Вверх страницы

Вниз страницы
Мы сменили дизайн, «почистили перышки» и готовы принимать новых членов нашей Системы.
Напоминаем, что Система недавно обзавелась новым КСК – Заповедником «Белая лилия», в котором все желающие смогут отдохнуть.

Люди, чьи аккаунты были удалены - не паникуйте, форум был восстановлен из резервной копии и некоторые данные потерялись. Просто зарегистрируйтесь заново.
На ролевой осень, конец ноября. Лужи уже начинают замерзать, а дорожки заносит редкий снег. Будьте осторожны на прогулках и не пытайтесь проникнуть в Академию в такой холод и гололед.
АКАДЕМИЯ: Зам Директора АКАДЕМИЯ: Директор АКАДЕМИЯ: Главный тренер по выездке
АКАДЕМИЯ: Смотритель Академии
АКАДЕМИЯ: Дочь смотрителя
32
53
51
56
9
КСК "Лотос" остается лидером в рейтинге на протяжении нескольких сезонов. Теперь, его рейтинг станет еще более несокрушимым благодаря поддержке заповедника "Белой Лилии". Кажется, Вне Системные КСК станут самыми богатыми КСК года.

Аureа mediocritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аureа mediocritas » Чужие истории » Я не вернусь назад. Должна я все забыть.(с)холодное сердце


Я не вернусь назад. Должна я все забыть.(с)холодное сердце

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Участники:  Шэрон, Люси, Киган, Марлену,  Гардосо,Септимус
Место: Манеж Академии
Время: Весна. Прохладное утро. обычный будний день

Описание
Шерон снова прогуливала школу. Кто бы подумал, что она снова приедет  на территорию конного клуба. Эта поездка отличалась от всех предыдущих.  Она любила лошадей, но возвращаться к тому,  что было не хотела. Что девочка хотела себе доказать? Что не хочет снова ездить?  Что это опасно и что страх никогда ее не оставит. А может в этот раз, хотела доказать, что все равно ничего не выйдет?
Выбор пал на академию.

Отредактировано Шэрон (06.06.2016 14:20:28)

0

2

В последнее время на душе все время снег, где бы она была, что бы ни делала. Снег укрывает все вокруг белой пеленой.  Пусть остановится все, покроется толстым слоем  снега и льда. Говорят, прошлое не надо ворошить. И ведь получалось жить так. Зачем с ней заговорили о возвращении, даже услышав, что она не хочет ездить. И ведь правда поездка, спустя  полгода после травмы доказала все. Зачем настаивать?

Шерон смотрела в окно автобуса  равнодушным взглядом. Не так уж и волновали ее окружающие пейзажи и голоса вокруг. Итальянский ей совершенно не нравился. Потому, она заткнула уши наушниками, включив музыку погромче. Девочка ориентировалась исключительно на телефонный навигатор. Она  глянула на экран телефона. Уже видно красную отметку на карте города.  Скоро выходить, а ей не спокойно. Руки начинали дрожать. Шэр  вдохнула побольше воздуха. Это же просто поездка вместе занятий.  Не стоит переживать.
-Я все равно не буду ездить, я не хочу этого,- убежала себя девчонка. А в памяти всплывал  образ  Павсания.  Жеребец стоял в деннике.  Темная шерсть лоснилась в лучах солнышка,  пробивающегося через окошко.   Она задумалась, а если бы те лошади были здесь? 
Шэрон снова одергивает себя, умоляя не думать о глупостях.  Нет смысла искать Павсания и кобылу. Она  нехотя вышла из автобуса.

Шэрон решила тихо прийти  и тихо уйти ни с кем, не говоря, не
подходя к лошадям поближе. Наверняка,  там тоже будут гости, такие как она. Не нужно беспокоиться. Девчонка  убрала телефон в рюкзак, и снова повторила себе установку: " Не хочу  я возвращаться. Это плохая идея".

Шэр зашла через главный ход с   невозмутимым видом.  В ее планы не входило долгое пребывание.   Она была права   в своих догадках территория огромная, больше чем отображалась на карте и намного больше, чем на фотографиях.
Территория такая большая, а дыхания свободы здесь не чувствовалось. Девчушка решила подождать. Может, она не чувствует, потому, что пока не хочет? Шэрон так долго пыталась привыкнуть к мысли, что больше не будет ездить.   И что будет, если предложение вернуться заберут? Тогда снова учиться без мыслей о лошадях.
Пока не стоит делать каких-то выводов. Она   просто гость.
Девочка направилась к зданию, обвитому плющом. Сквозь поросль виднелись вычурные стены. Интересно, а как там внутри?
Шэрон замерла у входа в конюшню. Глянула на расписание. Неизвестные имена и фамилии ни о чем ей не сказали, даже интереса не вызвали.
-Не стоит,- останавливала она себя,- уходи. Пока не спросили, кто ты и почему здесь околачиваешься? Шэр вдохнула воздух пахнущий лошадьми, слушала, как кто-то возится в деннике или грызет сено. 

Она   шла,  несмело рассматривая гривастых. Шэр держалась подальше от денников.   Она  ощущала покой,  находясь  в некоторой близи рядом с лошадьми.  Если не пытаться подойти поближе, так и будет. Почему  это чувство, что ей нравится быть рядом с лошадьми за столько времени не исчезло?  Шэр не  смотрела им в глаза.  Она прошлась  вдоль денников туда-сюда, пытаясь ходить как можно тише.  И снова   остановилась у расписания,  уже внимательнее читая незнакомые имена и фамилии. Шэрон чувствовала, что не хочет здесь находиться. Здесь все слишком огромное,  правильное. Наверняка и лошади и люди здесь правильные, как метрономы?  А что она умеет  точно и правильно делать. Да ничего!
-Нет, - решила Шэр и поторопилась на выход. Девочка не имела  ничего против конного спорта, наверное, это невероятно, но такого  никогда не хотелось.  Ей нравилось спокойное время, взаимопонимание  с лошадью. И намного больше завораживало, когда всадник и лошадь вместе творили невероятное, полагаясь не на ремешки  а на доверие.

Отредактировано Шэрон (05.06.2016 14:50:59)

+1

3

"Несколько лет назад очень честолюбивый отец ребёнка, ездящего на пони, попросил у Людгера профессионального совета. Проблема заключалась в том, что отец испробовал уже 50 разных удил для нового пони своего сына, но на поверку ни одни не подошли. Людгер со всей вежливостью, на которую он способен, ответил: "Попробуй-те ка сначала нормальный трензель и... обучение верховой езде". "

Утро начиналось приятно и солнечно. Хоть обычно весна без сомнения выдавала свои капризы и недовольства в виде осадков, сегодня она решила побыть милосердной некоторое время и дать просвет не только в погоде. Воздух был с примесью влажности, дышалось легко и приятно. Птицы напевали окрестностям мелодию о новом дне, о новом месяце весны. И как всегда - с самого утра здесь никого, все пока что отдыхают, но не все спят...
Погода то радует, но отпуск никому не даётся. – Люси по пути к конюшне всматривалась в листок бумаги, данный и подписанный самим заместителем директора об аренде Клубного коня и, насколько она поняла, предстоящая работа одного жеребца. Не дадут покою с поручениями… Но хотя, разве же сложное занятие? Конечно, нет. Но почему-то всё как всегда сваливается на меня. Может, зарплату как раз повысят, кто знает.
Девушка припомнила те моменты, когда только-только она и попала в Академию. Каким пугающим всё выглядело, сколько тяжёлых грузов ей пришлось проносить на своих плечах. Остальные, с кем она вошла в эти огромные ворота в новую жизнь, давно ушли. Но некоторые вытерпели и остались, но вдобавок изменились и совсем забыли о прошлом. Тут никто не будет мямлить и на ноги с каждым падением тебя поднимать, здесь исключительно борьба, игра в казино, где ставка совершается лишь на свой дух. Поставишь на другого - тут пятьдесят на пятьдесят, либо подставят и выкинут из игры, либо всего навсего сильно проиграешь и опустишься. Выкарабкиваться трудно, но только закалённым и железным, не сворачиваемым нравом и ежедневным старанием можно и нужно выбиваться в лидеры. Система трудная , но иначе никак.
Говорят, самое страшное - упасть с высоты и не почувствовать боли.
Она сфокусировала взгляд на печати, дате написания документа, пробегала по строкам ненужных официальных подготовленных слов и знаков. Эту болтовню можно было отсеять и просто прямо написать всё нужное в одно предложение. Но правилам следуют же все, даже как документы писать. Впрочем, хватит пустых мыслей, надо делом заниматься. Кио продвинулась активным шагом меж сплошных рядов лошадей, взглядом ища нужных двоих. Девушка пробегала по табличкам с кличками, всё так же натыкаясь на знакомые подписи с именами Академистов. Всё схожих по важности, как и они сами. Дестор шумно вздохнула и резко остановилась на пустой табличке. Она вытащила из файла с поручением уже раскрытый конверт и вытащила оттуда две фотографии с подписями, а после заглянула в денник сквозь решётки. Оу, получается это Киган. Арендуемый.
- Что ж, приветствую тебя, друг, - она всматривалась в общий экстерьер жеребца, оценивала детали и масть. – Думаю, ты нам пригодишься.
Люси мягко улыбнулась и только хотела энергично продолжить поиски второго потерявшегося, как через денник он нашёлся.
- Вас обоих поставили через одного, - она хмыкнула, последний раз сравнивая и того и того по предоставленным фото, - Похвально. Зато бегать долго не надо.
Гардосо I. Видно, знатная родословная и стоимость. Она так же присмотрелась к коню, слегка прищурившись, так же само внешне оценивая.
- Ты позволишь мне поближе познакомиться? – говорила она мягко, без всяких примесей подозрения или подобного. Ведь не к каждой лошади можно спокойно забегать и делать, что только в голову взбредёт, первое знакомство – всегда вещь хрупкая, как хрусталь. Уронишь, неаккуратно подбросишь – и разобьётся вдребезги в один момент. Надо хранить его со всей надёжностью.
По виду, конь был с нужным выраженным рельефом мышц, значит, мышцы накачаны правильно. Шея сама при повороте округлялась, а затылок подводился и становился в сбор. Вылитая спортивность и готовность, но каков он по темпераменту, стоило выяснить. Люси медленно открыла дверь денника, попутно вытаскивая из кармана пару кусочков сахара и протягивая их коню на раскрытой ладони. Девушка не решалась пока заходить в его личное пространство, зато приглашала ступить в своё. Но что-то Кио резко отвлекло, шаги. Редко кто в такую рань заявлялся, сегодня и у персонала дел немного, да и у «ранних» Академистов занятия будут минимум через час. Странно. Кио дождалась, пока жеребец не взял лакомство, а затем сразу присмотрелась меж рядов денников. Глупо конечно было отвлекаться от столь незнакомого животного, но всякие заявители в Академию вещь весьма редкая.
- Прости, мне надо отвлечься, - Дестор заметила недовольно прижатые уши и разворот, но всё же пришлось закрыть дверцу и оставить его. Девушка быстрым шагом прошлась по коридору, заведя руки назад, улавливая встревоженных многочисленными шагами взгляды и тихое ржание лошадей.
Стоп, это, ребёнок? Тренера и остальные никогда не приводили сюда детей, разве что только достаточно взрослых и готовых.
- Постой, - окликнула она её, как только девочка собралась уходить – Так скоро уходишь?
Люси подошла ближе и окинула ребёнка  взглядом, то ли упрекая, то ли подбадривая.
- Можно узнать твоё имя? – тут она помедлила – Я – Люси Дестор Кио, дитя, главный тренер по конкуру со стажем. А тебя я здесь не видела, да и не похоже, что кто-то бы привёл тебя сюда. Хм, – девушка приметила огонёк детского страха в её глазах – Милая, тебе не стоит бояться, поверь мне.
Она провела ладонью ото лба и по всей длине волос, понимая, что этот день сулит многим сложностям и новым попаданием дротиком в противоречащее дело.

Отредактировано Lucy Destor Kio (06.06.2016 15:53:22)

0

4

Шаги, и не такие шаги, более легкие и быстрые, нежели у конюхов, в голове сразу же мелькнула мысля, что это пожаловал какой-то явно всадник, либо ещё кто-то в этом роде, но не мужского пола. От такой мысли и от того, что может захотят взять мою тушку, резко окрысился, вплотную прижимая уши к голове, пару раз сильно хлыстнув себя хвостом по крупу, разворачиваясь к входу в денник задом. А задом встал, чтоб в случае чего дать хорошеньких пинков тому, кто захочет сразу же без приглашение войти в моё личное пространство, как к себе домой, бесят такие «умные» люди. Ну а если это тот, кто несёт с собой что-то вкусное пожевать, то с радостью пущу, но и только на один шаг в мою сторону и не более, человек должен уважать моё личное пространство. И да, смотря что он принёс из поесть, я конь привередливый, всякую фигню на зуб брать не буду, я гурман, поэтому имея утонченный вкус, который вбил себе в голову, ем далеко не всякие вкусняшки. Поэтому посмотрим, что сможет предложить человек, если это шли к моему величию, а не к кому-то ещё. Я ж свою попку считал самой главной из всех, что если кто-то идёт, то обязательно ко мне, всё должно делать для меня, ибо я не абы кто, а звезда конкура, хотя нет, очень гламурно, мастер конкура. Конечно меня ещё не обучили прыгать два метра под седлом, ибо всё-таки задеваю передними планку, даже при моей технике преодолевания барьера.
Кто-то из лошадей начал гугукать, словно к ним тоже идут, но на это я лишь скрипнул зубами, продолжая немного нервно махать своим тёмным хвостом, мордой смотря в окно, где виднелась леваде вроде, поэтому мои уши навострились. Но там была пустота. Конечно пусто, ещё даже завтрака не было, точнее чувствую, что он скоро вот-вот должен был появиться, ведь конюхи уже и так запарили овёс. Мммм. Пожалуй поесть и отдыхать – это мой личный рай. Правда, конюхи не очень-то и любили мне еду приносить, ибо я с жадностью  кидался на ведро, которые они пытались мне повесить на денник, до еды я очень жадный. Как и до воды, в принципе.
Шаги продолжались, на них я уже не акцентировал своего внимания, потому что в окошке зрелище было более приятным, чем внутри денника и конюшни. Шаги прекратились. Мои уши по инерции повелись назад и в сторону, дабы прислушаться, что происходит в проходе этой замечательной конюшни. Голос. Довольно-таки близко к моему царскому домику, но это обращение не ко мне, ах да, голосок-то был женским. Громко фыркнув, вильнув хвостом, встал полубоком в деннике, начал жевать сено, старательно разбирая губами травинки, чтоб выбрать самую вкусную травинку, люблю копаться в мелочах. Но, видимо, как я и оказался прав пару минут назад, зашагали в мою сторону, поэтому навострил лишь уши, незнакомые особы не  удостаивались того, чтоб я оторвался от еды и смотрел на них.
- Ты позволишь мне поближе познакомиться?
Раздался голос, когда шаги остановились около моего денника, моей двери. Не обращая внимания на эту особу, лишь фыркнул, краем глаза всё же разглядывая её через прутья, продолжая есть сено с рептуха. Мои ушки-лапоушки услышали, как щёлкнул замок моей двери, моего дома, и тут я резко повернул голову в сторону девушки, окрысившись, вытягивая свою мощную шею, скрипя зубами, и тут же резко подбираю голову, ставя её высоко, нервно вытащил клок сена, что рептух начал быстро шататься из стороны в сторону. И как полагается по жанру, эта незнакомая дама начала протягивать что-то на руке, на это, конечно, я обратил внимание, но не увидел для себя чего-то вкусного.
-Сахар? – брезглительно фыркнул конь, окрысившись на девушку, убрал от неё свою морду, -Это издёвка.
И чтоб это доказать я схватил сахар с руки и тут же выплюнул девушке под ноги всё это белое хозяйство. Краем своего серого уха я уже слышал какие-то мелкие шаги, даже более лёгкие, чем у этой незнакомой девушки. «Ребёнок что ль?» Но это не моего ума дела, я скрипнул зубами, недовольно смотря на незнакомку и отвернулся от неё, а она закрыла за собой дверь. Хорошо, что девушка обратила внимание на то, что её взволновало в столь ранний утренний час. Я как следует хрюкнул ей вслед, продолжая жевать сено, хочется заметить, что оно вкусное, а то на моём веку было то, что попадалось не слишком-то и хорошее сено.  И встал задницей прям в дверь денник, упёрся и облокотился, дабы девушка не смогла открыть дверь, а даже если б и открыла, моя серая попка вывалилась бы в проход конюшни. Я конь вредный, поэтому любая оплошность могла покараться, особенно сейчас, девушка дала мне какой-то кусок сахара, который я не любил, поэтому стоило об этом громко заявить. Да и тем более куда-то выходить было слишком лень, да ещё и на пустое пузо, где только сено плавало тоже как-то не очень.
Что ж, попка подпирала дверь, я вытаскивал куски сена с рептуха, иногда игрался с этим, словно моя морда была рукой, а этот сосуд с сеном –грушей. Вернётся ли ко мне эта особа - хрен знает, но если и придёт, то посмотрим, что она сможет мне предложить.

+2

5

Время бренно, но верно течет вперед, и я зная, это прожил тут чуть более полугода. Обстановка в Клубе, как и в лотосе располагает к себе, а вот в Академии я оказался впервые. Спросите зачем? Во первых лошадь спрашивать уж точно не будут, во вторых, из клуба почти никого не осталось, кто бы занимался верховой ездой, молчу уж про все остальное. И, что бы я тупо не простаивал меня решили арендовать академисты. Что я знаю про саму Академию? Да, в общем то говоря, на уровне слухов и сплетен, мол: ни кто ни кого не щадит, раз упал руку помощи, как говорится, тоже не жди. Все же, ни слухи, ни сплетни меня не интересуют, все можно и так узнать, самому. Меня это одновременно и радовало, и огорчало, привыкая к одним, начинаешь более менее спокойнее относиться ко всем, кого знаешь, а в новом месте, все сначала. Проведя первую ночь в другом деннике, я не нервничал, даже на удивление норов свой не показывал, хотя и конюх да более мне знаком. В конюшне было тихо, будто тут ставили эксперимент, что будут делать те, или иные существа без присмотра. Но первым посетителем стал ребенок, девочка примерно лет 10-12 на вид. Медленно сделав пару шагов к двери я высунул морду посмотреть на нее. Спокойно хрюкнув, вдохнул её запах, уловив заметный страх, потому что та старалась держать нейтральную линию меж денников. Я совсем не страшный, и не причиню вреда. Но девочки и след простыл, по крайне мере в том месте, где я имел возможность по ближе познакомиться с ней. Следующее, было менее радостное, однако вполне закономерное знакомство, плюс подключался азарт к тому, что же будет дальше.
- Ага, и тебе здравствуй. Надеюсь, с тобой поделились хорошими впечатлениями о бо мне?! - саркастично ответив, я махнул мощной шеей и пару раз повел ушами в разные стороны. Девушка отошла к другому коню, а я так и продолжал спокойно стоять, переминаясь с ноги на ногу, через раз, или два подмахивая хвостом отгоняя мух. Вот кого кого, а эти крылатые, меня раздражали, порой я иногда даже выкусывал гадов вместе с частицами шерсти. И все же тот, другой конь, был больше похож на нечто относящее себя к царской крови. Смотря на поведение, хотя мне до него не было никакого дела. Конечно, очень хотелось поесть, и пока обходился сеном, который жевал, опустив голову, я переодически обращал внимание на тренера с девочкой.

Отредактировано Keegan (06.06.2016 15:53:13)

+1

6

Очередной день, загруженный работой, сегодня она должна была как всегда, словно тот Кролик из Винни Пуха, что-то сделать, составить пару планов, кому-то что-то сказать, указать и вообще побегать в мыле по всему комплексу с самого утра. Но в списке, ко всему остальному добавлялся контроль качества работы сотрудников академии. Сегодня инспекцию должна была пройти главный тренер по конкуру Люси Дестор. Марлена не имела собственной лошади на конюшне, так как не нуждалась в ней как таковой. Она давно не участвовала в стартах, так как времени на них совершенно не было, приходилось довольствоваться редкими поездками верхом, благо накопленный за плечами опыт позволял работать практически с любой лошадью, любой специализации и характера. Сегодняшняя тренировка была со всех сторон новой для всех. Академические лошади были новенькими, ученица с которой предстояло работать Кио – тоже. Старенькие были только сам тренер и она – Марлена. Они должны были выехать на новых и не знакомых для них лошадях, Кио предстояло доказать Марлене, что она может работать с любым учеником и лошадью и её мастерства будет достаточно, чтобы объяснить материал ребенку и при этом восседать на чужой лошади. Однако, у ребенка тоже была не простая задача, девочка должна была выехать на не знакомой ей лошади. В общем, день обещал быть веселым, поэтому Грей собралась с мыслями и с самого утра отправилась знакомиться с новоприбывшим конем – партнером на сегодняшний день. Уверенными и быстрыми шагами она пересекла просторы Академии, этим ранним утром по пути ей почти никто не встретился. На ходу одной рукой уже в перчатке она натягивала на вторую её пару, её глаза были опущены и взгляд сосредоточен на операции, но это не мешало женщине безошибочно прокладывать себе путь в уже таких знакомых коридорах Академии, которые проектировала она же. Все закоулки и тайные ходы этого огромного здания она знала назубок. Мимо мелькали огромные светлые окна с бордовыми полосами тяжелых штор, темные каменные стены, гобелены и статуи. Комплекс напоминал древний, но очень аккуратный музей. Гранитные полы и колонны причудливо соединялись с мраморными плитами ступенек. Женщина стремительно вышла через открытые дубовые двери преподавательского корпуса и так же стремительно направилась к конюшням, по залитыми лужами брусчатым тропинкам. По пути она уже строила план тренировки в голове. Что будет обязательным, что второстепенным и чего она хочет получить от своих подопечных. Наверно, стоило бы вывесить план тренировки, чтобы Люси смогла хотя бы морально подготовиться к предстоящим требованиям, но времени не было даже на намек возможности какой-то отсрочки проверки. Какие-то недоброжелатели из академии настучали на Дестор директору, и тот с требованиями немедленного принятия мер позвонил Грей. Конечно, будь его воля, он уволил бы бедную женщину, не задумываясь, и поставил бы на её место какого-нибудь своего человека, но, к счастью, главой и высшим законо-вершителем здесь был не он. Пока Марлена была жива и здорова, пока она могла держать под контролем эту систему, он не сможет ничего сделать против её воли.
Он требует проверки, ну ладно, будет ему проверка, все равно я давно хотела поприсутствовать на тренировке Кио, говорят, они весьма оригинальны и своеобразны. Любопытно будет посмотреть.
Лошадей завезли только вчера, прежде чем предлагать их кому-либо кто-то все равно должен был протестировать новеньких. Ну что ж, значит, они этим и займутся. Она ступила ногой в блестящем сапоге на каменный пол конюшни. Скрипнули петли у дверей, когда её плечо нечаянно задело одну из створок, женщина спешила, от этого срезала углы, порой даже слишком. Твердыми шагами она проследовала в конец конюшни. В последних денниках обитали новенькие. Быстро и бегло Марлена пробегала по табличкам денников, выискивая нужное имя. Ну, вот и он.
Куда же тебя запихнули, в самую жопу мира. – пронеслась саркастическая мысль в голове Грей, когда она окидывала взглядом новоприбывшего жеребца Септимуса.
Ничего, хорош. – Марлене приглянулся конь, он был статным, ухоженным. Было видно, что жеребец спортивная лошадка, а не прогулочно-цыганский раб. Её пальцы на автомате стали ловко открывать защелку, в то время как глаза были направлены на коня, женщина действовала автоматически и быстро, она, как закаленный в самых разных боях боец, не боялась уже ничего и любые неожиданности были для нее привычным делом, а это уже не делало их такими уж неожиданностями. Женщина открыла дверь и спокойно вошла в денник, по-хозяйски прикрывая за собой деревянно-железное сооружение.
- Привет малыш, ну как ты тут, обживаешься? Сегодня нам работать вместе, а потом мы подыщем тебе постоянного партнера. Будешь отрабатывать пируэты уже со своим хозяином.  – она коротко улыбнулась и быстрым движением руки огладила коня по шее. Оценив состояние его шкурки женщина все же пришла к выводу, что коня стоит почистить перед тренировкой. Она, как начальница, не могла позволить себе малейшей оплошности, как в своем, так и в лошадином внешнем виде. Она специально пришла пораньше в денник жеребца, чтобы успеть заплести гриву и хвост коня. Заодно они смогут познакомиться поближе. Грей молча и неторопливо вышла из денника и защелкнула дверь с легким позвякиванием щеколды. У нее была персональная шорня, хотя она и не имела своего постоянного коня, зато обладала кучей крутой амуниции для своих временных подопечных. Грей отправилась за щетками, попутно зацепив молодого паренька, помощника конюха, чтобы тот помог донести до денника Септимуса начищенные и блестящие как новенькая копейка седло с уздечкой, ногавки Марлена захватила сама. Деловито и скоро они вернулись к деннику. Грей несла в одной руке и сумку с щетками и ногавки поверх всего, придерживая их двумя пальцами. Она надеялась пересечься в конюшне с Люси, так оно и вышло, но уже тогда, когда женщина начала чистку жеребца. Грей уже дочесывала хвост жеребца, когда в коридоре послышался знакомый голос тренера. Марлена не спеша отложила в сторону щетку и гребень и похлопала коня по шее.
- А вот и наша Кио, пойду, поздороваюсь, сейчас я вернусь, солнце.  – Грей покинула жеребца и положив руку на дверь денника, чтобы та не открывалась, окликнула тренера.
- Доброе утро, Люси. Рада вас  видеть. – на её губах играла вежливая улыбка, однако не сулящая особого расположения. Просто дежурная улыбка вышестоящего человека, оповещающая лишь о вежливости и ничего более. Марлена не могла похвалиться отменным настроением на сегодняшний день, к тому же, ей не доставляло удовольствия бегать как собачка на поводу у директора Академии и заниматься столь не лицеприятными делами как проверками по команде, однако, это был её долг и обязанность – контролировать качество работы персонала всех кск, поэтому приходилось подчиняться и выполнять данные поручения. Порой казалось, что начальница вовсе не она, а директора кск из Системы. Пора было нанять кого-нибудь на эту должность и контролировать только его работу, сил женщины определенно не хватало на всех, а работу стоило выполнять добросовестно и качественно. Кио, тем временем общалась с девочкой, той девочкой, которой, как и тренеру сегодня предстояла экзекуция, Грей уже заранее сочувствовала ей.

0

7

Очередную свою смену хозяина Септимус пережил с гордо поднятой головой.  Все начиналось с обычных выездных соревнований: долгая поездка в коневозе, отдых и выводка, разминка... Расстались они с хозяином на мажорной ноте - первое место, привычный уже круг почета и апплодисменты, от которых уставший вороной лишь недовольно прижал уши.
Все изменилось,  когда после стартов Сет  отдыхал во временно предоставленном ему деннике. Хозяин пришел к нему и просто подал кусок сахара, ласково огладив рукой шелковистую морду коня. Септимус отлично знал, чем заканчиваются такие ласки. Человек, которого с которым он исправно работал целых пять лет, навсегда покидал его, и был удостоен лишь фырканья и тяжелого удара копытом по полу денника, не слишком щедро засыпанного мелкими опилками.
- Уже уходишь? Что же, прощай. Вы все уходите.
Денники кругом стремительно пустели, мрачный вороной же простоял в своем всю ночь - он не спал, лишь дремал иногда. Неопределенность и туманность будущего вызывали в нем вполне понятное беспокойство, да и непривычная тишина кругом заставляла коня нервничать. Утром пришел незнакомый человек. Он осмотрел Септимуса также как и все, кто покупал его - заглянул в рот, ощупал ноги и шею. Остался доволен, кажется. С этим человеком вороной и ушел.

Новый коневоз, новая конюшня: скорее всего та, которой предстояло стать его новым домом. Септимус был достаточно опытен чтобы понять, что в этот раз ему снова повезло - проходы были широкими и светлыми, копыта громко стучали о каменный пол - от него так и веяло прохладой. Денник был достаточно широкими, чтобы рослый ганноверец мог в нем не только свободно развернутся, но и с удовольствием поваляться, благо, на мягкой соломенной подстилке это было сущим удовольствием. Следующие несколько дней вороной провел совершенено великолепно - его беспокоили лишь для коротких прогулок и чисток, а в кормушке регулярно появлялись сено, клевер и люцерна - что еще нужно уставшей лошади?  Ему повезло с соседями они были не слишком беспокойными, хотя с серым голштинцем наверное можно было устроить небольшую пикировку - в конце концов оба они были молодыми еще жеребцами, однако он тоже, судя по всему, прибыл недавни. Кони еще недостаточно обвыклись, а Сет  еще и слишком устал для подобных развлечений.

Судя по тому, что рядом с ним не крутилось человека, которого можно было индефицировать как хозяина, можно было предположить, что Септимус вновь не является частной лошадью. Это было дурно - неумелых всадников он не терпел, а еще более не терпел тех из них, что смели надоедать вороному в деннике. Денник был его территорией и никто не должен был надоедать ему здесь. Все точки над i ганновер решил расставить незамедлительно - если кто-то из людей, не похожих на кого-то из быстро выученных им коноводов и конюха, смел задерживаться подле его денника слишком долго по мнению коня, он с силой отбивал по двери. Обычно этого хватало, чтобы резко снизить градус интереса к "новому  дрессажному коню".
Этот день начинался как обычно - сено в кормушке и ожидание прогулки, когда подле его денника послышались легкие шаги. Вороной прижал уши и опустил голову, с самым грозным видом помахивая хвостом, в котором, как и в шерсти, запутались соломинки. Впрочем, подошедшая действовало быстро, не дав удивленному коню показать себя во всей красе: зашла в денник, заговорила  и бесцеремонно тронула его шею, заставив ганновера возмущенно-обиженно захрапеть от такой наглости. Умный Сет не позволял себе нападать на людей, которые вели себя так уверено, но обращения такого не любил, всем своим видом показывая, что ему совершенно не нравится "гостья", ее намерения, а высокий голос и вовсе раздражает.
- Эй, нельзя повежливее?
Также быстро "напарница"  вышла из денника, где защебетали уже два высоких голоса, заставив Септимуса  тяжело, по-человечески, вздохнуть. Он демонстративно отошел в дальний край денника старательно делая вид, что подвешенный там ликит интересует его поболее предстоящей "прогулки". Его хотят попробовать под седлом, самое интересное в этом, пожалуй, только исследование окрестностей.

Женщина вернулась назад с ногавками, и это знатно удивило Септимуса. Что же он теперь, конкурный? Выездковых ногавок на него не надевали, отдавая предпочтение бинтам, а на прогулку он мог выйти с "голыми" ногами. Следовало отдать ей должное, чистила она мастерски, хотя когда его вновь похлопали по шее вороной прижал уши и щелкнул зубами- иначе выразить свое неудовольствие стоя на развязках он не мог.  Подошла вторая женщина - они заговорили и "его" женщина выглядела не слишком довольной. Кажется, не только у Септимуса сегодня сложный день.

0

8

Шерон слышала незнакомые шаги. И черт же ее дернул посмотреть, кто идет? Убедиться, что академисты люди-метрономы или другое? Толку от того, что она посмотрит на то, как другие не бояться лошадей. Это же не поможет. Со стороны может показаться, что все просто, а на деле все иначе. Девчонка больше не могла «читать лошадей», понимать, что значит каждый взгляд, движение, не могла понять, когда стоит к лошади подходить или нет? Как же глупо бояться лошадей после катастрофы. Более правильный в это ситуации страх перед машинами. Причем лошади здесь?
Шэрон наблюдала, как женщина шла к денникам. Не было сомнений  и неуверенности в ее движениях или так казалось ребенку.   Хотя, взрослее всегда уверенные в себе и почти никогда не сомневаются.   Женщина остановилась у денника. Она спокойно говорила с лошадью. Наверное, лошади ее слабость и значит, она никакой не метроном? Лошадь тоже тянулась к ней.  Они понравились друг другу? Шэр ожидала, что к той коричневой лошади точно зайдут, раз уж поприветствовали. Прошли мимо. А если рыжая женщина  спешит  и ей не до долгих приветствий. Может быть так, что она и коричневая лошадь будут просто напарниками - не более. Тогда, вполне закономерно быстрое приветствие.
Теперь незнакомка у другого денника. Совсем другой обряд приветствия. Женщина стоит на месте хоть и открыла дверь, а его обитатель не торопится  показать мордашку. Наверное, не хочет общаться?  Любопытство брало вверх, и девочка сделала пару шагов поближе. Жаль толком ничего не видно. Но, наверное, эта лошадь опасна, если к ней не рискуют заходить?   А если  подойти и посмотреть, почему к  той лошади не зашли? Не найдено ответов и на эти вопросы. На всякий случай Шерри решила не подходить   слишком близко  к тому деннику.
-И чего я строю планы, все равно  ухожу уже,- пролетела мысль в ее  голове.
Здесь нет таких же прогуливающихся. А значит, кто-то из персонала подойдет к ней -  могут быть неприятности.
Некоторые лошади обращали на девчушку  внимание. И  казалось, что стоит лошадям еще немного разволноваться, девочку заметит и рыжая женщина. А ведь ей только хотелось посмотреть и все. Нет, лучше и, правда, не задерживаться. Только бы уйти так же незаметно, как и пришла.

Заметили.  Убегать уже поздно. Да и какой из нее бегун?  Шэрон не сильно часто посещала физкультуру после аварии. А   в новой школе отсиживалась в раздевалке с телефоном или в библиотеке. Казалось, что сейчас выгонят за территорию. Это будет  неприятным. Девчушка ничего не сделала, за что нужно выгонять. К лошадям не подходила никого не подкармливала. И она же просто гость.
-Да,-  сказала Шерон,- наверное, пора уже.
Девочка  не собиралась скрывать, что в открытую прогуливает школу, но и раскрывать пока об этом не спросили, тоже не собиралась.
-Я Шэрон. Приятно познакомится.
Ей ничего не говорило это имя.  О спортсменах она давно ничего не слышала. Добавить ей нечего. Фамилия у нее не такая знатная, навыки езды не слишком уж выдающиеся, вернее их практически нет. Потому лучше было сказать просто имя.
-Я сама пришла,  просто прогуливаю школу, вот и решила зайти на лошадей посмотреть,- прозвучал ее ответ. Здесь только частица правды. Да и к чему распространяться о том, что было.  Это ей нужны ответы, а не кому-то другому.
Страх  раскрыт. Он так заметен?
-Да не в  вас дело, я просто не ожидала здесь кого-то встретить,- ответила Шэр,- думала, что утром не занимаются здесь,  вот и пришла просто погулять.
Девочка старалась контролировать себя, не говорить лишнего, чтобы потом невинный вопрос не потянул целый ворох других вопросов.
-Тот денник, в который вы пытались зайти там опасная лошадь? - спросила Шэрон.  Лучше узнать у Люси. Хотя, наверное, только она покинет  территорию конюшни,  все станет уже не важным.
И снова кто-то приходит сюда. А ведь ей казалось, что утром либо еще спят, либо учатся. Ей говорили, что  в такую рань не придет на конюшню, за исключением конюхов или прогульщиков. Ошибка.
К ним подошла еще одна незнакомая женщина. Она поздоровалась с Люси.  Девочка окинула ее взглядом. Раньше они точно не виделись.  И пусть это преждевременный вывод, Шэрон казалось, что от подошедшей к ним так и веет холодок. Дежурная улыбка. Совсем  неискренняя. Наверняка, она и Люси  просто работают вместе, может хорошо ладят. А может, они все же товарищи, когда заканчивается рабочий день. Или незнакомая   человек-метроном, которые здесь обитают. Ведь пока лишних эмоций у нее, Шэр не видела. Она казалась какой-то уставшей. Да и вопросов, которые принято задавать тем, кто чуть ближе, чем коллеги не прозвучало. Девочка  забыла с ней поздороваться, копаясь в сложностях человеческих отношений, и кто кем может  оказаться.

Отредактировано Шэрон (07.06.2016 16:02:18)

0

9

Всё же слушать её было весьма интересно, давно она с детьми и взглядом не сталкивалась, с тех пор, как работает здесь. Надо отдать должное событиям, иногда они умеют радовать новыми знакомствами, но это смотря на обстоятельства.
-Я сама пришла,  просто прогуливаю школу, вот и решила зайти на лошадей посмотреть.
Вот как, а она смелая, обычно все входят в ступор при виде такой масштабной территории такого КСК, что аж в чувства приходят не сразу. Но девочка отвечала без колебаний и спокойно, Люси любит уверенные ответы с речью. Говорить даже приятно становилось, а не как с типичными новенькими учениками, за деньги попавшие сюда – мямлят и толком объяснить не могут, почему уздечку на другое место повесили, ей богу. Всё же интересно, каким Макаром она смогла добраться в это место и без труда прошмыгнуть в  саму конюшню? Неужто опять охранник замешкался, да со своим склерозом ворота не запер? В мыслях Кио уже проклинала его и этот день за то, что все трудные моменты, в которых надо принять правильное решение ложатся на неё. И почему-то всегда ей приходится поддаваться своему чувственному сердцу, противоречивое твёрдому характеру, а из-за этого вытекает много неполадок. И их надо на скорую руку штопать, как дырки в штанах, ибо порвётся всё сильнее и ничего не исправишь.
-Я Шэрон. Приятно познакомится.
Милое имя. И к лицу.
- Ты не против, если я буду называть тебя, к примеру, просто Шэр? – даже если бы она отказалась, Кио пропустила бы отрицание мимо ушей и дальше бы так её и называла. Да, в какой-то мере эгоистичность присутствует, но так разве не веселее? – Может, со временем тебе и кличку подберём соответствующую, - она вызывающе ухмыльнулась, выпрямляясь во весь рост и смотря на непонимающую такого мотива Шэрон. Может, ты и не понимаешь, почему в такую рань я начинаю работу, но… - Люси совсем запуталась, когда поняла, что это она говорит мысленно. Поэтому неудивительно, что девочка её «перебила».
-Тот денник, в который вы пытались зайти там опасная лошадь? – девушка на мгновение обернулась на серый круп, что подпёр дверь, и слегка прищурилась.
- Опасный, не опасный, но то, что он лютый вредина – с первого взгляда понятно.
Дестор хотела бы сейчас начать непутёвый рассказ о том, какие бывают лошади и что они такие же, как люди; могла бы сейчас зачитать целую лекцию, но внезапный визит…
- Доброе утро, Люси.
Если бы она сейчас замешкалась, либо была на тренировке, то вряд ли так удивилась. Но её всё же «застали» рядом, по её мнению, с той, которая по идее не должна была здесь быть. Надо было хорошенько обдумать всё происходящее и придумать, как действовать дальше, ибо не с простым человеком ей придётся разговаривать. Как же она не любила официальные встречи один на один, хоть сейчас другая ситуация, но именно так это отображалось в её понимании. Слишком много лести и подготовленных предложений приходится произносить, аж мерзко порой становиться от себя.
- Приветствую. Что же привело тебя в столь ранний час? – Кио старалась говорить без особого напряга или подозрения. Спокойный, дружелюбный тон, на котором обычно говорят знакомые или друзья. Хотя, вряд ли тут можно встретить верных друзей, ибо работа и проживание в Академии – труд и испытание воли. Вот хороший пример: что в этом случае сейчас делать Люси? Многие сейчас, наверное, решили отвести девочку обратно, а затем быстро-быстро приступить к заждавшейся работе, часы то тикают, день идёт не останавливаясь. Но ей показалось это грубым и странным, главное просто вести себя естественно, не накручивая нервы. Она бросила взгляд на Шэрон, будто боясь, что сейчас она дёрнет. Даже если так, она бы её остановила.
- Видно, день намечается не лёгкий, раз уж мне надо будет работать Гарда, а ещё… взять ответственность на нашу милую гостью. Ты же будешь мне помогать, да? – она вопросительно глянула на Шэр, взглядом как-бы говоря «не выдавай, соглашайся, не убьём». Люси не могла понять, как это выглядело со стороны – наигранно или вполне естественно, но она старалась не придавать акценту лишь одной сбежавшей, нужно было начинать подготовку к долгому дню.
Когда Марлена вернулась к «своему» на сегодняшний день коню, надо было многое чего обсудить с Шэрон.
- Так, скажи, ты же верхом не ездила? Что если я скажу, что нам надо будет с тобой вместе выехать на тренировку верхом, м?
Наверное, надо было бы говорить всё помедленнее и помягче, ведь сразу так сказать и посадить ребёнка как-то по-зверски выглядит. Почему-то после краткого диалога с Марленой Люси занервничала, всё же, они не так уж часто и видятся. И так все с большим уважением отдают внимание к высшему персоналу Академии, но Кио что-то никак не привыкнет и не хочет потыкать другим. Какой из этого смысл, бегать да всё прощать и понимать. Толку нет.
Она заглянула в свой контейнер для щёток, мысленно хотелось стать как Дюймовочка, залезть в эту коробочку и не вылезать оттуда столетиями, лишь бы никто тебя не тревожил, быть подальше от проблем и от мира. Она медленно достала мягкую щётку со скребницей, проверяя взглядом на наличие пыли. Затем извлёкся крючок и расчёска для гривы и хвоста. Дестор взглянула на наручные часы, сфокусировалась на стрелках, а секундная всё спешила и спешила, как назло всему и каждому.

Отредактировано Lucy Destor Kio (08.06.2016 12:58:44)

+1

10

Мои глаза лениво открылись и я громко фыркнул, ленивым взглядом смотря в окно конюшни.  Лень. Даже более, чем лень, знаете ли за тот год ничего неделанья из-за ног, я совсем расслабился и стало лень возвращаться к привычной работе.
Пережёвывая сено, ощущая в нём то тепло, когда оно ещё росло и называлось травой, согревало изнутри, но что за бред? Должны были скоро подать завтрак, вроде как.
Попку приятно держала дверь моего шикарного денника, ибо самому было лень держаться на ногах, а тут хотя бы половину массы тела можно «подарить» деревянной фигне моего дома. Тяжело вздыхая и тут же фыркаю, возя мордой по полу денника, который был покрыт свежими опилками, хотя конюхи должны были скоро убираться. Сколько ж я стою в этой Академии? Вроде как дня три, не знаю, после того, как меня «предала» хозяйка, продав в этом место, я не считал дни. Раньше, когда собирались на соревнования, я, можно сказать, считал деньки, когда смогу снова выступить,  показать всем своё мастерство, блеснуть своей внешностью, навыками. Сейчас совершенно другие времена, а очень жаль.  Я уже не вернусь назад.
Немного огорчённо фыркнув, поднимая голову от чистой половины опилок, и сделал шаги к окну, убирая свою задницу серую от двери в мой дом. Положив морду на подоконник, смотрю своим тёмным глазом на улицу, представляя, что и я там скоро буду гулять, ведь должны ж всё-таки выпустить отсюда. За пару дней я мало чего знал об этой конюшне, по приезду я не гулял, только походил после приезда в руках, а далее поставили в денник и на этом всё закончилось.  Вчера гулял почти весь день, ладно, что погода была тёплая и без дождя, а то мокроту на улице моя личность  не любила. А вот самому влезать во всякие водоёмы, так это за милую душу.
Та девушка-незнакомка уже с кем-то и так начала болтать, т.к. мои уши слышали аж целых 3 незнакомых голоса, чему я не удивился ни сколько, люди существа болтливые. Усмехнувшись, я начал опять трепать рептух, ведь кроме жевания свежего сена из этой ерунды, заняться нечем было. Хотелось бы плотно позавтракать, но видимо у людей были совершенно другие планы, либо конюх забыл, что кормёжка должна уже вот-вот начаться. Самое обидное, что к нему не подойти и не подсказать, вот чёрт. Состроил недовольную гримасу своей серой мордашкой, хлестнул себе хвостом по боку, и начал копать передней ногой опилки, словно выискивая что-то съедобное в них. Кроме двух кусков сахара, которые лежали у входа, нечем таким не поживиться, а сахар я не буду есть, даже если будет голодуха, потому что мне такое не нравилось вообще. Да, я был капризулей ещё той, поэтому иногда со мной было трудно, но я всегда старался идти на встречу человеку, если тот сам тянется ко мне на встречу.
Никогда не понимал агрессивных лошадей, которые размазывали злостью людей по стенам, топтали их, кусали до крови или пытались от них что-то оторвать. Я лишь угрожал человеку, когда тот пихал руки в мой денник или посягал на мою еду, пытаясь забрать её от моего рта. Вот в таких случаях я мог сильно укуси или несильно пнуть копытом, дабы поняли, что вторгаться на мою территорию и отбирать мою еду – глупая затея. Хотя тоже самое и с лошадьми, если кто-то близко подбирался к моему человеку, к моей еде или воде, то мог и по мордасам надавать как следует, чтоб опомнился к кому он лез. Довольно гугукнув самому себе, перевёл взгляд от окна в денник и сделал пару шагов к соли, и начал нализывать эту вкусную солёную штуку. Пожалуй, что место сахарных кусочков, мне можно приносить солёные кубики, тогда за милую душу съем и скажу спасибо. Хах.
Судя по звукам, какую-то лошадь уже стали чистить, я слышал, как брали и складывали щётки для чистки в ящик, слышал голос той лошади, отчего резко окрысился и начал качать головой, словно высказывая своё недовольство. Я любил тишину, а не когда на конюшне стоял какой-то гудёж, так же любил тихих соседей, которые не доставали меня. Громко заржал и стукнув задней ногой по боковой стенки денника, я зажал уши плотно к голове, рассматривая сквозь решётку коридор конюшни. Тёмного коня уже почти седлали. Там стояло три девушки. Я недовольно гугукнул и отошёл в дальний угол денника. «Всё же возьмут без завтрака…» Недовольно осознав эту мысль, я услышал, что моя незнакомка тоже что-то потянулась за щётками за моим денником, поэтому я повернулся задницей к двери, недовольно махая хвостом. Мне лень, я хочу есть, а не под седло. Если девушка подойдёт ко мне, то я быстро её боком прижму к деревянной двери денника, чтоб слишком много не выкобенивалась передо мной. Пусть сначала угостить чем-нибудь вкусным, а не той говняшкой, которая валялась перед дверьми денника. Моя личность была недовольна, слишком недовольна тем, что я пойду без кормёжки работать, да и ещё в паре с какой-то лошадью, которую я не знал. Во мне кипело неудовольствие, поэтому скрипнул зубами и начал рыть яму в полу, повернув уши назад, чтоб услышать в случае чего шаги той красотки, которая вторглась на мою территорию ранее.

0

11

Громко фыркнув, и прожевывая остатки сена во рту, я развернулся к поилке, ткнулся мордой в небольшую миску, в, которой умещались нос и губы, надавив на удобный рычаг, начал смачно пить воду. Где то около полуминуты я утолял жажду, как услышал ещё одни шаги, стремительные, уверенные и легкие, да и уши мои благополучно отвелись назад к источнику шума, следом и я сам повернулся храпом к прутьям денника. Снова разговоры, и судя по тону это была Марлена. Её голос я хорошо запомнил, особенно там в Лотосе, впрочем, как и она меня. Помимо меня в конюшне было ещё пара жеребцов, и сказать честно, если нас троих возьмут под седло будет однозначно "весело". От одного так и веяло вредностью, которой можно с лёгкостью заразиться. Другой был почти готов, к тому, что бы ступить копытом на евро грунт манежа, а вот, что будет дальше остаётся только гадать. Гугукнув на уже знакомые коробочки, из которых обычно достают щетки, скребки, крючки и расчестки, я стал постукивать передним копытом по двери моего временного дома. Так я привлекаю к себе внимание, и не много вредничаю, хотя я больше хочу подойти к девочке, познакомиться с ней. Меня, как раз растил Маркус, собственно из за этого доверие к детям у меня больше развито, чем к таким, как тренера, конюхи, и прочие великовозрастные люди, уверенно создающие иллюзию, что они хорошо знают, кто такая лошадь и с чем её "едят". Конечно, одна группа людей так и относится к тем, кто разбирается в животных, другая, лишь думает, что разбирается, третья более честна с собой и они признаются себе в том, что не так уж много знают, однако очень хотят перейти к первой группе. Так, что все взаимосвязано. Когда тренер с девочкой подошли ещё раз к моему деннику, я спокойно стоял на месте, не шарахаясь, даже крысу не выказывал, что удивительно. Зато смешно шевелил губами, хлопал, похрюкивал и даже задирал голову на вытянутой шее, причём делая это так, что бы ребёнок меня не боялся. Я ж не мустанг. Мне было интересно знать, как она отреагирует, что при этом сделает, или по крайне мере захочет. Ну же, смелей. Я не кусаюсь, по крайне мере малых, точно не трогаю. Опять высунув мордень, я все же обнюхал малую, пару раз моргнув, хлыстнул себя хвостом - Надоели летать. - проявив едва заметное недовольство в сторону мух. Испугается, или все таки погладит? Погладит, или испугается? Хоть бы не сорвалась с места, как на родео драйв.
Поглядывая то на девушку, то на ребёнка было сразу понятно, что по всей видимости, девочка будет сидеть на моей спине, что бы помочь преодолевать личный страх возлагают тоже на меня. Что же, я готов, преодолеем все страхи, вместе, вернем радость к жизни, оптимизм и хорошее настроение. К тому же не всякий просто подойдет, да и опыт в общении играет, так же не мало важную роль во взаимном контакте. Это, как все равно, что в пустыне найти хоть не много воды, очень трудно. А может я слишком самоуверен в себе? В любом случае, что то подсказывает, что те два жеребца вряд ли позволят посадить на себя ребёнка. Но я все ж ждал, ответной реакции, - Выпустите меня отсюда в конце концов, и где конюх с завтраком?! - а тут взыграл душевный протест.

0

12

Ребята, будьте внимательнее при написании постов. Перечитывайте посты игроков.
Септимус, я не ставила тебя на развязки.
Шерон, я к вам не подходила! Где в моем посте написано, что я к вам подошла? Я стою там же, где и стояла, окликнула Люси оттуда же.


Марлена стояла возле денника Септимуса, который явно либо был не в духе, либо просто по жизни был таким не довольным жизнью. Впрочем, сейчас её заботил не он, а Люси, беседовавшая с сегодняшней жертвой их работы. Естественно, ни один из них не мог догадываться о том, что сейчас будет, но оставаться в неведении им предстояло не долго. Кио словно игнорила присутствие здесь женщины, она поздоровалась мельком и продолжила заниматься своими делами, в частности беседой с девочкой. Грей снова окликнула тренера, не утруждая себя тем, чтобы к ней подойти из нескольких соображений. Ей нужно было поговорить с женщиной на отдалении от посторонних ушей, да и не пристало начальнице бегать за подчиненными по конюшне.
- Кио, подойдите, пожалуйста, как закончите беседу,  раз наши приветствия завершены. Ваши дела никуда не убегут, даже наоборот. Ах да, можете доверить юной леди чистку Кигана, пусть познакомятся, это будет полезно для воплощения сегодняшних дел.– Она говорила спокойно и без агрессии, у нее не было к Дестор никаких негативных чувств, как, впрочем, к большинству персонала Системы, исключая зазнаек. Люси была увлечена беседой с девочкой, что немного позабавило Грей. Знала бы она, насколько она угадала сегодняшние события…
Что если я скажу, что нам надо будет с тобой вместе выехать на тренировку верхом, м?
О да, вы проедетесь верхом. Мне даже не придется искать жертву для этого самостоятельно.
Время терпело, Марлена тоже не спешила, она не стала подгонять тренера и потому спокойно вернулась к своим делам с Септимусом в деннике, пока та решала свои организационные и беззаботные, пока что вопросы. Она так же не спеша коснулась пальцами защелки на деннике, открывая дверь.
- Не стоит так переживать, дорогой, мы с тобой поработаем всего лишь день, и ты сможешь дальше спокойно ожидать своего звездного часа и хорошего напарника, который, я думаю, не заставит себя долго ждать, ведь ты в Академии, здесь хорошие мастера, поверь мне. Да, бывают и зануды или зазвездившиеся личности, но они все знают свое дело, так что об этом не переживай.-Она вернулась к щеткам и размашистыми, широкими движениями с легким нажимом продолжила чистку шерсти коня, как бы, между прочим. Чистка никогда не была для Грей работой, это всегда было легким и простым процессом, который сопровождался попутным общением с четвероногим партнером, знакомством и поддержанием отношений.  Она ласково и легко касалась шкуры жеребца, скользя по ней тонкими пальцами во время проверки степени чистоты. Шея, бок, круп, ноги, щетка буквально «летала» над поверхностью, пыль летела во все стороны. Марлена не стала сейчас заниматься копытами и мордой коня, так как ожидала беседы с Люси, а эти занятия должны были проводиться в спокойной обстановке, так как требовали большей ответственности, поэтому она, отложив в сторону щетку и немного прошуршав пакетом, извлекла из него резинки для гривы и хвоста. Грей подняла от пакета глаза и задумалась на минуту. Ведь она не угостила коня даже не чем. Марлена обернулась на жеребца, стоявшего рядом, с явно не довольным видом и слабо улыбнулась, опуская руки с резинками.
- Ох, прости, я боялась, как бы чего-нибудь не забыть и хотела сделать все быстро и качественно, за этим стремлением я совсем забыла о правилах приличия, погоди одну минутку, не злись, пожалуйста. – она мягко коснулась носа жеребца и сразу же убрала руку, дабы не нервировать его. Женщина быстро и ловко проскользнула под его шеей и вышла из денника. Там, на стенке висела её сумка, в которой и была припасена специальная коробочка с 4 отделами для разных лакомств. Яблоки, морковь, сахар, сухари. Она взяла из каждого отдела по несколько аккуратных, ровных кусочков и вернулась к жеребцу.
- Вот, угощайся – Грей протянула коню лакомства. Действительно, это было запоздалым делом, но лучше поздно, чем никогда, правда? Пока жеребец разбирался с поданными ему кушаньями и решал, есть или отказаться, женщина перевела взгляд на соседние денники, возле которых все еще крутилась Люси с девочкой. Похоже, тренер либо боялась её, либо избегала разговора, так как она явно не спешила подходить к ней, но Марлена решила не быть сильно навязчивой, она, в принципе, еще не дочистила коня, и времени было достаточно для того, чтобы успеть поговорить с Кио. Поэтому женщина не стала повторно окликать её, ограничившись не довольным и тяжелым вздохом и тихой фразой, которую мог услышать только её сегодняшний конь.
- Часто подчиненные считают, что я очень вредный и злой человек, но, на самом деле, я просто ответственное лицо, которому приходится нести в этот мир не только лучи добра, но и немного тени. – С этими словами Грей перевела взгляд на свою ладонь протянутую коню.
- Прости, дружище, нужно заниматься тобой, ты так поешь, ладно? – Она аккуратно ссыпала угощение в кормушку, оставив их для своего мистера привереды. Теперь он мог сам решить, когда съесть их, а она смогла вернуться к оформлению его гривы. Осторожно и тщательно разбирая гриву на одинаковые пряди, женщина приступила к заплетанию косичек и навязыванию шишечек. Как уже говорилось, ездила, Грей верхом весьма редко, так что могла позволить себе относиться к подготовительным работам для столь редкого события как к настоящему празднику. Редкие тренировки были для неё радостью, как бы и с кем бы они ни проходили. Она начинала задумываться над приобретением для себя собственной лошади, правда сомневалась в том, что сможет уделять для неё достаточно своего времени. Подпускать к своему гаврику кого-то чужого очень не хотелось, поэтому нужно было как-то решать этот вопрос, возможно, пересмотреть свой график работы или нанимать хорошего берейтора, которому она смогла бы доверить свою лошадь.

+1

13

- А почему мне быть против? Это же просто сокращение имени. Можно было даже не спрашивать,- ответила Шэрон. Вызывающую ухмылку она совершенно не поняла. Девочка не умела принимать вызовы и сама никогда не бросала их. Она согласилась на кличку,  но никакого азарта или огонька в ней это не пробудило.
-Хорошо,  кличку так кличку, -  сказала Шэрри спокойным голосом. Все же, Люси взрослая, толку ей дразниться? А если захочет - пусть дразнится. Все равно несмотря на любую кличку Шэрон по- прежнему остается Шэрон .

Ответ Люси показался легким и непринужденным совсем не под стать  опытному мастеру конного спорта, а скорее беспечному подростку, либо тому, кто чувствует лошадиные души.
Девочка поймала себя на мысли, что хотела бы послушать этот рассказ и дальше. Шэр обязательно  попросит Люси вернуться к этому.  Она послушает о лошадях лишь раз, удовлетворит свое любопытство и позже закроет  все  обратно на замок.
Шэрри  захотела подойти к «вредному» коню, думая убедится,  то ли он и правда вредный, то ли опасный.  Удар опытом по стенке денника поставил под огромное сомнение это желание.
-Опасный,- вынесла вердикт девчонка.
-Ну и не буду подходить. Раз так не хочешь,  я просто хотела посмотреть на тебя. К тебе подойдет тот, кто не боится тебя,  - поддавалась страху Шэр.
К тому же тренер все равно отвлеклась от беседы, так что она пока  стоит остаться на месте. Посмотрит на других лошадей. Например, вот тот коричневый.  Она глянула на жеребца в деннике.  Он явно развлекался, вытворяя забавные штучки.  Наверное, ему скучно стоять здесь, а может, хочет выйти на улицу?   Сейчас гнедой не казался ей страшным, или агрессивно настроенным.   Она наблюдала за его  игрой, к чему она приведет?
Не замечая того, Шерон сделала нерешительный, осторожный шаг к деннику,  вытянула  руку, ожидая реакцию коня.  Что будет дальше, если гривастый наклонит голову? Струсит она или нет?
В любой момент, Шэр готова отойти назад. Даже обернулась, чтобы сзади никого не было, если вдруг она шарахнется. Тогда внутренний голосок  всегда говорящий  «опасно» притих, словно его никогда не было. Непривычно. Давно такого не было. Легкое опасение смешалось с любопытством. Жаль, нет  инструкции, как правильно поступить в этой ситуации.
Он высунул морду, спокойствие начинало таять.  Шэр напряглась. Почему все идеи, пока они в голове,  кажутся не такими и страшными, но ровно до тех пор,  пока столкнешься  с ними?! Хотя, пока ней и  гнедым запертая дверь, всегда можно отскочить в сторону. Он обнюхивал ее. Шэр не двигалась. Ожидала, что  жеребец недовольно клацнет зубами.  Девочка прислушивалась к нему. Шэрри чувствовала теплое дыхание лошади. И все же, оно  приятное такое, совершенно не похоже на дыхание монстра. 
Она только подумала, о том, чтобы погладить коня, как вдруг тот хлестнул себя хвостом. Шэрон сразу же отскочила назад.  В голову настойчиво лезли  страшные картинки, что было бы, останься она рядом с ним.

- Видно, день намечается не лёгкий, раз уж мне надо будет работать Гарда, а ещё… взять ответственность на нашу милую гостью. Ты же будешь мне помогать, да?
- Да,- сказала девчонка,  в мыслях ругая себя за то, что испугалась лошади, пытаясь выкинуть из головы то, что сознание упрямо поставило на “repeat”.  Только спустя пару минут, до нее дошло все сказанное. Как же хотелось, чтобы  где-нибудь был пункт отмены решений, вот отменяешь решение и возвращаешься  обратно, за какое-то время пусть даже за пару минут до ошибки.
- Люси… Не надо брать за меня ответственность, мы же не знакомы, ну то есть уже знакомы.  Мы не друзья, я не ваша сестренка или еще кто.  Никто здесь мне не обязан. Спасибо большое за короткое общение, но я просто прогуливаю школу,  не больше,- думала Шэрри. Она хотела сказать все вслух, но не сейчас, пока в конюшне есть еще кто-то кроме них с Кио  и лошадей.
Девочка успокоила себя, что может, придется что-то просто делать, например, подать что-то, принести, унести. Может и не придется к лошади подходить?
Знаете моменты, когда  думаешь, что все закончено, но на самом деле  все только начинается. Вот так и сейчас.   Она  растерялась.
- Стоп! Нет, ни за что! Тётенька, это самая худшая идея, которая могла бы вам прийти в голову. Простите, я и ездить не совместимые понятия. Давайте я  помогу вам  на тренировке с чем-то другим. Например, жердочки буду поднимать на препятствии? А?- в мыслях паниковала Шэр.

-Я?  Ехать? Э..я никогда не ездила. Видела лошадей только на фотографии, -  врала девочка, стараясь как можно сильнее заменьшить свои навыки. Хотя, куда еще ниже?  Слишком велик соблазн снова вернуться в прошлое, снова дышать лошадьми, если бы она только не уступила страху.
После этих слов наверняка ее точно не посадят  на лошадь. Верно, с новенькими одни проблемы, а кому они надо? Шэрон не дала точного ответа на поставленный вопрос.  О ее конном прошлом никто никогда не узнает. Ни о том, что пыталась ездить спустя полгода после травмы ни о том падении, которое привело к травме. Прошлое было зачеркнуто. Между Шерон и лошадьми выросла высокая-высокая стена.  Вот, например доказательство произошедшее только что. Она ждала ответа Люси, какое решение примет  тренер.
А тем временем девчушка  пыталась угадать характер напарницы Кио, это немного отвлекало.   Обращение на «вы» звучит неприятно, Шер не понравилось, если бы к ней обращались на вы. Жаль, что во взрослой жизни так положено. Неужели она права, их связывает только работа?  Девочка думала, что на конюшне эти грани стираются. Верила, что там больше доверия друг к другу.  Эти  размышления перебили слова:
Ах да, можете доверить юной леди чистку Кигана, пусть познакомятся, это будет полезно для воплощения сегодняшних дел.


-Эммммм, а вы уверены…
- сомневалась Шэрон, глядя то на лошадь, то в сторону  коллеги Люси. 
-Какая же я дура,  
Почему нельзя не витать в облаках, а оставаться в реальности, когда принимаешь важные решения.
Она обернулась,    а если  кто-то еще пришел ее возраста? И сказанное не относилось к ней?  Никто не пришел.

  Пару лет назад Шэрри бесстрашно бы на это согласилась.
Раньше она бы не ждала этих слов. Мигом помчалась бы чистить лошадь,  стоило только отвернуться.
Шерон   глянула на дверь денника.
-Киган,- прочла она в мыслях.    Девчонка боялась оказаться с конем один на один, когда их не будет разделять  дверь денника.  Вспомнилось долгое время в гипсе, после падения.   
Шер хотела отказаться самой заходить в денник, но наверняка второй тренерше это не важно. Девочка не против почистить лошадь.   Меньше всего ей хотелось своей паникой принести беспокойство.   
Шэрон собралась просить помощи. Хотя, и с помощью, она будет шарахаться каждого движения Кигана. И хорошо если не поднимет лишний шум.
-Тогда узнает не только Дестор о том, что было,- подумала девочка, - я попробую справиться сама. Только бы конь не двигался. О, а пусть он что-то поест, пока я буду чистить.
Она ждала момента, когда осмелиться озвучить эту мысль. За это время Шэрри убежала себя, что ее не пустят к коню, который может убить. А стоило только подумать, что нужно открыть дверцу денника, как все холодело внутри, руки ужасно дрожали. Девочка спрятала их в карманы.
-Э…А лошади..может они пусть позавтракают сначала, а то голодным работать плохо,- спросила Шэр. Это была отсрочка.
Она уже думала о том, а может, надо было б завысить навыки?  Сказать, что как раз таки умеет прыгать или ездить полевым галопом.  Тогда под давлением возможно, смогла бы не прислушиваться к страху.

Отредактировано Шэрон (18.06.2016 21:57:11)

+1

14

Люси никогда прежде не работала с детьми, тем более новичками, а поэтому слегка уплыла от берега реальности в раздумья, чтобы отыскать заветный остров с ответами. Она работала только с коллегами-профессионалами, заезжая молодых лошадей или практикуясь совместно на новый уровень. Она работала и с тренерами по выездке, и с частниками, с кем только можно было встретиться на территории комплекса. Но с детьми… с одной стороны легче, а с другой намного тяжелее. Задача выходит не совсем простая: придётся провести «многогранную» тренировку и отвлекаться на множество нюансов, не забывая о главных. К тому же, Люси надо было «побороть», как бы неправильно было сказано, дурного по характеру коня. Какие-то агрессивные были у него намерения, а вообще, интересно, кто его сюда закинул то? Если поразмыслить, что если причина продажи была основана на плохом отношении меж человеком и лошадью – всё довольно таки очевидно. Многие отказываются от дела с не прогибаемыми животными и сдаются, не желая бороть свою лень и нехотение. В каких-то моментах это становиться интересным, но в то же время требует кропотливого труда, следя за каждым движением и колебанием, буквально. Выше уровень, больше опыта, повышение сложности. От этого никуда не деться, иначе как тебя могут называть профессионалом в своей сфере? А никак. Плевать как ты поборешь невзгоду и перекроешь ранг соперника, ты обязан это сделать любой ценой. И она не всегда бывает честна ни с одним, ни с третьим.
Если она не умеет ездить, то на тренировки надо будет поусердствовать и вдобавок обучить. Кроссворд повышенной сложности какой-то, а под рукой руководства никакого не найдёшь.
Кио резко повернула голову на звук удара. М-да, опять Гардосо, как очевидно. Хорошо, что мощь задних ног пришлась на дверь денника, которая служила единственной преградой между конём и девочкой. Как-то знакомство с лошадью ничем ребёнка не могло обрадовать.
Сложно с ним будет.
-Я?  Ехать? Э..я никогда не ездила. Видела лошадей только на фотографии.
- Не беспокойся ты так. Значит, будет интересно, будем тебя учить. Для меня это как загадка, требующая немедленной разгадки. - ещё бы, "не беспокойся". Как-то Дестор с невообразимой лёгкостью ко всем вещам относится.
Что-то я заговариваюсь слишком странными цитатами. Мы же не поразговаривать просто сюда пришли.
- Ты можешь спокойно «побеседовать» с Киганом. Он, в отличие от того, самый спокойный в этом месте жеребец, - Люси отодвинула засов на дверце и открыла её на себя, словно предоставляя проход в Нарнию, новый неизведанный мирок. – Смотри, какой красавец.
Девушка огладила морду коня, переводя взгляд на Шэрон и протягивая ей из кармана кусок сухарика и кубик сахара.
- Можешь угостить его лакомством. Только помни – по правилам лошадь угощают на раскрытой ладони.
-Э…А лошади..может они пусть позавтракают сначала, а то голодным работать плохо. – Дестор вздохнула.
- Дитя, не беспокойся, зато как с работы вернуться – точно всё слопают с большим аппетитом. О всяком, негоже наевшейся до отвала лошади галопом резвым ехать.
Ей понравилось наблюдать, как та робко, смиренно, но всё же правильно протягивает ему вкусности. Приятно видеть любую искру радости и удовлетворения на лице маленького человечка. Ещё бы, даже самые первые шаги в знакомстве с таким массивным животным – уже успех, хоть малым он кажется.
А она молодец. Я думала, что это очередной пугливый ребёнок, который плачет при любой попытке лошади обнюхать его или легонько «боднуть» головой, но нет. Весьма приятная и умная девчушка, не надоедливая, всё делает как надо.
- Вот умничка. Теперь-то можешь начать чистить его. Я покажу, - спешить, спешить, спешить. Что за манера такая? Только это сделал, так сразу другое.
Кио берёт в правую руку скребницу, отложив другие «инструменты» в сторону. – Это – скребница, с неё всегда начинают чистить лошадь. Заходи со мной, - она зашла в денник к Кигу, зазывая Шэр к себе – Смотри, ты должна во-от такими движениями почистить его, куда сможешь дотянуться. Всё тело, кроме морды и низа ног. – Дестор круговыми движениями по плечу коня показала, как правильно действовать.
- Попробуй, это не так страшно.
Она вручила ей скребницу, желая понаблюдать, как девочка начнёт действовать.
- Да-да, почти так, только попробуй сильнее надавливать. – Люси положила руку на маленькую ручку Шэрон, создавая большим нажим на тело коня. – Не бойся, так им больше нравится, хуже не сделаешь, поверь.
Она помедлила, продумывая дальнейший план действий на сегодняшний день.
- Мне лучше с тобой постоять, либо же я могу пока отойти к тому? – она указала взгляд на серого.
Ох, глупый вопрос, Люси. Ребёнок только-только лошадь чистить начал, а ты её уже оставлять одну хочешь! Из денника в денник бегать будешь?
Она сердилась в мыслях сама на себя. Её чувство времени постоянно подводило. Кио всегда казалось, что она не успеет, хоть в запасе полтора часа будет. А если покажется, что некуда спешить – ну вот обязательно опоздает, ей богу. Поэтому она лучше соберётся за полчаса, чем потом в спешке на нервах всё собирать и выбегать.
- Ладно-ладно, постою-ка я рядом. Спешить особо некуда. - она врала сама себе, но успокаивалась, понимая всю сложившуюся ситуацию и её предречённый исход.

+1

15

Завтрак судя по всему не намечался, но наесться сеном это все равно, что человеку предложить питаться святым воздухом. Гугукнув от недовольства, я остался все же спокоен, нехотя помахивая хвостом.- Я? Ехать? Э..я никогда не ездила. Видела лошадей только на фотографии. - сказала девочка.
- Не беспокойся ты так. Значит, будет интересно, будем тебя учить. Для меня это как загадка, требующая немедленной разгадки. - ответила тренер, разговаривая с девочкой возле моего денника. Может быть я просто привык к Клубу, но тут явно звезданутость зашкаливает, хотя кто знает, когда-нибудь я снова окажусь в конюшне Академии и моё мнение поменяется об этом месте. И либо спортсмены меняться будут, вдобавок ко всему, либо это будет один единственный хозяин, с, которым пройдем вместе огонь, воду и многое другое. Последнего мне хотелось бы куда больше, чем первого. - Я не кусаюсь, все будет в порядке. - а в подтверждении моим словам я услышал следующее.
- Ты можешь спокойно «побеседовать» с Киганом. Он, в отличие от того, самый спокойный в этом месте жеребец. - могу быть очень вредным, если уж на то пошло, все таки 570 кило живой массы. Само собой я могу позволить себе любой закидон, только, когда делают, что-то против моей воли, но так, чтобы все таки намерено покалечить, не по моей части. Я знаю себе цену, и знаю цену людям, потому, мои отношения с любым человеком всегда на равных.
Открывшаяся дверь денника, позволила мне более подробно увидеть тренера, и девочку. – Смотри, какой красавец. - на, что я дружелюбно сделал

улыбон)

http://www.zooplandia.ru/upload/17939958/file/-/135055784349.jpg

с выставленными вперёд ушами. Да и сами угощения я с радостью принял, хоть и мелочь, но приятная мелочь. Смакуя сухарик с сахаром, те моментально уплыли дальше по пищеводу в желудок. Да и все, что предлагал мне ребенок, я тоже с умилением хомячил, обнюхивал девчушку, похлопывая губами обдавал ее теплым выдохом из ноздрей, а так же тыкался мордой в тело. Дальше начался урок чистки, это дело я тоже любил, не забыли б про копыта. Их я тоже люблю содержать в должном состоянии. По началу меня чистила Люси, я умиротворенно пофыркивал, иногда гугукал, внимательно наблюдая карим глазом за сея действиями. Интересно же. Особенно там где проходила скребница я всегда потряхивал в тех местах мышцами, как бы дополнительно стряхивая с себя частички пыли, помахивая спокойно хвостом. Ну и в момент чистки пытался подать ноги, мол: не забудьте про копыта, взрывая твёрдый пол копытами. Однако интерес заключался в том, что и в самом деннике стоять надоедает. Пока все шло, как обычно и вдруг мне взбрела гениальная идея, а почему бы не погулять? Вычищенный до блеска вид, лоснящаяся тёмная шкура и я двинулся вперёд, по крайне мере это научит некоторых закрывать двери. - Спасибо за мой внешний вид, но тут тесно. - пол моего тела уже было в проходе и то дело я направился к серому, так скажем изучить соседа. Может даже цапануться, смотря, как проявит себя. - Салют!

Отредактировано Keegan (18.07.2016 23:25:56)

+1

16

Время неумолимо шло, а Люси продолжала делать вид, что ничего не слышала. Грей уже покончила с гривой жеребца и даже начала хвост, а тренер так и не соизволила подойти к ней. Марлену такое поведение её подчиненной вообще не устраивало, поэтому она, поспешив закончить с хвостом Септа, со вздохом оторвалась от работы и подняла глаза в сторону Кио, которая самозабвенно занималась девочкой и конем. С виду и не скажешь, что она тренер Академии. Здесь, обычно не любили чужих, а тем более детей, но Кио относилась к той категории людей, которые успешно обходили предрассудки большинства академистов относительно «чужих» ребят. Да и своих - то тут не особо любили, чаще шипели друг на друга как злейшие враги. В Академии не было того командного духа, которым пропитана хотя бы та же Школа. Здесь нет такой сплоченности, коллектив по большей степени разбит на группы. Сам директор вносил в эту атмосферу еще больше раздора, но Марлена не вмешивалась в его политику.  Эта жесткость в подходе к воспитанию спортсменов играла на руку их спортивным результатам. Когда человек надеется только на себя, он больше вкладывает сил в свою работу, выступление, от  этого зависит и качество его езды. По крайней мере, пока что, этот подход себя оправдывал, и Грей старалась входить в положение Даррела. Но сейчас не об этом. Кио все так же продолжала делать вид очень занятой леди, а Марлена продолжала молча сверлить её взглядом в надежде, что та таки «проснется» сама и соизволит подойти к ней. Но, тщетно. Великая конкуристка то ли так увлеклась работой, то ли просто боялась того, что может услышать от Марлены, как маленький ребенок, ей богу, в любом случае, она игнорировала просьбу Грей подойти к ней уже около часа. Ну, что ж делать, последнее китайское предупреждение было вынесено, пришла пора идти в наступление. Грей отложила в сторону резинки и гребень, и легонько огладив жеребца по шее,  бесшумно выскользнула из денника. Она не спеша двинулась к деннику  Кигана, в котором Люси общалась с девочкой. Она остановилась около него и заложив руки за спину сцепила пальцы в замок.
- Люси Дестор Кио, может быть вы все - таки отзоветесь на мои призывы обратить на меня внимание и отвлечетесь от столь увлекательного занятия? – она перевела взгляд на гостью и продолжила таким же бесцветным голосом. – девочку можно было взять с собой. – снова глаза поднялись на академистку – лошади от вас никуда не убегут, Кио, вы можете не переживать об этом. А вот дела, которые вам сегодня предстоят, как раз таки имеют временные ограничения, и, возможно, вам потребуется время на обдумывание новой информации. У вас сегодня проблемы. – Грей сделала паузу, многозначительно глядя на Люси чуть склонив голову вперед. – Я настоятельно прошу вас, в который раз, пройти со мной, пока Даррел не занялся нашими с вами делами лично. Поверьте, лучше будет, если мы с вами решим насущие вопросы самостоятельно.
Марлена отошла от денника на два шага и повернулась к нему боком, предоставляя тренеру покинуть денник. Весь её вид говорил о неумолимом достоинстве девушки. Её спокойствие еще не было нарушено, но шкала эмоций уже начинала терять свое равновесие, и приближалась к отметке с негативом. Она понятия не имела, откуда в конюшне взялась эта маленькая девочка, но она не была знакома со всеми членами Системы в лицо, поэтому не могла даже предположить, кто она такая. Одно Грей знала точно, девочка не была  «жителем» Академии уж точно. Дети персонала, даже конюхов и уборщиков, в Академии, выглядели как куклы с витрины, то же касалось и членов Академии, её учеников и персонала. Всегда опрятные и дорого одетые люди, сверкали золотыми запонками и брошами в лучах  электрического света. Даже конюхи здесь выглядели как наглаженные франты из средневекового замка, отличаясь только тем, что их одежда была более лаконичной и современной, чем пышные одеяния тех времен. Гостья же, не отличалась ни фирменной формой, ни особым лоском в одежде. Это был обычный ребенок. Грей спокойным, ничего не выражающим взглядом рассматривала девочку сквозь полосы решетки денника. Она казалась ей испуганной и загнанной. Марлена хмыкнула про себя, отметив, что после сегодняшнего приключения, она сможет не только получить незабываемые впечатления, но и узнать, каково это, побывать на тренировке в самом престижном КСК Рима. Не каждому даже хорошему спортсмену удается заглянуть за эти стены, что уж говорить об обычной девочке. Девочка могла быть членом «Лотоса», новенькой,  скорее всего, так как даже у работников этого КСК так же имелась форма. Гостья могла быть просто мимо проходящим человеком, или клиентом этого КСК, явно не работающим в нем. Но как она прошла ворота Академии? Там же стоит круглосуточная охрана. Марлена не довольно нахмурилась, подумав о том, что гостью пропустили на территорию КСК безответственные охранники. Они получают большие деньги за свою работу, а выполняют её как-то не очень хорошо. Ну что ж, в любом случае, есть записи с камер наблюдения, и каждого забежавшего в Академию человека можно проследить по видеолентам, директор вполне мог оповестить охрану о своих планах на проверку Люси, что и привело к пропуску на территорию постороннего ребенка. Однако, как это не предусмотрительно, ведь он так трепетно защищает свои «владения»  от проникновения на них любого, кто может нести хоть малейшую угрозу конфиденциальности данных Академии. Ну что ж, раз так, значит, будем работать с тем, что есть. Придя к этому выводу, Грей отвернулась от девочки уже с большим безразличием, чем до этого смотрела на неё. Сделанное – это то, что изменить намного сложней, чем предотвратить еще не сделанное, а значит, оставалось только разбираться с уже имеющимися данными и производными. Директор хотел организовать проверку, Марлена должна была её выполнить. Остальное пусть будет на его плечах.

+1

17

Последняя фраза Люси немного успокоила. Оставляя легкое умиротворение, которое наверняка рассеется, стоит Шерон приблизиться к лошади. Она благодарно улыбнулась. Загадки всегда были для девчонки трудностью. Шэрри попыталась представить, что будет, если Люси Дестор Кио все же разгадает загадку. Не настигнет ли ее разочарование, стоит лишь тренеру узнать, что вместо тонкой хрустальной души юного спортсмена, красивой и стоящей опеки и охраны, ей в руки дали скорее ее осколки?
-Буду стараться,- ответила Шэрон. Она решила постараться, хотя бы ради чужой веры, времени и сил. К тому же это шанс начать все заново, как и хотела. Тогда чего она медлит? Почему начать с самых основ сложнее, чем обучится с нуля?

Даже если Шэр снова свалится с лошади, это не будут обсуждать. Она не известный человек и за ней смотрят СМИ. Просто песчинка в вечности, которой мешает жить собственный инстинкт самосохранения. Всегда можно отступить назад. Шэрон не будет обязана возвращаться сюда снова и снова.

Стоило открыться двери, умиротворение начинало исчезать при мысли, что надо подойти к лошади. Девочка чувствовала, что не готова. Может и правда лучше подождать? Сколько ждать? Когда она, наконец, решится? Времени нет. Если дать Шэрон минуту, две или три да хоть час, храбрости не прибудет за это время.
Гостья рассматривала жеребца. Она может коснуться его, почувствовать тепло, коротенькую шерсть, мышцы под ладонью. Он был прекрасен, словно сошел с картины. А если и правда над великолепными чертами тела долгое время кропотливо работал скульптор? Киган одновременно сильный и в тот же миг хрупкий. Когда смотришь в лошадиные глаза, видишь в них покой. В такие минуты все окружающие вещи уходят на другой план. Существует лишь человек и лошадь.
Ган строит забавные мордашки. Как будто только и ждет, что люди поскорее откроют дверь и зайдут, чтобы дать внимания. Плохого ждать не хочется. Да и вряд ли Люси пустила бы ее к кому-то буйному. К Гардоссо например, не было предложения зайти.
-Он и правда чудесный,- произнесла Шэрон. Она взяла сухарик и сахар у тренера.
-Киган,- позвала девочка коня, протягивая лакомство.

Правило подавать угощение на раскрытой ладони Шэрон знала, помнила хорошо еще с того времени. Это было первое, с чем ее познакомили на старой конюшне. Усики на подбородке приятно щекочут ладонь. Стоило Кигану принять угощение, Шэрри провела ладонью по его мордашке, бережно коснулась бархатного носика. Она прикрыла глаза когда гнедой обдавал ее теплым дыханием. Как же это приятно. Это чувство не забылось, даже спустя долгое время, за которое девочка пыталась выбросить лошадей из памяти. Он толкнул ее головой. Шерон гладила гнедого, снова и снова проводила ладонью от ушей, по округлым щечкам, даже попыталась заплести косичку из нескольких прядей. Совсем не страшно.
– Он  внимание любит?  Или из тех, кто не хочет оставаться один? – задала вопрос Шэр.

- Вот умничка. Теперь-то можешь начать чистить его. Я покажу
- Спасибо, – сказала девчушка. Но спокойствие начинало таять, когда зашла речь о чистке. Шэр все ещё не доверяла Кигану. Она отлично понимала, что, не вычистив лошадь, причинишь ей больше вреда. А этого не хочется допускать. При одной мысли о подобном как-то не по себе. Человек и лошадь должны беречь друг друга и заботиться. Некоторые слова Люси она повторяла в мыслях, чтобы точно не забыть. А вот сейчас   пора   зайти к Кигу в денник.

Шэрон не спеша заходила на территорию Гана. Все внимание на тренере и временном напарнике.
Девчонка пристально наблюдала за действиями тренера. Шэр внимательно слушала то, что говорят. Ни одной лишней мысли.
А Киган и, правда, ловил удовольствие от чистки.
-Он вам помогает?- спросила Шерон, когда жеребец потряхивал мышцами.
Девочка взяла скребницу. Опасения подкатывали. Между ней и конем только стена. Голос Люси не давал сосредоточиться на этом. Осторожными движениями девочка начала чистить коня.
Да-да, почти так, только попробуй сильнее надавливать.
Шэрон начала посильнее надавливать на скребницу, стараясь удалить всю грязь и не оставить и единой пылинки. Она все еще боялась, что сейчас Киг спокоен, а если ему что-то не понравится. И тогда куда бежать?
Не бойся, так им больше нравится, хуже не сделаешь, поверь.
Шэрон постаралась смелее надавливать на скребницу.

С непривычки руки начинали болеть. Она старалась работать, не выдавая своей усталости. Привыкнет.
- Мне лучше с тобой постоять, либо же я могу пока отойти к тому?
-Можете и к Гарду отойти, вам тоже собраться нужно,- сказала Шэр.
А самой оставаться страшно. Девочка хотела попросить Люси постоять с ней. Это глупо. Тренеру тоже надо будет собраться. Тут же Шэр представила другую картину: тренер соберется, а она будет еще возиться. Выйдет не хорошо. Люси словно слышала ее помыслы. Осталась. Девчушка в мыслях снова поблагодарила тренера.
Она тщательно вычищала коня, стараясь достать щеткой всюду. Становилась на носочки, опиралась на Кига. Бока, живот особенно тщательно вычищались. Ей казалось, что все недостаточно чисто, что все грязь остается или налипает новая. Она несколько раз прошлась скребницей с одной стороны. Тряхнула рукой, чтобы снять усталость. Перескочила на другую сторону. Затем те же манипуляции с мягкой щеткой. Девочка глянула в сторону Люси. Все в порядке она рядом. Киган спокоен.
Даже чистка копыт казалась не такой  сложной помощью и объяснениями Кио. Шэрон поверила, что при тренере ничего из ряда вон выходящего не случиться.

Обращение к Люси прозвучало неожиданно, даже для нее. Хоть это обращение и прозвучало к тренеру. Она глянула на  коллегу Люси. 
-«Ледышка Она похожа на лед. Холодная такая. И кажется совсем без эмоций », - подумала Шэрон. Надо отключить эти мысли.  Невинное прозвище может сильно обидеть. Но так проще запомнить людей, когда они с чем-то ассоциируются.    Куда себя деть девчушка  не знала. Выйти из денника и отойти в сторону?
Поневоле Шэрон вслушивалась в разговор  всадников.
«Я все равно не подслушиваю они рядом».
Стало стыдно. Из-за того Шэр могла удрать, Люси не отходила от нее. Как надо было поступить?
Коллега  обратилась к Кио будто та не была главным тренером по конкуру, не равной ей, а школьницей, которая попалась на прогуле или опоздании или курении на территории школы.  Шэрри  лишь изредка погладывала на другую всадницу. Когда речь зашла о ней, она старалась поближе оказаться к Гану. Неужели из-за нее куча проблем?
Некоторые слова Ледышки прозвучали забавно, но дальше ничего забавного не было. Только холодное отношение.
-И правда, Люси, я ведь не убегу. Все будет нормально,- заверила Шэрон. А может она зря влезла в эту беседу? Нужно срочно научиться отменять свои действия в жизни или не допускать их,    Шэрон хотела ускользнуть в свои грезы, пустив все разговоры фоном. Поневоле она  начинала думать, что такое натворили Люси с напарницей, что кто-то хочет их делами заняться? Насколько это серьезно? И почему тогда на лице Люси нет ни тени обеспокоенности?
Ледышка ушла   и Шэрон почувствовала облегчение. Исчезла атмосфера напряженности, по крайней мере,   для нее.   

Она думала, что страха нет. Он прошел, исчез. Так вот насколько просто избавится от него.  Раньше стоило забыть обо всем, как страх поднимал свое мерзкое лицо и смотрел на нее.  Наконец-то свобода. Теперь больше ничто не держит. А значит, тренировка пройдет на отлично. Шэрри не сомневалась в этом.

В фильмах, есть момент, когда только подумаешь, что все позади, оказывается, что все только началось. ЧП не заставило себя ждать.
Умиротворение покинуло гнедого. Он словно сбросил сонную мантию. Инстинктивно Шэр отступила к стене. Даже окружающие звуки исчезли на миг. Кажется, что Ган ее точно зацепит. Она оцепенела. Когда Шэрон вернулась в реальность, жеребец наполовину покинул денник. Теперь стало страшно, что на незнакомой конюшне попадет за то, что упустила коня. Девчонка высочила из денника за жеребцом. Но как остановить его ноль идей. Даже в гугле наверняка ничего нет. Все знания о лошадях растворились. Надо его вернуть без привлечения внимания, сделать вид, что это часть их с Люси плана. А если жеребец взбеситься из-за того, что она на его пути?
-Павсаний! Ой, Киган! Стой,- позвала Шэрон. Жеребец остановился, но у денника серого коня. Ладно, тот сейчас заперт. Надо просто уговорить Кига пойти и с ней.
Шэрон зашла спереди. Она легонько подталкивала гнедого в грудину.
-Назад,- говорила Шэрон.
Она никогда такого не делала ранее. Толкать коня в грудину, надеясь, что он пойдет. Девочка хотела совершить небольшое чудо вернуть все обратно.

Сама упустила, надо самой постараться исправить.

+1


Вы здесь » Аureа mediocritas » Чужие истории » Я не вернусь назад. Должна я все забыть.(с)холодное сердце


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC