьми, уж тем более учениками. Не могу сказать, что Коллинз от кого-то отличалась, просто она в большей степени ребенок, большой, но все еще юный. Я догадываюсь, что в жизни у этой девочки, что-то произошло, однако я предпочитаю делать так, что бы она и вовсе не зацикливалась на том, что случилось. Дарю, то, что есть сейчас - в этом и есть наша с ней дружба лошади и человека. Я медленно шагал, каждый раз выдвигая вперед правую ногу, затем левую заднюю, потом левую переднюю и уже заднюю правую. Уши мои были выставлены вперед и торчком, иногда я заводил обе назад, иногда то одну, то другую. Хвостом изредка отгонял со своего крупа мух, да и вообще надоедливых ползучих и летающих мошек, и прочих разновидностей членистоногих. И вот так слушая женские голоса, я спокойно шел рядом, вдыхая свежий утренний воздух вместо кипящего и палящего полуденного солнца.
- Это и есть "Лотос"? - я остановился и глядя на очертания двух левад, прислушивался к звукам, определенно зная ответ. Вытягивая вперед ногу, я поменял ее на другую и обе передние, а потом смешно зашлепал губами кивая головой, как дурачок. - Да, это Лотос. - подумаешь выгляжу несуразно, зато я доволен.

P.S

Сорри за такой короткий пост и такую задержку..мозг, как ватой набили  :unsure:  :whistle:

0

8

Пограничный пост 07,07,2016

0

9

Солнце пока только застенчиво золотилось своими лучами, не решаясь пробиться сквозь прикрытие спасительной темно-зеленой хвои. Клеменси, Мелс и Киган своей небольшой компанией двигались в сторону Лотоса. Светловолосая внимательно слушала ответы своей собеседницы. Конечно, не было никаких оснований считать, что перед девушкой из ниоткуда появились мастера этого нелегкого дела. В конце концов не было исключено, что они - одаренные спортсмены, которые перед, к примеру, особо сложными стартами  позволили себе небольшой отдых в таком виде.
Мелиса охотно, пусть и несколько сбивчиво (по всей видимости из-за волнения, но никогда Клем не обращала внимания на такие вещи) рассказывала  их историю. Из ее слов следовало, что они не имели специализированной подготовки именно в области ММ. Самородки. Они пришли к этому сами. (...Алистер Синвуд... О, этот человек был знаком Клеменси, ведь очень нежелательно ничего не знать о тренерском составе соседнего КСК. Про себя она улыбнулась. Такие подопечные - это так в его стиле.) И с одной стороны это означало, что ими движет энергия, идущая из сердца, их собственные чистые порывы, инициатива. Этот импульс шел от них самих. Вот что заставило огонек в глазах Клем зажечься. Но была также обратная сторона медали. Им категорически не хватало подготовки, техники, знаний. Они - неограненные, но "огранить" не значит огранивить. Лишь позволить им засиять новыми яркими красками, показаться миру во всей красе. Их нужно было еще готовить. Талант в придачу к кристальной чистоте намерений и куче идей и потенциала: это прекрасно. Но талант - ничто, если его не развивать. Клеменси вспомнила резкую, но правдивую фразу.В чистом виде талант никому не нужен. Да, миру нужно мастерство. А оно достигается обусловливается составляющими: пресловутым талантом, той самой искрой, посылом, и работой, упрямым совершенствованием, каторжным трудом. И одно ничего не стоит без другого. Часто Клем встречала тех, кому вполне хватало ретивости, но не доставало того самого одного процента таланта. Но есть и другие, которые забрасывают свое дарование, хоронят в себе его. Так вот слишком просто загубить, не развить, растоптать свой талант. А мастерство, как известно, не пропьешь.
Эти размышления переросли в мысли о потенциале и возможностях этой пары. В их руках - все, что нужно. В коне открылось понимание к такому подходу, желание сотрудничать и дружить с Мелс, готовность стараться ради нее. (Клеменси мысленно расплылась в улыбке. Лучшей судьбы Кигану нельзя было и желать. А ее одинаково радовали любые счастливые лошади: и те, которым она сама помогла вернуться к жизни, и те, которых она встретила живыми, активными, довольными жизнью. К тому же если учесть то, что Клем видела Кигана с перспективой максимум в работу с новичками, в случае, если бы не нашелся необходимый тренер и наездник, или все-таки карьеру в скачках. И кто мог подумать, что судьба отведет ему такое счастье в лице этой милейшей темноволосой девушки?) А у Мелисы: забота о своем питомце, желание двигаться вперед и доверие Кигана. И это отличная база, фундамент, основа, взлетная полоса. Занятно, куда они решат "лететь": в спорт, ММ или простое и приятное, но примерное и завидное взаимопонимание.
- Кстати, я тоже когда-то хотела спасать других... Только людей... От несправедливости. Клем посмотрела на девушку, и на какую-то секунду их взгляды столкнулись. - Хотя вам это вряд ли интересно, это мало относится к верховой езде. Почему же, я, благо, интересуюсь не только верховой ездой. Клеменси намекала, что интересуется лошадьми в целом, но заодно и давала Мелисе возможность рассказать, что она имеет ввиду подробнее, если, конечно, есть желание.
Беседа отвлекла их, и компания незаметно вплотную приблизилась к Лотосу. Еще при  первом упоминании Мелиса высказывала свое предположение о его красоте. Клеменси опять канула в свои мысли. Этот КСК никогда не был примером для остальных, ведь слишком сильно отличался от других, отклонялся от нормы. Да, природа здесь такая же восхитительная, как и везде, но более целесообразным говоря о красоте Лотоса будет иметь ввиду красоту его обитателей. И даже не их внешнюю красоту (ведь лошади здесь значительно менее пышные, чем в Школе и Академии. можно даже сказать неказистые, а люди часто скромные и непримечательные), а взаимоотношения между ними, их огромные успехи, колоссальная работа над собой. Сколько всего стоит за девизом Лотоса: "Учись слышать". И те, кто действительно овладели этим навыком могут посоревноваться в слаженности и гармоничности пары человек-лошадь даже с кем-то из академистов.
Рассказать, рассказала, теперь можно и показать.Да, мы пришли.Вот он, родной.Проходя мимо охранника Клеменси кивнула в ответ на удивленный взгляд. Не только ей везет на  неординарных личностей. Она и сама способна на выходки, которые удивляют и сбивают с толку окружающих.Здесь какое-то время и обитал Ган. Тогда в Клубе были неполадки, и некоторых лошадей до улучшения ситуации разместили у нас. Клеменси посмотрела на Мелисы, слегка запоздало утоляя ее любопытство по поводу обстоятельств, при которых произошло знакомство Клем и жеребца.
Сейчас мы проходим вдоль левад для выгула. Здесь у нас нет своих манежей, и в случае крайней необходимости мы ходим в Школу или Клуб. Хотя лотосцам все равно, где заниматься: левада, полянка в лесу или просто свободная территория рядом с конюшней. Вот она - свобода. Они двигались вдоль небольшого сада и вскоре подошли к левадам с другой стороны. Клеменси сначала замедлилась, а затем остановилась. Ее мысли уже были заняты не экскурсией, а ее гостями.
И все же. Хотят ли они двигаться дальше? Входит ли в их интересы продвижение к сложным вещам?  Или все ограничится просто приятным времяпровождением в компании друг друга? В сущности в этом нет ничего плохого, наоборот. Каждому - свое. Все зависит только от намерений и амбиций. Для Клем является очень важным уравновесить ее Байрона в движении, дать ему ощущение собственных сил, гармонию, подготовить его атлетично и универсально, помимо того, что достаточно много времени они проводят просто в компании друг друга, наслаждаясь природой, общением, играми. Потому что она - тренер, и для нее важна такая тщательная подготовка лошади, ее развитие, ее прогресс, и то, как выученное будет помогать ей в жизни. Но другим вполне хватает и простого общения. Часто даже только на земле. Это было прекрасно известно Клем, и она принимала эту истину. Ведь лояльность и понимание входят в политику Лотоса. Она нисколько не надеялась услышать какой-то определенный, четко озвученный ею, Клеменси, себе ответ, потому что попросту не имела такого. Девушку интересовала правда, такой, какой она есть на самом деле. Девушка не причитала у себя в голове: "Как было бы круто, если бы они посягнули на мировые сцены", или " Ох, только бы они оставались такими же, как есть." Как и всегда в Клеменси правили любопытство и открытость.
А какие у вас планы на будущее? Девушка хотела как-то уточнить свой вопрос, но не знала как, поэтому предоставила Мелисе возможность отвечать на ее усмотрение. Они стояли под ветвистым деревом, которое заботливо защищало их от солнечных лучей.

0

10

Рассказывать про себя оказалось не так уж просто. На самом деле, Мелисе пока что не очень хотелось этого делать. Почему-то каждый раз, когда Мелс начинала думать о тех фактах, которые характеризовали ее, мысль, скользящая по ее прошлому, как по застывшему ледяному царству, непременно скатывалась к поступлению в юридическую Академию - к ее самому большому и обидному провалу. В такие моменты в Коллинз просыпалась жажда зарыться куда-нибудь, спрятаться, одновременно держаться тише воды и ниже травы и кричать о том, что ее вины в этом проигрыше не было - хотя ведь, кажется, кто виноват, если не она?
Снова чувство отчаяния заполнило девушку и, так как Клеменси тоже на миг задумалась и потому позволила мыслям захлестнуть Мелису, у последней будто перехватило дыхание, отчего Коллинз отвернулась, посмотрев отвлеченно вниз. Нужно было выбраться оттуда, куда Мелс опять стремительно падает. Будто хватаясь за спасательный круг, Мелиса положила руку на холку Кигана, погладив своего копытного товарища.
Шаг Кигана был широкий, уверенный - он грациозно и ровно следовал за Клеменси Ассель, радуя взор очевидцев своего путешествия. Этот конь дарил ей крылья, когда Коллинз летела в пропасть, спасал ее от прошлого и от проекции сознания на это прошлое. Каким-то немыслимым образом Киг одерживал победу над ее главным демоном, чего сама Мелс пока что была не в силах сделать. "Может, - подумала Коллинз, - На этом и строятся наши отношения? Неспособные побить собственные глубочайшие страхи, мы в один миг одолеваем страшнейших внутренних врагов друг друга".
Ассель заверила Мелису, что ей будет интересно услышать все, что девушка доверит ей. Коллинз это было, несомненно, приятно, но она не знала, стоит ли действительно рассказывать тренеру по Мягким Методам что-то о планах Мелс на юридическое образование. По-хорошему, нужно либо оставить все в прошлом, либо идти в бой за то, что действительно нужно - идти снова и снова. Но Коллинз думала, что пока еще слишком слаба, что ей нужно время. Хотя конный спорт - и Киган с Алистаром, конечно - учили ее, что если не предпринять что-то сейчас, то "потом" может уже не наступить. Вздохнув, Мелс пояснила свою мысль:
- Я хотела быть юристом, готовилась к поступлению в Академию, до того как попала сюда, - эти слова вылетели из нее на одном дыхании, будто она совершила серию выстрелов по неведомому противнику с замершим сердцем, - ... Думала защищать права людей и все такое.
Это добавление показалось ей лишним, поэтому Мелс просто перевела взгляд на собеседницу, думая, что Клеменси вообще могла дать информация о том, что Коллинз когда-то лелеяла мечту стать лучшим адвокатом Соединенных Штатов. Хотя, надо признать, Мелиса не исключала возможности применить свои знания даже здесь, в системе КСК Марлены. Ведь право, как и любая гуманитарная наука, было во всем, что их окружало. Каждое мероприятие, каждое предпринятое действие, можно сказать, каждое здание в этих Конных Клубах зиждилось на каркасе из правовых норм и правоприменительных актов. И это, пожалуй, было самое интересное в любой правовой системе - она брала на себя роль скелета, опорно-двигательной системы любого демократического государства.
Тем временем они пожаловали на территорию "Лотоса". Заинтересованная Мелиса стремилась выхватить взглядом каждый вид, что представал перед ее очами. Параллельно она внимательно слушала Клеменси. Девушка сказала, что недолгое пребывание Кигана в этом КСК было связано с неполадками в Клубе. "А Кигу, наверное, очень повезло заниматься здесь", - с улыбкой подумала про себя Мелс.
Келм сказала, что в "Лотосе" нет манежей - только левады. Если кому-то нужно было поработать с лошадью, он мог увести ее хоть в лес густой и там тренироваться. "Чудеса, да и только", - восторгалась Мелиса. Вслух же она сказала:
- Немудрено, что вы приняли нас за здешних. Мы с Киганом частенько по полям да лесам бегаем.
Но все-таки занятия "лотосцев", как из называла Клеменси Ассель, сильно отличались от того, что представляли собой прогулки Мелисы и Кигана. Основное различие, пожалуй, пролегало в том, что для Кига и Мелс это было не более, чем развлечение, а в "Лотосе" подобные вылазки считались серьезной работой. Можно сказать, что к приемам, которые лотосцы использовали для работы, Киг и Мелс прибегали, когда хотели убежать от серьезности и официальности каждодневных тренировок. С другой стороны, в работе лотосцы были куда ближе к лошади, нежели любой представитель Клуба, Школы или Академии. Между копытным и человеком здесь не стояли барьеры, заборы, железо и многое прочее - существовали только лошадь и человек. В этот момент Мелисе пришло на ум, что в таком случае Академия может быть намного ближе к олимпийским высотам, но куда дальше от самой лошади, нежели "Лотос". Это были не просто два разных КСК и два разных подхода - это были две разных системы ценностей, параллельные миры, если угодно.
- А какие у вас планы на будущее? - Мелс снова уперлась взглядом в собеседницу, будто Клем могла дать ей какую-то подсказку. Последнего, конечно, не произошло: откуда могла Ассель знать, что этим двоим нужно от жизни? Хотя знали ли это сами Мелиса и Киган? Кажется, все планы были настолько туманными и сказочными, что им не суждено было перерасти в цели, логическим образом развитые на последовательные задачи.
- Пока что мы будем учиться, я думаю, - Мелс подобрала, пожалуй, самый приемлемый для их положения ответ, - Поглощать все знания, какие нам могут тут дать. Может, выступим на паре соревнований. Киган - хороший спортивный конь, все, кто нам встречается в Клубе, говорят, что у него хороший потенциал.
Мелс вспоминала, как смотрели на нее саму те, кто делал такие замечания. Будто сейчас в седле должна быть не она, а какой-нибудь МСМК, который вытянет эту лошадь на уровень Академии - а не будет таскать спортивного скакуна по полям да лесам. Как будто все ждут, пока Коллинз сменит спортсмен-карьерист, который запрет Кига пожизненно в четырех стенах манежа - и будто так оно должно быть, так оно природой заложено. "И кто придумал эту природу", - вдруг в Мелс проснулся дух протеста, который потянул поводья на себя, попросил Кигана остановиться, а после спросил ее, Мелисы, голосом:
- А с какими лошадьми работаете Вы, Клеменси? И вы любите регулярных гостей из других Клубов? Вы говорили, что двери "Лотоса" открыты для всех.
Она не знала, что нашло на нее в этот момент. Ей просто хотелось сделать все возможное, чтобы лошади, с которыми ей предстоит заниматься, пусть, может быть, непрофессионально или недолго, не были ограниченны глупыми спортивными стереотипами, которые диктуют железно-кожаные правила, за которые ограниченные умы "заточенных", как карандаши, профессионалов не смеют выходить. Она не хотела так, она хотела открыть для себя не один островок на конной планете - она хотела познакомиться с Целым Новым Миром.

+1

11

Уверенно-тяжелый шаг, один за одним, что ещё в принципе требуется от темно-гнедого жеребца, следующего указу всадника? Да, сейчас особо ничего. Иной раз бадая в плечо Клем, мол: обрати на меня внимание, и дай что-нибудь вкусненькое. Уверен оно у тебя имеется. Я ж найду. - раздувая широко ноздри и посматривая щенячьими глазами, я, вынюхивал в карманах вкусняшку. Слушая девичьи разговоры, улавливал иногда трепетные касания Мел, только последнее словно оказалось тревожным. Обратив на этот внимание я повернул голову смотря на Коллинз, спрашивая - Все, отлично? Ничего же не произошло, так почему возникла тревога?! - гугукнув возгласом, я фыркнул и заложил ухо в противоположную сторону, продолжая слушать разговор.
Конечно в Лотосе я оказался, не только по причине затруднений содержания лошадей в Клубе, но и из-за трудного характера. Маркус был уверен, что я мог спокойно подойти, для учебы, в целом он мечтал пройти со мной все круги Ада, для того, чтобы стать спортсменами. На деле же Блэйк старший решил, что это всего лишь бред мальчика. А уже тут Марлена отправила в Лотос, чтобы я смог заново восстановить отношения с людьми, и Клем занималась мной. Мой же характер всегда проявлялся при знакомстве с новыми людьми. Я крысился, кусал конюхов, при более тесном знакомстве моя агрессия улетучивалась, лишь на период пока не начиналось новое знакомство, дальше заново. Там в Ванкувере, я защищал близких. Клеменси мне помогла более менее раскрепоститься и снять напряжение при первом знакомстве, однако стена недоверия остаётся со мной. Ей тоже доставалось от меня, а каждая попытка прикоснуться к шкуре заканчивалась тем же клацанием возле пальцев. Но это все в пришлом, сейчас настоящее.
Правда неожиданно, поводья сайдпула натянулись, так словно, это было похоже на перетягивание каната. Будто я не остановлюсь, а целенаправленно попру дальше из-за чистого упрямства. Остановившись, я удивленно завернул голову, как бы спрашивая Мелису - Что такого произошло, что пришлось с усилием натянуть повод? - гугукая. Не то душевный протест взыграл, не то опять что-то потревожило юную всадницу. Не особо задумываясь я пару раз потрепал её за ногу губами, говоря, - Не переживай, просто тогда мы не были друг у друга, потеряв часть души в чем-то, или ком-то, мы нашли её в нашем общении. Остальное не так уж и важно. - от себя, по лошадиному. Конечно, мои слова не поймут, но я знаю, что Мелиса может быть уверенна во мне, это главное. Остальное я всегда, возьму на себя, я же обязан заботиться о Коллинз.

0

12

Вся беседа была легкой и непринужденной для Клеменси, ей нравилось так идти и разговаривать, она с легкостью подбирала слова, не волновалась, будто вела беседы с незнакомцами из леса каждый день. А вот Мелисе было в этом плане сложнее, и часто из-за того, что вопросы Клем заставляли ее поразмыслить, они не были из разряда "Как дела?", " Как тебе погодка?". Ответы должны были быть взвешенными. За ними стояли решения.
На вопос о деятельности Мелиса отвечала, что хочет быть юристом, защищать интересы людей. Прекрасно, - хмыкнула Клеменси про себя. Талантливый человек талантлив во всём, не так ли? Если чувствуешь силу, если чувствуешь интерес и желание, не стоит ограничивать себя только одним видом деятельности. Ведь можно быть успешным человеком в нескольких отрослях. В работе с лошадьми и науке, в танцах и дипломатии, почему нет? Но стоит поразмыслить, нужны ли планете успешные люди? На перспективу развиваться в разных делах лучше посмотреть как на множественные пути к самопознания и самосовершенствованию. И именно это Клем отмечала в девушке. К тому же такая возвышенность и благородность ее намерений приятно порадовала Клем. Она ободряюще улыбнулась ей. Однако Мелиса без особой охоты рассказывала про это, на то у нее могут быть свои причины, поэтому Клем не захотела дальше тревожить эту тему. Экскурсия была воспринята девушкой неплохо, и это было уже очень много, ведь большинство спортсменов воспринимали методы Лотоса и информацию об отсутствии манежей в штыки, сразу ограничивая этот КСК как территорию безалаберности, принадлежащую абсолюоным аматорам. Они клеймили их за отсутствие манежей и строгости во время тренировок. Благо, Мелиса не поступала таким образом.
Клеменси обуревали смешанные чувства, когда девушка рассказывала про их планы. Беловолосая посмотрела на Кигана. Темно гнедой конь был спокоен, расслаблен и внимателен ко своей спутнице. Клем провела рукой по сильной шее с лоснящейся шерстью. Интересно, ему повезло, или нет? Когда он был отправлен в Лотос, ей поручили стабилизировать его состояние, помочь ему прийти в себя перед предстоящей работой. (О, конечно никто не собирался дарить такого жеребца Лотосу) Клем сделала все, что могла, и теперь перед ней конь с хорошей перспективой в спорт. Это несколько растраивало ее, потому что не этого она хотела своим воспитанникам. Спортивные достижения никогда не были для нее первостепенно важными. Перед ними стояли здоровье, гармония, доверие, понимание, а после этого уже подходило и мастерство. В иных случаях зачастую приоритеты расставлялись иначе. Но сейчас Киг вполне доволен жизнью. Вдруг ему повезло найти именно того самого человека, с которомым вместе они пройдут все испытания, которые им заготовила лихая судьба? Но у Клем было ощущение, что девочка-то сомневается, что ей нужно.  Клеменси было бы приятно слышать уверенность в ее голосе, видеть блеск в ее глазах, готовность бросаться на трудности и справляться с ними. Но жить иллюзиями - нельзя. Все это не берется из неоткуда. К определености нужно идти. Нужно пробовать и смотреть, пытаться, узнавать, искать, спрашивать дорогу. А ведь именно это они сейчас и делают.- заметила Клем про себя. И если с миром спорта Мелс уже знакома, то похвально уже то, что ей интересны другие варианты. И раз уж на то пошло, Клем может расказать ей про них, ведь очевидно в этом и состоит ее задача, раз они встретились в этом месте в это время.
Девушка ободряюще улыбнулась. Да, будет сложно выбрать. Потом будет сложно идти к своей цели, делать все ради нее, стоять на своих принципах, работать. Но почему-то я в тебя верю. Я желаю вам с Кигом успехов.  Я знаю, все у вас получится.
Клеменси уже радовалась этой встрече не только потому, что она была рада повидать Кигана. Мелиса была очень интересна ей: своей жаждой к познанию, своим потенциалом, вдохновением, перспективами.
О, со всеми, кто попадает ко мне в руки. А зачастую все мои воспитанники ужасно разные. Больше всего, конечно, тех, которым нужна помощь. Многим нужен длинный период реабилитации, упорные тренировки и тела, и доверия к человеку. Обычно я не отказываю тем кому нужна моя помощь. Но если вижу, что кто-то справится с этой задачей лучше, чем я: тогда передаю свои полномочия. Клем улыбнулась и внимательно посмотрела на собеседницу, стараясь угадать, поняла ли она ее мысль.
Но это еще не был полный ответ. Услышав второе, о чем спрашивала Мелиса, Клем упрекнула себя в неточности.
Хм, да, мы готовы принять каждого. Но обучение здесь (если человек или лошадь, или пара готовы к этоиу физически и морально) ничуть не легче, чем в любом спортивном клубе, и требует полной отдачи и сосредоточенности. Паралельная работа другими методами, к сожалению, не возможна. Мы действительно рады всем, и наши двери открыты всегда, но лишь один раз, чтоб избежать проблем и недоразумений. Клеменси посмотрела на собеседницу с тем же выражением поиска понимания.  Это не мое решение. Но исходя из моего опыта, и то, и другое не получаются вместе. Прости. Я все еще уверена, что вы справитесь. И если вам ближе спорт - пусть будет так.
В своем обычном настроении Клем завела бы разговор об их с Киганом истории, спросила бы о самочувствии Мелс или погоде. Но сейчас ей почему-то не терпелось получить ответ на один из главных вопросов.
А что всё-таки вам ближе? Изысканость и видная с первого взгляда вышколеность спорта или свобода действий и выбора мягких методов? Куда бы вы охотнее отправились учиться? Что вы любите делать? К чему лежит ваша душа?Она улыбалась ей, и благодаря ее стараниям вопрос звучал ненавязчиво и спокойно. Из разряда: они - случайно встретившиеся в лесу личности. Почему бы им не узнать друг друга получше.
Очень интересно, куда они решат себя реализовывать. И, да, действительно Киган очень перспективен в сторону, к примеру, конкура. Но Клеменси не собирается склонять Мелису на свою сторону. Сейчас Клем чувствует скбя послаником из мира мягких методик, она просто раскажет ей, как они работают, и со спокойной душой позволит ей определиться. Очень важно душевное равновесие и принятие в таких вопросах. Да - да, нет - нет. А вот мнение окружения сейчас, к сожалению, весит слишком много. В особености точка зрения тех, кто заинтересован в том, чтоб Киган стал великолепным спортивным конем, чтоб достигал спортивных высот, приносил награды, удовльствие своим наездникам, славу своей конюшне. Они ведь могут попросту запретить Мелисе заниматься с ним. Вот тут-то и проявляется сила ее духа. Гораздо легче принять кардинальное мнение со стороны, согласиться с ним, чем идти наперекор, чем бороться, не опуская рук. Поэтому ни в коем случае Клем не собиралась осуждать или торопить ее. Еще один принцип ее работы: поставь себя на место другого. Поразительно, но ты бы действительно поступил так же как и он. А значит не имеешь права на осуждение. Старайся понять, а не осуждать - вот как сформирован этот принцип. И если добросовестно использовать его, люди станут более открытыми, и с ними будет легче. Не важно что: общаться, дружить или работать. Клеменси прошла свой путь, у нее свое виденье. В этом плане Мелиса стоит на входе у чего-то огромного и величественного. Ее ожидает тяжелый и ответственный выбор, и она вольна выбирать.
Клеменси не забыла посмотреть в глаза коня. А чего хотел бы ты? Интересно ли тебе преодолевать со своей напарницей трудности на манеже, в спортивном азарте, или тебе хочется полного взаимопонимания и гармонии с ней, что достигаются путем общения и познания друг друга? Что тебе ближе? Где ты будешь чувствовать себя комфортнее? Клеменси не могла знать ответа, но надеялась, что слова Мелисы как-то прояснят ситуацию.

+2

13

На высоком статном гнедом коне - маленькая балованная девочка, рулящая поводьями и наивно полагающая, что так же просто может вывести из шторма корабль, на котором плывет по волнам своей жизни. Мелисе Коллинз редко в чем-то бывало отказано, ей не давали сомневаться в том, что она достойна лучшего. И лучшее всегда казалось ей таким близким, будто ей на ладони преподносила все сама судьба. И такой порядок вещей не мог вызвать сомнений. Избалованная Мелс получала все, о чем желала: уроки, олимпиады, конкурсы. Она легко скакала по жизни от одной победы к другой, ставя цели и добиваясь их. Ее путь казался ей единым, все, что происходит, казалось предопределенным специально для нее, а все, что она получала, было для Коллинз следствием самой ее потребности. Да, в каком-то смысле баловень, она была ревнива, когда что-то, принадлежавшее ей, пытались отобрать, даже если то было просто на словах или в мыслях - или даже если это было в прошлом. Такая ревность имеет обыкновение скрываться за примерным воспитанием, оказываясь бессознательной и лишь давая знать о себе непонятной дрожью, пробегающей по сердцу, и толкающей на странные поступки. Удивительно, как ловко она прячется: ревность, граничащая с жадностью, свойственная воспитанницы детям, желающим, чтобы все самое лучшее в мире было для них.
В какой-то момент такие дети и разбиваются о свои странные сказки. Эти истории, в которых они становятся прекрасными принцессами и отважными рыцарями, рано или поздно сходят на нет, обрушивая на плечи неоперившихся юных созданий, не таких уж и глупых и безалаберных, между прочим, всю тяжесть реальности. В один миг и грёзы Мелисы  разбились. Не случись того, она бы уже давно была студенткой Академии, прорывающейся сквозь тысячу преград, бегущей чуть ли не по головам к своей заветной цели - имеет ли значение, какая именно была бы Академия? Но правда заключалась в том, что в один день Коллинз потеряла ту дорогу, которая казалась предначертанной судьбой не для кого иного, как для самой Мелисы Морганы Коллинз. Тогда девочке пришлось оглядеться по сторонам и увидеть, что вокруг нее есть целая паутина, сетка из дюжины дюжин дорог, из которых придется выбирать. И, можете поверить, она сильно ужаснулась: ее учили прорываться и слепо идти за единым трофеем куда усерднее, нежели выбирать сам трофей. Перед несчетным числом опций Мелс опешила - и сомневается до самых этих пор.
Понимая, что своими выходками заставила волноваться Кига, Мелиса нагнулась вперед и погладила шею гнедого, глубоко вздохнув: "Я не хотела взволновать тебя своими действиями, правда". Но скрывать не было смысла: сама Мелс тоже была очень взволнована. Перед ней стояла добрая волшебница, крестная фея, которая могла бы подарить ей чудесную карету и невообразимой красоты платье, а Коллинз даже не могла понять, хочет ли она на бал. Это чувствовал Ган, и об этом же, наверное, догадывалась Клеменси, наблюдавшая за парой, с которой встретилась так неожиданно в окрестностях Клуба, где-то на границе двух параллельные миров.
Но Ассель смотрела на нее так, что Мелисе, встречающей взгляд наставницы по мягким методам с огромной охотой, казалось, что ее понимают. Ей казалось, что Клеменси насквозь видит, что они хотят попробовать все, оценить по-достоинству и сделать по-настоящему взвешенный выбор. Мелс действительно ценила то, что представительница "Лотоса" не метала разъяренных взглядов от того, что ее собеседница не откинула планы на спортивные тренировки, будучи ослепленной великолепием показанной ей волшебной страны. А ведь "Лотос" и впрямь был необычным: здесь не было громоздких сооружений в виде "бочек" для работы на корде или манежей. Кажется, это место было пристанищем доверия, гулявшим по просторам полей да лесов, лишь изредка задерживаясь в границах просторных левад. Для того, чтобы быть сраженным наповал этим местом, человеку было бы достаточно просто иногда задумываться о чудесах, которые может творить полное понимание между человеком и лошадью - за примерами в интернет и книги недалеко ходить. Но в глубине души Мелисы сидела все та же девочка, желающая кубков, славы и разноцветных розеток, возможно, девочка, которая хотела видеть себя в рядах элитных всадников, юниоров, ставки на которых делают тренера международного класса. Ах, перед ней было столько дорог - и она стояла как истукан, поглядывая с любопытством и неуверенностью в каждом возможном направлении.
А голос Клеменси Ассель уверял ее, что та готова взять под свое крыло совершенно любого воспитанника. Даже такого разбитого и кричащего в глубине души о помощи, как Мелиса. Ведь последней очень хотелось, чтобы кто-то протянул ей руку и сказал: сюда, здесь ты будешь счастлива, и здесь тебе больше не будет нужно ничего. Однако на пути к расправе с одной жаждой просыпалась и вторая, за ней третья  - так, тысячи желаний Мелс не могли уняться у нее внутри.
А тем временем сладкая песня наставницы сменилась строгостью предупреждения, что сказка готова открыть свои двери для этой пары только один раз, и что для обучения здесь придется отказаться от всех титулов и методов, столь яро отстаиваемых большим спортом. "Лотос" не был обычным конно-спортивным комплексом: он не давал вторых шансов, и, один раз попрощавшись с ним, невозможно вернуться обратно. От осознания того по рукам Мелс пробежали мурашки: это не были воображаемые барьеры, которые выдумывало ее сознание - эти стены, вполне реальные, были сооружены самой Системой.
Это могло показаться странным, но перед отказами Коллинз, кажется, даже испытывала страх. Ей было отказано в одной очень важной вещи, когда прямо перед ней захлопнулись двери в "страну мечты", и вот еще одна такая же волшебная страна грозится сделать то же самое. Мелиса вздохнула очень глубоко, услышав, как Клеменси Ассель озвучила вопросы, которыми терзалась душа Коллинз вот уже очень долго:
- А что всё-таки вам ближе? Куда бы вы охотнее отправились учиться? Что вы любите делать? К чему лежит ваша душа? - и на этот вопрос отвечать было немного боязно: а что, если выбор, в конечном счете, будет неправильным? Ведь каждая перспектива была такой заманчивой, каждую награду так хотелось заполучить, каждую вершину покорить, будучи признанным настоящим мастером своего дела, этаким дарованием. Коллинз ушла сначала немного в сторону, решив сказать правду, но отвечая не совсем на заданный ею вопрос:
- Знаете, все считают, что Киган очень перспективен в спорт. На стартах он показывает себя с лучшей стороны, и люди, видя нашу с ним заботу друг о друге и понимание, говорят, что это отличная спортивная лошадь, только вс... - она запнулась, когда посмотрела прямо в глаза Клеменси. Ассель слушала ее все так же внимательно, но каким-то невообразимым образом давала Мелисе понять, что не хочет слушать "всех", не хочет знать, что говорят тренера, другие ученики, родословная лошади или происхождение и конная история самой Мелисы Коллинз, - ... Всадника бы ему поопытнее.
Клеменси будто не могла видеть рядом с Киганом более никого. Ее очи смотрели настолько безмятежно и мягко, что, казалось, она говорила тебе: рядом с лошадью находишься ты, и она ходит под твоим седлом. Сейчас решать должна ты, потому что прийдя в денник этой лошади, умудрилась подарить ей частичку своей души - а взамен получить ее преданность и заботу. У других этого нет. Они не имеют права решать, как бы ни хотели.
Собравшись с духом, Мелс начала отвечать с самого начала - на этот раз уже от имени этих двоих:
- Больше всего нам нравится бегать вот так, свободно, по полям и лесам, встречая с любопытством все новое, открывая для себя тысячи дорог и путей, забывая про вызубренные наизусть лекции о железе, шпорах, принуждении и подавлении. Спорт, конечно же, учит мягко, но убедительно предлагать свою точку зрения, но иногда... - Мелиса посмотрела вниз, вспоминая, как в своем первом конном клубе, не относящемся даже к Системе Марлены, смотрела, как девчонка-конница пытается совершенно уму непостижимыми методами исправить изъяны "плохой" лошади, - ... иногда перед совсем завышенными целями спорт порождает лютый фанатизм. Тогда все, что спортсмен знал о понимании, предложении и убеждении может быть в миг забыто, - в ее голосе звучала горечь, как будто этот опыт спорта был для нее неприятной пилюлей, которую нужно глотать регулярно, чтобы не захворать той болезнью, которую предупреждало понимание ее последствий.
Она снова подняла взгляд на Клеменси и пожала плечами:
- Нам нравится спорт, правда. Нам нравится смотреть на до сих пор не преодоленную нами высоту и вместе радоваться, когда мы достигаем этой новой вершины. Ведь это прекрасно: самосовершенствоваться, выходить на новый уровень мастерства. - она даже как-то загадочно улыбнулась, погружённая в грезы о том, как они выходят на международные старты, будучи фаворитами, не без трудностей, однако общими усилиями великолепно проходят маршрут и получают заслуженную награду, - Но главное, что мы будем достигать этого вместе...
Мелиса проследила за взглядом Ассель. Послушав девушку, она обратила внимание на гнедого коня, попытавшись заглянуть ему через глаза прямо в душу, узнав, а чего же хочет сам Киган. Мелиса задумалась, п затем позволила своим мыслям быть озвученными, услышанными наставницей по мягким методам:
- У Гана был хозяин... До того, как он попал сюда. Я не знаю о нем много, но знаю, что Киг был действительно к нему привязан. Потеряв хозяина, он будто потерял веру в людей. И всякую цель тоже. Может быть, поэтому он попал к Вам? Может быть, поэтому и мы с ним нашли друг друга? Мы были немного потеряны, и каждый из нас помог другому обрести смысл.
Она опустилась вниз, чуть ли не легла на Гана. Ей захотелось обнять его, посему руки ее обвились вокруг его шеи, когда она снова вскинула глаза на Клеменси:
- Мне кажется, пока что нам нужна общая цель. Пока что нам еще нужно понять и прочувствовать до конца, что мы не совсем такие, как другие всадники. Но нам очень хочется показать им, что мы ничуть не хуже, даже наоборот... - Мелс запустила пальцы в гриву своего гнедого скакуна, заботливо улыбнувшись, - Но, я думаю, мы обязательно встретимся снова, Клеменси. - она подняла взгляд на Ассель, - Правда, мы не забудем "Лотос", ведь, может быть, в обход, но мы идем сейчас именно к нему.
Время утренней прогулки поджимало, Мелиса достала из кармана кенгурушки телефон, глянув на время, а после глубоко вздохнула, села прямо в седле и оглядела волшебную страну еще раз. Ей хотелось вернуться сюда - может быть, пока что в качестве гостя или какого-нибудь "случайного засланца". Даже жалко, что секунды не могут хоть немного успокоиться и замедлить свой бег, дав им побольше времени узнать об этом месте. И все же к какому-то выводу Мелиса пришла: она обязательно появится здесь снова верхом на гнедом скакуне, без седла и железа, под девизом полного доверия. Коллинз снова глянула на время на экране смартфона. Ей не хотелось говорить Ассель, что им нужно уходить, даже сейчас, когда это было очевидно. Поэтому она просто подняла взгляд на мастера мягких методов в надежде, что та снова прочитает все несказанное в глазах собеседницы.

0


Вы здесь » Аureа mediocritas » Чужие истории » A whole new world


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC