Вверх страницы

Вниз страницы
Мы сменили дизайн, «почистили перышки» и готовы принимать новых членов нашей Системы.
Напоминаем, что Система недавно обзавелась новым КСК – Заповедником «Белая лилия», в котором все желающие смогут отдохнуть.

Люди, чьи аккаунты были удалены - не паникуйте, форум был восстановлен из резервной копии и некоторые данные потерялись. Просто зарегистрируйтесь заново.
На ролевой осень, конец ноября. Лужи уже начинают замерзать, а дорожки заносит редкий снег. Будьте осторожны на прогулках и не пытайтесь проникнуть в Академию в такой холод и гололед.
АКАДЕМИЯ: Зам Директора АКАДЕМИЯ: Директор АКАДЕМИЯ: Главный тренер по выездке
АКАДЕМИЯ: Смотритель Академии
АКАДЕМИЯ: Дочь смотрителя
32
53
51
56
9
КСК "Лотос" остается лидером в рейтинге на протяжении нескольких сезонов. Теперь, его рейтинг станет еще более несокрушимым благодаря поддержке заповедника "Белой Лилии". Кажется, Вне Системные КСК станут самыми богатыми КСК года.

Аureа mediocritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аureа mediocritas » Чужие истории » Brothers under the Sun


Brothers under the Sun

Сообщений 1 страница 20 из 31

1

Название сюжета: Brothers under the Sun
Кто участвует: Nomand & Keegan
Краткое описание сюжета: Киган, лучшая скаковая лошадь, по своим меркам, домашний конь, с которого чуть ли не сдувает пылинки его владелец. Только человеку мало одних побед, и ради достижения целей он готов на все. Номанд, дикий мустанг прерии, который свернул не в то время, и не в то место, ведь он теперь тоже цель, хозяйна Кигана. Собственно говоря почему бы в коллекцию не добавить дикого мустанга, который к тому же должен окупить затраченные на него здоровье и деньги, но так ли все легко?
Место отыгрыша: Нью-Мехико, Альбукерке float:left
Время суток и погода засушливый сезон лета, полдень.
Дополнительно планируется описывать не один день, возможно и погода может сменится в игре.

+1

2

Стоял очередной бесконечно жаркий и долгий день.. Киган лежал в своем деннике, находясь в полудреме, или может быть от недостатка воздуха, начинались галлюцинации и бред? Кто знает, ведь дождя так давно не было и весь воздух, что витает: сперт, сух, обжигая все что возможно на своем пути...
Началось все примерно четыре года назад, когда молодой жеребец начал свой тернистый путь спортсмена. Молодая амбициозная лошадь, которую усердно готовили ко всем соревнованиям в Нидерландах, большинство из, которых в последствии становятся призовыми. Нельзя сказать, что он выигрывал их все подряд одна за одной, большинство из них это точно и Киган выкладывался на полную катушку. На носу первые соревнования вне пределов родины, первые скачки, которые проходили в Англии. Новый уровень, другая степень подготовки, плюс жесткие правила. Это было невероятно трудное испытание, учитывая, что соперники, тоже далеко не зеленые в своем деле. Пришлось выкладываться выше своих норм, что не осталось незамеченным новым владельцем. Гану исполнился пятый год, вернувшись в Голландию с солидным денежным призом в кармане из Англии, гнедого выкупили у известного заводчика скаковых лошадей, к тому же по документам его родители занимали почти все призовые места в скачках, а это не обходится стороной. Около недели решалась судьба лошади и в итоге сделка совершилась в пользу покупателя. Транспортировка через штаты, и да здравствует Альбукерке, что находится в Нью-Мексико. Видимо здесь идет набор солидных  трофеев, которые лишь используют в крайних случаях. Но к гнедому это не относилось, снова беспощадные тренировки, утром, днем и вечером, новые скачки, поездки, кажется даже, что счет времени утерян, лишь присутствует бесконечность, которая окутала с ног до головы.
Лежа в деннике Киган раз за разом прокручивал свой отрезок жизни, задаваясь вопросом: когда его мучения закончатся? Сейчас его мечта, обрести свободу, свободу от бесконечных тренировок, от ипподромов где собирается толпа тупоголовых и жаждущих ради наживы, людей.. Радовало одно, последующие пара дней его не гоняли, а выпускали погулять, ездили верхом, просто так.. пока однажды не произошла встреча Кигана с Номандом. - Алехандро, смотри, какой жеребец? - радостно начал восклицать, итальянец, своему другу. Только, сам Киган отчетливо понимал ситуацию так: началось все с обычных покатушек, а вот закончится, как на родео.
Убирайся отсюда, беги! - советовал гнедой, показывая беспокойное ржание.

+1

3

Жара, жара. Солнце пекло настолько сильно, что от прогретой его лучами земли валил пар. В тенистом логе, обросшем акацией, было ненамного прохладнее, но близость воды позволяла не сойти с ума. Лежа в прохладном убежище, разморенный жарой, Номанд повел ухом, услышав отдаленное ржание и человеческие голоса.
Другой на его месте лежал бы смирно, буланый был не таким трусливым. Поднявшись на ноги и стряхивая с себя комки грязи, налипшие от влажной и относительно прохладной земли, жеребец медленно вылез из оврага, в котором пережидал жару и остановился, вглядываясь в мутное марево, поднимающееся от прогретой за день почвы. На таком расстоянии все казалось каким-то нереальным, мистическим, и далекие силуэты людей и лошадей расплывались, создавая ощущение ирреальности происходящего. Да и сам Ном казался частью этого миража, созданного природой.
"Люди? Здесь?.."
Слыша далекое тревожное ржание одной из лошадей, он не шевелился, надеясь, что люди примут его за игру воображения, но надежда рассыпалась как карточный домик. Косясь на всадников карим глазом, Номанд подпустил их как можно ближе, но не настолько, чтобы те могли воспользоваться лассо, и побежал от оврага, сначала рысью, а потом уже переходя на роскошную иноходь, справедливо надеясь, что люди погонятся за ним.
Может Ном и не двигался быстро, но он не расходовал сил попросту, да и к тому же хорошо знал местность и не боялся передвигаться по этим колдобинам и выбоинам. Все таки прерия - не ипподром с ровной площадкой. Тут достаточно кочек, выбоин и прочих сюрпризов ландшафта, не говоря уже про естественные преграды. Перейдя вброд обмелевшую реку, жеребец взобрался на крутой склон и остановился. Пусть поток и обмелел под палящим солнцем, но река все еще оставалась достаточно быстрой и опасной, а брод в этом потоке нелегко было отыскать, если точно не знаешь, где именно он находится, так что буланый чувствовал себя в безопасности: ширина реки была достаточно велика, а до ближайшей безопасной переправы было около трех часов галопа.
"Надеюсь, у этих двуногих хватит ума не соваться в воду." - На людей ему было плевать, но если из-за человеческой дурости пострадают лошади, это было уже плохо.

+1

4

Это однозначно игра, в которой даже зверь умеет насмехаться над всем и вся. Буланой не спешил бежать, словно выжидая победного момента. Люди спешились с лошадей, в том числе и с Кигана, который внимательно наблюдал за мустангом. Алехандро и Фабио решили, что окружить коня будет лучше всего, только он этого и ждал - расстояние сократилось ровно до момента, пока буланой не сдвинулся с места. Навострив уши и фыркнув, гнедой до последнего надеялся, что погони не будет - но, мечтать не вредно! И мустанг явно запал, Гану в душу. Друзья резво вернулись к животным, и так же забрались обратно, дав мощного шенкеля. Не очень то Киган был лоялен в этом плане и встав на дыбы, подскачил на задних, дергая головой, рванул следом. Ландшафт мягко говоря отличается от искусственного ипподрома, даже с теми же барьерами. А впереди виднеется сухое дерево, лежащее на боку, пришпорив ещё сильней коня, всадник побудил того преодолеть препятствие. Передние ноги, оторвавшись, подогнулись в воздухе, затем вытянувшись струной, Киган оттолкнулся и задними ногами, приземлившись в том же порядке, как, ранее около десяти секунд назад. Само собой приземление было не много жестким, так, что всадник на мгновение потерял равновесие. Хрип, стук собственного сердца, которое стучало в унисон с бегом коня, кажется даже, что ещё чуть чуть выпрыгнет, да и жара явно не способствовала тому, что бы нестись, словно позади стая волков гонится. Резко натянув повод, гнедой стал упираться всеми четырьмя, поднимая и без того, стоявшую пыль.
- Пристрелить бы его, так хоть, как чучело сгодился на стене. - отдыхиваясь, Киган нагнул шею.
- Если мы его возьмем в тиски, поверь, ты захочешь иметь его живым. Смотри, видишь камни, что торчат из воды, в нескольких метрах от них переправа, не скажу, что безопасная, но шанс есть. - переговор двух друзей сводился к тому, что они намеревались сделать переход через брод. Стуча копытами, гнедой явно не желал лезть туда, где опасно. Только кто его мнение будет спрашивать? Особенно когда силы на исходе, а это значит и потеря концентрации. - Тогда, я намерен довершить начатое до конца. - выдал очередную реплику итальянец. Алехандро истинный мексиканец, ибо он знал каждую яму, травинку, кактус и то, что таит в себе много чего отрицательного. Фабио же, наполовину итальянец, отец родом из Флоренции, а мать, как раз из этих мест.
- Я первый пойду, а потом ты. - жеребец, как мог пытался задержать двуногих, но досих пор видя мустанга по ту сторону реки на склоне. Заржав он выдал - Проваливай, иначе они тебя схватят! - достаточно грубо, и то не потому что хотел оскорбить, а лишь для того, что бы он не стоял на месте.

0

5

Номанд лишь презрительно фыркнул. Бросив взгляд на валун недалеко от себя, опасливо нависший над отвесным склоном, но недостаточно близкий к преследователям, жеребец рысью подбежал к нему уперся передними копытами в кусок породы поднатужился, надавив всем весом. Камень неохотно, но все же поддался весу коня и с шумом плюхнулся в поток рядом с бродом, наполовину скрывшись в подводной яме. Вредить лошадям, понукаемых этими двуногими, он не хотел, а вот напугать - за милое дело. Остановившись на краю и широко расставив ноги, жеребец шумно выдохнул, раздувая ноздри, и заржал, наклонив голову почти к земле.
Убирайтесь! - Может, слова его и были непонятны, но вот тон - точно.
Но люди, не смотря на все предостережения, упрямо шли на приступ бурного потока, кажется нисколько не считаясь с возможными последствиями.
Да еще этот гнедой... Помогает людям, хотя сам противится всему происходящему и явно не желает принимать в этом участие.
"Вот только его мнения, как обычно, никто не спросил." - В карих глазах мелькнули озорные искры.
- Единственное, что они схватят - пыль из-под моих копыт! - Позволив всаднику подобраться как можно ближе, жеребец рванул с места, обдав поднимающихся по склону лошадь и человека комьями земли и глины, резко сорвавшись в галоп.
Ном крупно рисковал, играя с людьми, но он знал эти края намного лучше, чем люди. Оторвавшись от преследователей, жеребец залег в овраге, который легко можно было перепрыгнуть, но темная грива и золотисто-бурая шкура помогли ему остаться незамеченным для людей в тени скалы. Выбравшись из своего укрытия после того, как преследователи проехали это место, конь поскакал следом, держась за гнедым, и, улучив момент, смачно грызанул всадника за филейную часть, успев удрать прежде, чем люди опомнились и погнались следом.
Пока двуногие пытались разобраться, что там к чему, Номанд снова ушел от них на порядочное расстояние и наблюдал теперь за происходящим с тропинки на склоне скалы. Не потому, что был настолько самоуверен, а по той простой причине, что ухоженный гнедой жеребчик нет-нет, да притягивал взгляд. Точнее, его ноги. Да и вообще буланый впервые видел такую холеную и чистую лошадь. Выросший среди диких мустангов, он не привык к подобному лоску.

Отредактировано Nomand (11.05.2016 23:51:10)

+1

6

Мустанг - истина природы заложена в нем самом, а не в том, что люди привыкшие к идеалу, должны поймать животное, отняв, тем самым его свободу. Вид буланого ясно давал понять, что так просто он сдаваться не намерен. Киган смотрел на него, словно видел того кто стоял выше, можно сказать приравнивая его к Богу.
- Да, Киган?! Пошел, вперед! - встав на дыбы, он испуганно заржал, и фыркнув все таки против, Фабио он пока ничего не мог сделать. Начав переходить брод, со склона свалился валун, заставив всадников задуматься, а вороной чуть ли не подпрыгнул, сделав козла.
- Фабио, сдалась тебе эта лошадь. - сказал мексиканец сидя на вороном андалузе.
- Он хитрый и выносливый, именно этих качеств и не хватает нашим лошадям. - возразил хозяин, направив гнедого вперед, через переход, который оба коня прошли с затруднениями, но прошли. А вот дальше погнавшись за мустангом, получив при этом порцию земли перемешанную с глиной, правда дальше все было куда комичнее. Перелетев овраг мысли были примерно таковы: Гоняться за тем, кто исчез словно Копперфильд, как минимум считается идиотизмом. По крайне мере, если бы гнедой умел разговаривать на человеческом языке, то точно бы сказал: что бы на своих двоих ловили того, кого хотят. Как вдруг, неожиданно всадник резко подпрыгнул в седле, оглушительно вскрикнув. Усмехнувшись, жеребец, чья темно-коричневая, почти черная шкура всегда блестела на солнце, все таки спортсмен..удовлетворительно фыркнул вслед буланому. Фабио остановил коня, как и Алехандро, давая возможность последним перевести дух, а человеку унять боль.
- Нет, теперь я этого так точно не оставлю! - разозлился итальяшка. Мустанг потерялся из виду на не которое время, хозяин пришёл в себя, а вот жеребцы явно чувствовали усталость, да и солнцепек не прибавлял сил. Ворча и открыв рот Киган хотел, что бы эта гонка подошла к тому, что бы свободный духом наконец смог остаться там, где ему самое место, а домашних просто отвели в тенек, напоили и оставили в покое. Он просто устал.. Но раз спортсмен, значит и выдержка должна быть больше. - Алехандро по коням! - взабравшись обратно в седла, и пришпорив лошадей, стали думать куда им двигаться, к тому же следы указывающие на путь, отчетливо показывали куда мог скрыться беглец. - Фабио, смотри..на склоне. - прохрипел тот, что сидел на вороном во время галопа. Прибавив скорости, они в миг продолжили преследование. Почему ты не убегаешь? Что тобой движет? - пронеслось в голове гнедого, ибо он этого не мог понять, при этом стараясь делать попытки прекратить весь ковбойский треш. - Кажется мы его зажали! - ликовал мексиканец, видя, что впереди тупик и это единственный шанс, где можно схватить мустанга. Приготовив лассо, крутя им так же во время галопа, Алехандро набрасывает его на шею коня, как и другое, которое уже прилетело от Фабио. Конечно в душе Киган был зол на людей, за такое скотское поведение, он не хотел и не желал мириться начав артачить.
- Киган, тихо, тихо легче..что с тобой? Какая муха цапнула?! - человек не мог этого понять, а гнедой, выбился из сил, потому и не смог больше ничем помочь мустангу. Ему было стыдно за "своих" так сказать людей, и он старался отвести взгляд, опуская морду и взгляд на свои ноги. И всем так и так было ясно, что мустанг будет бороться, а людям надоело, что их таскают в разные стороны, так, что не задумываясь итальянец достав оружие вытянул руку вверх, пустив пулю в соответствующее направление.

Отредактировано Keegan (12.05.2016 14:22:52)

0

7

Номанд был уверен, что сможет сбежать, но прошедший недавно обвал перегородил тропу, отрезав путь к отступлению. Люди загнали жеребца в ловушку и смогли набросить на него веревки, но это не значило, что буланый не перестанет сражаться. Ощерившись, он попытался бросится то на одного человека, то на другого, опасливо гарцуя по краю и пугая лошадей, а потом и вовсе потащил их по склону на буксире, волоча лошадей и всадников под уклон. В отличие от домашних, у мустанга еще остались силы на то, чтобы отравить людям существование.
Гнедой нарочно избегал его взгляда, словно стыдился происходящего, но Ном никак не мог понять, почему он не противится, а покорно идет на поводу у человека, слушая его команды. И это раздражало даже больше, чем собственная неволя.
"Слабак. Безвольный, забитый тюфяк". - Жеребец бесновался все больше, и даже умудрился лягнуть вороного, наблюдая за жалкими попытками второго коня воззвать к человеческой совести.
Прогремевший над ухом выстрел заставил Номанда замереть и гневно воззрится на человека, широко раздувая ноздри и тяжело дыша. Такое поведение не удивляло буланого, скорее злило, но поделать с этим он ничего не мог. Или все же нет?.. Притворившись, что сдался, жеребец наклонил голову и вел себя относительно спокойно, пока люди не убедились, что он не опасен и вроде бы смерился со своей участью, но, улучив момент, Ном рванулся вперед, попросту сбив всадника с вороного, а потом резко сиганул в сторону, дергая за другую веревку и стаскивая седока уже с гнедого, протащив человека за собой несколько метров, пока тот не наглотался песка и глины и не разжал руки, отпустив веревку.
Не дожидаясь, пока преследователи опомнятся и начнут палить ему вслед, Номанд взвился на дыбы и галопом понесся прочь. Он был уверен, что на этом скачки по пересеченной местности закончатся, а там он уже избавится от веревок, но ближайший куст видимо имел на этот счет другое мнение: запутавшись в ветвях колючего растения, обрывки лассо остановили его бег, заставив коня бесноваться и метаться вокруг в попытке освободится.

0

8

Киган был уверен в одном, все, что он делает, точнее сказать позволяет делать не правильно. Что касаемо его карьеры, он может выполнить, но тут все же, иная ситуация. Было полное желание, наперекор лечь и не вставать, не важно, тянули бы его, или нет, это уже было десятым делом. Кажется, что ноги уже одеревенели и перестав чувствовать, может откроется второе дыхание?! И вроде бы, когда все сдались, а люди сполна стали ощущать себя победителями, тут то и началось то, что и придало сил. Во-первых в борьбе опять же с тем человеком, что сидел, во вторых тупо стать бараном, и не двигаться с места, тоже не плохой вариант. Особенно когда, тот кто был уверен в своей правоте, оказался эдаким лишним грузом, катающимся по земле. Быстро же ты решил сменить позицию от отчаяния до психа. Эти мысли он адресовал Фабио, который встав на ноги покачнулся выплевывая песок.
- Просто сам дьявол, а не жеребец. Я за ним! - воскликнул Алехандро взгромоздившись на вороного, отправился преследовать беглеца, опять. Когда подошли к гнедому, попытавшись взобраться на него, он перестал даваться. - Да, что черт возьми с тобой то произошло?! - стиснув зубы и не скрывая удивления, Фабио попытался узнать у коня.
- Я устал выполнять твои прихоти. Если к стипл чезу я был расположен, то теперь не ищи поддержки. - злобясь фыркнул Киган.
- Стой твою мать! - начал закипать итальянец, уже прыгая на лошадь. Мотая мордой человеку все равно удалось залезть верхом, только не забыв применить физическую силу. А если банально то вдарить прикладом револьвера в область щеки приближенная к нижней челюсти. Теперь его жизнь разделилась на от и до.
От: стало его рождение и последующее взросление в плоть до сегодняшнего дня.
До: если раньше, он доверяя людям, считал, что от них зависима твоя жизнь, то теперь он понял одно и очень важное правило для себя: терять уже нечего, доверие пропало! Так что когда отставшие участники с большим опозданием подоспели к остальным, гнедой дождался, когда Фабио слез с него, а потом вцепился в плечо, пытаясь не допустить ещё одного человека к буланому. Алехандро и Фабио не ожидали такого, только в отличии от мексиканца, итальянец, вывернулся из сомкнутых зубов гнедого, опять достав револьвер. - Я не посмотрю, что ты мой конь, жаль будет менять тебя на доходягу. Либо ты помогаешь нам, либо я его пристрелю!
- Что ты делаешь? Совсем сбрендил?!! - стал возражать Алехандро.
- Учу уму разуму, в конце концов если оба будут протестовать то пущу пули в лоб. Надеюсь это резкий довод! - злорадно улыбался он.
- Теперь я понял, каков ты в сущности, жалею, что раньше был слеп! - Киган готов даже сейчас совершить глупость, отдав свою жизнь, нервно дёргая хвостом и мордой и раздувая ноздри, от злобы, но он не был уверен в том, что это убережёт мустанга. Глянув на буланого, темно гнедой вынашивал план, надо лишь перетерпеть обратную дорогу, только теперь он хотел, что бы сам мустанг согласился, перестав вредить, на время. (Взгляд был примерно таков: я тебе не враг, но и смерти твоей не желаю.) Теперь все зависит, от самого жеребца.

Отредактировано Keegan (12.05.2016 16:59:30)

+1

9

Дело принимало все более опасный поворот. Не только потому, что буланый не желал сдаваться, но и гнедой тоже начал показывать норов, чем больше подлил масла в огонь. Это было по меньшей мере глупо - рисковать своей жизнью ради лошади, которую он почти не знает. С одной стороны Номанд чувствовал благодарность, а с другой - злость и удивление. И не мог разобраться, какая из сторон влияет сильнее. Но умирать кому-то из-за него жеребец не мог позволить.
Долго смотря сначала то на безумного человека, то на гнедого, Ном опустил голову, признавая свое поражение. Он мог бы продолжать бороться, но... Не хотел. Он понял этот взгляд. Понял и уступил
- Парень, моя шкура не стоит того, чтобы за нее умирать. - Жеребец  долго и пристально взглянул в его глаза.
К тому же, затеяв эту погоню, он сделал намного больше, чем требовалось. Оставалось лишь надеяться, что этого достаточно. Когда все более-менее успокоились и двинулись в обратный путь, Номанд нарочно плелся медленно, что-то высматривая в прерии. Но сбежать не пытался, даже когда его буквально тащили на поводу.
Когда процессия проходила мимо тенистого лога, с которого все началось, жеребец на мгновение оглянулся, пристально смотря на маленькую фигурку у реки.
Да, Ном проиграл бой, но не проиграл войну. У него будет еще шанс доказать, что людям его не сломить, как не пытайся. А там уже и можно будет вырваться на свободу. И, похоже не у одного его появилось такое желание.
"Что, домашний, реальность жестока, да? Такими я вижу людей. А теперь и ты их увидел." - Буланый переключил все внимание на гнедого и теперь наблюдал за ним. Неотрывно, внимательно, изучающе. Выискивая сильные и слабые стороны. Он не понимал, почему совершенно чужую лошадь, прожившую всю жизнь среди людей, так заботит благополучие дикого мустанга, которого он видит впервые в жизни. Пока не понимал.
"А ты не так прост, каким хочешь казаться. Надо будет тебя получше изучить..."

+1

10

Смотря на запутавшегося, от веревки, мустанга Киган ждал именно понимания, но в свою очередь он хотел дать ещё понять, рано падать духом. По крайне мере в нем заговорил дух спортсмена, за которого одни захотели бы шкуру снять, а другие наоборот себе захапать.
- Может, я тебя и вижу впервые, но твоя борьба, позволила мне взглянуть на это, как желание стать впервые свободным! - домашний жеребчик, осознал, что жить среди людей он уже не горит желанием, это не его дом, в котором он, когда то пусть и родился, но душой и телом стал смотреть в "лес".
Отступив назад от человека, он ещё раз злобно глянул на него, но теперь, с его стороны никаких необдуманных шагов.
- То то же. - ухмыльнулся Фабио. Хех, а я ещё когда то верил людям, считая, что ничего плохо, они мне не сделают. Самонадеянный осел. Освободив буланого, и в полной мере радуясь трофею, люди оседлали домашних, направив их домой. Двуногие о чем то разговаривали, но гнедой был в своих мыслях, идя понуро, просто от усталости, правда стараясь не показывать её никому, но упорно шел просто потому что, надо. Его вдохновляло то, что сейчас, когда трех жеребцов заведут в конюшню, примерно на пару дней о них забудут. Как они это называют - надо отметить, обмыть?! Пфф, мелочность это называется. Но если взглянуть правде в глаза, то в душе гнедой романтик, спросите почему? Потому что, когда скакун был жеребенком, то отец и мать, не всегда, но были рядом. Отец рассказывал ему удивительную историю про дикого мустанга, которого смогли приручить индейцы. Рассказ велся эмоционально, даже показывая движения, Киган стремительно пытался повторить все это, выходило неуклюже, зато было забавно. Но в этой истории, как раз присутствовала крепкая дружба между мальчишкой и тем конем, пока однажды на их племя не напали. И сам конец той истории гнедой не смог узнать... На очередных скачках с препятствиями, произошла фатальная ошибка, которая привела к гибели, его отца. Просто две лошади сгрызнувшись на треке, не смогли взять достаточно расстояния и высоты для преодоления препятствия. Рыжий остался инвалидом, завершив спортивную карьеру на пике славы, а вороной, тот кто был наставником целый год для Кигана, переломал передние ноги. Так по крайне мере говорили конюхи, но и отца он больше не видел.
С тех самых пор эта история досих пор в его памяти, которую он представляет, грезит и на какой то момент даже воплощает, выкладываясь в полную силу на любых соревнованиях. Только что ради, если тот кто романтик в душе, нихрена не знает, о том какого быть, там? И даже ни разу не видеть дикого мустанга? До этого дня. В этом и есть загадка, которую он хочет познать, только теперь наконец избавившись от розовых иллюзий. Занятия об этих мыслях помогли не сойти с ума и даже не заметить, того, как они вернулись на ранчо. Время близилось к закату солнца, а это значит, что не надолго но снова появляется возможность дышать прохладным свежим воздухом. Люди завели всех в денники и, все же какими бы скотами не были, а обязательства, такие как: расседлать и накормить они выполнили. Оставив всех, двуногие покинули конюшню закрыв входные двери сего сарая. Киган наконец смог позволить вдоволь напиться воды, именно воды, а осознание того, что ноги начало нехило подтряхивать просто лег, не в силах уже элементарно стоять.

Отредактировано Keegan (13.05.2016 17:28:27)

0

11

- Прибереги пафосные речи для других моментов, приятель. У тебя будет еще шанс высказать все, что накипело. - мустанг посмотрел на гнедого со снисхождением: сам он таким порывистым и горячим не был. Жизнь научила смотреть на вещи трезво, не бросаясь на очередное препятствие очертя голову, словно глупый одногодка.
Когда они прибыли на место, конь все  время тревожно осматривался вокруг, явно нервничая от непривычной обстановки. И в отличие от других лошадей Номанд за собой так поухаживать не дал. Здесь ему вообще все было дико и ново. Люди, здания, живность, крутящаяся под ногами. И везде, куда ни ткнись - витает один удушливый, режущий нос запах - запах человека.
Даже в этом сарае все пропахло человеком. Потоптавшись по узкой клетке, названой стойлом, Ном нервно прянул ушами и потряс головой. Он не боялся замкнутых пространств, поскольку иногда приходилось ночевать в тенистых оврагах, ущельях и пещерах, но даже там было больше свободы, чем тут.
Сунув морду по-очереди в кормушку и поилку, но и даже там ощутив ненавистный запах, жеребец тяжело вздохнул и улегся на солому, вытянув из подстилки соломинку и машинально начал ее жевать, прядя ушами. Ему было тяжело принять все то, что сейчас произошло. Привыкший к свободе, вольный как ветер, Номанд чувствовал сейчас себя так, словно лишился ноги или же глаза: подавлено, забито, ущербно. И в то же время внутри клокотала злость. На себя самого - за то, что сдался, на людей - за то, что вынудили, на гнедого... А за что именно он на него злился?..
Словно вспомнив о чем-то важном, он поднялся, отряхивая солому, и высунул морду из денника.
"Позвать или нет? Да и ответит ли он? Может, спит уже..."
- Так вот какова она, человеческая благодарность? Забавно... Но вот не могу взять в толк одну вещь... Почему ты это все затеял. Только пожалуйста, избавь меня от этого сопливого и пафосного бреда на тему, что "я разочаровался в человеческом благородстве". Мне нужна истинная причина.

0

12

Когда все стихло, Ган начал засыпать, точнее сказать просто пребывал в полудреме ни о чем не думая, как вдруг в его подсознание - ...избавь меня от этого сопливого и пафосного бреда на тему, что "я разочаровался в человеческом благородстве". Мне нужна истинная причина. - вошли отрывки предложения, от чего он тряхнул головой, приняв более удобную позу, для того что бы была возможность держать ее.
- Ты о чем? - непонимающе спросил он, но тут же вспомнил довольно "вежливый" разговор. - А разве это имеет смысл? Через день ты снова будешь на свободе, окажешься там где ты должен быть, а я просто свалю. - гнедому было без разницы сколько он протянет в одиночестве, лишь бы наконец выбраться из клетки. Истинную причину он решил не говорить, может потому что она носила личный характер, а может быть потому что, сказанное могло иметь больше бредовый характер, чем походить на правду...Когда нибудь он поделится, но не сейчас. Хотя и сказанное им, чем не повод? Просто увидеть то, что находится за пределами. - Просто наберись терпения и сил. Спи давай. - дал домашний дельный совет, и замолк. Тьма окружила, звуки ночи проникали даже сквозь закрытые двери, кого то они могли пугать, по началу, но со временем перестаешь просто не обращать внимание и на эти вещи. Иногда просто прислушиваешься к ним ради интереса, запоминая интонацию и последовательность. Вот кстати, последняя, как раз напрочь отсутствует.

0

13

- Имеет. В жизни все имеет свой смысл. И чем быстрее ты это осознаешь - тем будет лучше для тебя же. - Огрызнулся в ответ буланый.
Гнедой был слишком уверен в своих силах и говорил так, словно знал все на свете, но это было в корне не так.
"Это все глупые бравады самоуверенного в себе домашнего коника, решившего показать зубы. Посмотрим, как он поведет себя, когда дело дойдет до чего-то реального."
Номанд знал много лошадей, которые кичились своей храбростью, но это была лишь бессмысленная бравада, повод похвастаться перед кобылами, а не реальные поступки. Только, как закономерность, ничего хорошего из этого не выходило: эти "храбрецы" не проживали дольше трех-четырех лет, становясь легкой добычей хищников или же жертвами необузданной стихии.
Но совету насчет сна Ном все же последовал, пытаясь заснуть. Звуки, долетающие в сарай, раздражали его, мешая забыться сном. А тут еще и чье-то тяжелое дыхание за стеной... Разглядев чей-то темный бок сквозь щель между досками, жеребец буквально подскочил. Он слишком хорошо знал эту масть... Прислонившись мордой к стене, буланый всей грудью вдохнул знакомый с детства запах, заглушающий сейчас все остальные.
"Отец..." - Незримое присутствие родителя за стеной помогало забыться и Номанд постепенно погрузился в царство снов, слушая тяжелое дыхание другого коня, стоявшего так близко и в то же время так далеко... А с рассветом ночной гость ушел так же неслышно, как и появился.

0

14

На грызню, Ган не обратил внимание, однако сказанное не покинуло его головы, с мыслями завтра все узнаешь.
Царство Морфея увела к себе домашнего, так, что дальнейшей возни в соседнем деннике он не слышал, полностью расположившись на полу. В Альбукерке температура дня и ночи имела колоссальную разницу. Днём доходило, почти до 50 градусов жары, однако когда темнело, то она неумолимо сменялась на минимальный плюс. Особенно, когда этим самым "плюсом " называют градусов пять, или шесть от нулевой отметки. Первые лучи проникают сквозь окна и щели, напоминая жильцам, что уже утро, курицы оживляются после громогласных воплей петуха и в общем то жизнь снова начинает бурлить. Для Кигана, это утренняя пытка, превратилась во, что то не приятное, как например, когда муха летает возле ушей. Привычное, но назойливо звенящее. Открыв глаза, жеребец поднял голову, а затем поджав под себя ноги, встал на все четыре, стряхивая с себя опилки. Всего в конюшне присутствовало четверо лошадей, мустанг, сам Киган, Черный (Блэк), это вороной жеребец на, котором обычно ездит Алехандро, и верзила тяжеловоз, вернее, он был им. В последнее время Старик себя совсем плохо чувствует, особенно это сказалось на его внешнем виде. Его зовут Голиаф. Он, как раз пример мудрости той домашней лошади, которая зная на какие поступки способен человек, помогает зеленым (лошадям) в общении с ними, своего рода плюшевый гигант с мозгами философа. Только разве, что не говорил на их языке.
- Старик? - позвал гнедой, мерина. - Голиаф?! - окликнул он его ещё раз, когда тот не ответил, начав беспокоиться. Весь этот год Великан был для гнедого наставником, другом, с большой буквы, только сейчас он не реагировал. Киган отгонял от себя мрачные мысли, действуя так, что бы привлечь внимание конюха, если у двух идиотов мозги заплыли алкоголем. Издавая, беспокойное ржание, топот копыт об двери денника, двери сарая открылись, впуская не только человека, но и слепящий свет исходящий от солнца.
- Киган тише, тише, мальчик уймись. - сказал мужичок средних лет.
- Сначала посмотри, что там случилось у Старика, тогда и поговорим. - издав ржание, он снова начал бить передней ногой об двери денника. И, когда наконец конюх понял в чем дело, то незамедлительно открыл денник Голиафа, который лежал без каких либо признаков жизни.
- Нет, нет, нет.... Черт.. Давай, Старичок, ну же, поднимайся.. - хрипло вырвалось у конюха. Тот хватался за свою голову, не зная, что делать дальше, в то время, как Ган не видя происходящего не мог точно оценить ситуацию. Но умом начал понимать, что ничего хорошего уже не будет.
В этот же момент почуяв резкий запах, его сопроводил еле ворочающийся язык Фабио: - А, что тут, собсвено происходит? - проходя мимо денника гнедого, тот злобно окрысившись, бросился грудью на дверь, прижав уши.
- Кишка тонка, приятель. - с презрительной усмешкой сказал итальяшка, затем наполнив рот чем то едким, плюнул внутрь стоила, пытаясь попасть в коня.
- Это мы ещё посмотрим! - огрызнулся домашний, дернув голову от брызг.
- Сдох все таки?!
- Я говорил, что он болен, Фабио, но видимо для вас это был пустой звук. - стал отвечать второй голос.
- А мне вообще все равно. Только труп можете хранить в своём доме, если пожелаете. - гнедого словно током ошпарили, ведь ни кто не знал, что это утро омрачится смертью одного из них. А Старик, элементарно отшучивался: - Все хорошо, просто я тоже скоро буду, как ты. Летать через все препятствия. - никогда не жалуясь на кого то, или, что то.
- А этих двоих завтра ждёт тяжёлая работа! - вспомнив о мустанге и домашнем, пьяница свалил из сарая. Он, знал, что конь болен и не помог... Знал..
В глазах читалось непонимание, разочарование и утрата...за эти сутки Киган понял сказанное буланым, что в жизни все имеет смысл.

0

15

Проснувшись утром от воплей гнедого, Номанд с трудом разлепил глаза, пытаясь понять, что случилось.
"Похоже, кто-то умер ночью..." - Мустанг воспринял эту новость спокойно, даже в какой-то степени равнодушно.
Он уже привык видеть смерть и воспринимал подобные ситуации как нечто само собой разумеющееся и знал, что подобную боль придется испытать и ему в будущем, возможно скоро, а возможно и нет. Хотя... Кигана ему было жаль.
В конюшне показался уже знакомый Ному итальяшка, доведя своим появлением и поведением гнедого до бешенства, перекинулся парой слов с конюхом и ушел, оставив того разбираться с мертвой лошадью, бросив напоследок что-то о завтрашнем дне.
"Работать? Нет, приятель, ты меня еще плохо знаешь. Я не один из этих забитых до полусмерти доходяг, которые только зовутся лошадьми, а на самом деле - лишь жалкие тени прошлых самих себя." - Дождавшись, пока все стихнет, Номанд позвал товарища по несчастью:
- Сочувствую, парень. Я понимаю, этот конь был тебе дорог, но ты ничем ему уже не поможешь, особенно если будешь так бесноваться. Сделаешь только хуже для себя. - Поведя ушами, он вздохнул. - Теперь ты понял, что такое человеческая благодарность? Вы делаете для них все, а в замен не получаете ничего. Люди ездят на вас, таскают грузы, унижают, причиняют боль, а вы это терпите, пока наконец в один прекрасный день просто не падете на землю, полностью истощенные этой жизнью. Если ты не хочешь такой же судьбы, как этот старик - бежим со мной. На волю. Там, где и положено быть лошади. - Выговорившись, буланый замолчал, давая домашнему время все обдумать. Может, его слова и звучали жестоко, но это была суровая жизненная правда, без всяких недомолвок и переиначиваний.
"У тебя еще есть выбор. Главное, чтобы ты сделал этот выбор правильно, а не бросаясь наобум, думая, что этот вариант легче и проще, чем другой."

0

16

Непонимающе прижав уши, но внимательно слушая, того, кто возможно предлагает новый путь к другой жизни, Киган задумался, и начал отвечать. - Я бы без него не ушел, просто не смог простить себя за это. - склонив голову и смотря на Номанда таким же карим глазом, как и его шкура, вспомнил о вчерашних словах - Не все люди плохие, как например этот конюх..просто начинаю понимать, что лучше жить подальше от них, но эти двое так просто не дадут нам уйти, понимаешь? Он, я, ты, этот старик, мы все для них нажива, способ заработка денег, я для них ещё и хороший доход на скачках с препятствиями, именно так я и попал сюда. И до вчерашнего дня, был уверен, что Фабио, как и его друг хорошие люди. Видимо все ошибаются, особенно, когда разум выходит за рамки реальности. - Киган и сам понял, что все годы прожил в каких то сентиментальных мечтах, о хорошей жизни, заботой со стороны людей и мысли о том, что многие хотят подобного. Неет, черт бы их побрал, все это поверхностно, правда лишь состоит в действительности, а она, как многие говорят: - берет дорого, но объясняет доходчиво! Именно этим примером стал Великан. Последующий вынос старика, который занял почти весь день, наблюдали все жильцы конюшни, гнедой не отрывно смотрел на укрытое тело, едва выныривающий чуть наружу храп. Конюх сам чуть ли не плакал, а когда незнакомцы вместе с ним и трупом скрылись за пределами, то гнедой молча попрощался с ним. Спасибо, за жизненный урок..и, покойся с миром.
- Номанд, а там на свободе, ты живёшь с такими же другими, мустангами? - после того, что случилось, домашний скорей всего принял для себя решение, только пока не понял.

0

17

Пока люди выносили тело старика, Номанд просто стоял и наблюдал за этим, лишь иногда поводя ушами, прислушиваясь к звукам снаружи, попутно пытаясь придумать план побега, но на вопросы Кигана решил все же ответить.
"Наконец-то я слышу разумные слова. Неужели все домашние должны получить столь жестокий урок судьбы, чтобы начать рассуждать здраво?"
- Можно сказать и так. Наш табун не очень большой, но этого хватает, чтобы чувствовать себя в безопасности. Обычно мустанги живут небольшими семьями, редко собираясь в большие табуны. Или же в одиночку, но так тяжелее искать еду и воду в засушливые сезоны и бороться с хищниками. Обычно мы не принимаем в семью чужаков, но, думаю, отец сделает для тебя исключение. - Насчет последних слов Ном был не совсем уверен, но... Он чувствовал какую-то странную привязанность к этому гнедому и это одновременно радовало и пугало жеребца: обычно подобных чувств он не испытывал к чужакам.
"Если он станется один, то наверняка не протянет долго. Прерия - не место для домашних коников, толком не знающих жизни. Я не могу его бросить. Даже если отец не примет Кигана в табун, я все рано его не оставлю. Даже если придется пойти наперекор вожаку."

+1

18

- Это круто. - сказал Киган с огнем в глазах, и этот огонь назывался вера. Случайно делая напор на дверь денника, Киган заметил, что та уже не так крепко держится на петлях. К тому же сколько этому сараю лет? Семь, восемь, а может и все десять. С одного виду можно подумать, что тут хлипко, а применяя силу, не совсем все просто, однако нет трудных задач. - Знаешь, кажется у меня появился план. - высунув морду и заметив замок щеколду, он имел пружину усилитель, к тому же за столько лет пружина могла утерять свою упругость. - Голиаф, как то рассказал мне, что он открыл замок, и мог спокойно уйти из конюшни, но он этого не сделал, а когда утром увидели открытую дверь, то эти идиоты подумали, что забыли закрыть её. Надо только дотянуться до щеколды, и когда все стихнет то ночью можно будет сбежать. - ещё одной небольшой проблемой была арка для головы. Та проходила свободно и спокойно, а вот что бы двинуть до упора в бок, с одной и другой стороны, то она мешала. Фыркнув и прянув ушами, Киг услышал приближающиеся человеческие шаги, он их знал, это был конюх. Гнедой любил этого парня, за его доброту, за спокойное отношение ко всем лошадям, даже тем, кто знает, двуногих с плохой стороны.
- Ну вот и все.. Дружище. - он спокойно сунул свою руку сквозь нижнюю часть решетки, давая кусочек яблока. Домашний захватил фрукт губами, начав жевать и внимательно смотрел на Рика. Тот ласково коснулся его шкуры, мягко оглаживая область чуть выше храпа. - Загубят они тебя, просто загубят. - и позволив снова высунуть морду через арку, тот обнял мощную шею скакуна.
- Все будет впорядке, Рик, справлялись раньше, справимся и сейчас. Я не пропаду. - отвечал ему гнедой, будто зная, что конюх его поймет. Может действительно понимал их, по крайне мере за все, то время, что жил здесь Ган, конюх ни разу не позволил себе грубого жеста в отношении лошадей.. Но отпрянув от гнедого, он перевёл взгляд на соседа, Номанда. Как и Кигану, ему он тоже начал предлагать витамины в виде фруктов, протягивая в открытой ладони, только более осторожно, понимая, что это далеко не домашняя лошадь. - Он не сделает тебе ничего плохого, я знаю. - поясняя другу, что не всегда есть смысл пугать, или атаковать. Гнедой чувствовал поддержку и от буланого, потому тоже не оставался безучастным в общении этих двоих. - Ты умный, парень, - тихо заговорил с ним, Рик. - вижу, что притерлись друг к другу. Надолго вы тут все равно не задержитесь, Фабио и Алехандро из тех, кто долго не будут церемониться с мустангами, и непокорными лошадьми. Не возвращайтесь! - последние слова, словно врезались ножом в тело, и слух. Не возвращайтесь...
- Береги его, пожалуйста?! - сказал мужичок буланому, иногда кидая добрый взгляд с полуулыбкой на лице, обоим.

Отредактировано Keegan (29.05.2016 17:07:26)

+1

19

"Так-так... Похоже у кого-то проснулся запал? - Номанд высунул морду через арку, чуть наклонив голову на бок и косясь на замок.
- Хмм.. Щеколда слишком маленькая, я не смогу отсюда подцепить ее зубами. Если только у тебя это получится, а потом откроешь и мою дверь. Хотя... Можно попробовать выбить, но нас тогда услышат. М-да... Положение все веселее и веселее...
Когда в сарай зашел очередной человек, Ном отвлекся от разглядывания задвижки и уставился на него, настороженно наблюдая за каждым действием, хотя угрозы от него не чувствовал, что странно. Но это не меняло его отношения к людям в частности. Видеть то, как Киган, недавно так горячо говоривший о том, что люди его разочаровали, позволяет одному из них безропотно себя гладить - уже было странно. Но... Может, он просто не понимал людей? И, что еще важнее, не понимал самого Кигана?
Настороженно покосив карим глазом на конюха, жеребец высунул морду наружу. долго и пристально нюхая предложенный фрукт, а потом аккуратно взял его с чужой ладони за самый краешек, медленно жуя и словно думая о чем-то.
"А может... Может этот человек сможет нам помочь?.." - Надежда была. Слабая, но все же была.
- Я позабочусь о нем. - Жеребец мотнул головой и забил копытом по дверце денника, словно прося ее открыть. - Если ты и правда желаешь нам добра, то помоги.
Если честно, то Номанд не ожидал того, что человек его поймет, поэтому не особо удивился, что его просьба так и осталась неуслышанной.
"Ну и ладно. Сами выберемся. Без всякой помощи."

0

20

Рик, ушел, но Киган уловил едва заметный уху звук. Все таки, шанс уйти отсюда тихо, есть. А, дабы убедиться в своей правоте, он пошевелил ушами и высунув морду, не заметил явных изменений. Наперев на дверь, та с лёгкостью поддалась и открылась. - Погоди. - сказал гнедой, твёрдо намереваясь свалить в свободное плавание. Захватив губами ржавую щеколду, та имела отвратный вкус, но его сейчас заботил факт помощи другу, который увенчался успехом. - Бинго. - радостно сообщил домашний и теперь, когда были открыты все двери, Ган помог освободится, от заточения и Черному. Он не знал историю этого коня, однако тот, как то сказал, что жил в прериях, и не пропадёт однозначно. Втроем покинув конюшню Блэк исчез с поля зрения, видимо зная куда ему нужно было, а Номанд с Киганом остались вдвоем. Сладкий запах свободы, без седока, шпор и узды.. Сейчас это было похоже на глоток свежего воздуха. Они неслись вперёд, подальше от людей, и в отличии от гнедого, Ном знал куда им нужно. - Куда мы сейчас? - поинтересовался домашний, когда галоп из стремительно уносящего, перешел в более лёгкий и не столь быстрый.

0


Вы здесь » Аureа mediocritas » Чужие истории » Brothers under the Sun


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC