Вверх страницы

Вниз страницы
Мы сменили дизайн, «почистили перышки» и готовы принимать новых членов нашей Системы.
Напоминаем, что Система недавно обзавелась новым КСК – Заповедником «Белая лилия», в котором все желающие смогут отдохнуть.

Люди, чьи аккаунты были удалены - не паникуйте, форум был восстановлен из резервной копии и некоторые данные потерялись. Просто зарегистрируйтесь заново.
На ролевой осень, конец ноября. Лужи уже начинают замерзать, а дорожки заносит редкий снег. Будьте осторожны на прогулках и не пытайтесь проникнуть в Академию в такой холод и гололед.
АКАДЕМИЯ: Зам Директора АКАДЕМИЯ: Директор АКАДЕМИЯ: Главный тренер по выездке
АКАДЕМИЯ: Смотритель Академии
АКАДЕМИЯ: Дочь смотрителя
32
53
51
56
9
КСК "Лотос" остается лидером в рейтинге на протяжении нескольких сезонов. Теперь, его рейтинг станет еще более несокрушимым благодаря поддержке заповедника "Белой Лилии". Кажется, Вне Системные КСК станут самыми богатыми КСК года.

Аureа mediocritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аureа mediocritas » Чужие истории » no wonder you are single


no wonder you are single

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

http://s3.uploads.ru/t/NinZC.jpg

Название сюжета:
no wonder you are single
Кто участвует:
V.London, Agram, Clemency Assel', Benedict Morkt
Краткое описание сюжета:
Виктория отмечает настрой и поведение Аграма, одного из жеребцов Академии, и они направляются на занятие в Лотос. К тому же Тори давно хотела поближе познакомиться с миром, в котором живет ее знакомая - Клеменси. Тренировка назначена, но не в Академии - где на манежах и плацах едва ли не круглосуточно занимаются выездковые и конкурные мэтры. То ли дело манеж Лотоса, пусть и сделанный без такой роскоши, на котором можно встретить пару-тройку лошадей со своими людьми максимум, да и им ничего не стоит уйти заниматься на улицу, на не огражденный пустующий участок где-нибудь поблизости с конюшней, по просьбе Клеменси. Прекрасный повод увидеться со своей знакомой, мило побеседовать за работой с конем, но карта легла так, что Виктория - не единственный человек, пришедший к Клем сегодня. Девушку непредвиденно решает навестить Бенедикт.
Место отыгрыша
манеж..
Время суток и погода
По полудню, на улице все укутано снегом, солнечно, но морозно, свежо и ясно.
Дополнительно
зи-ма

очередность: Лондон, Клеменси, Аграм, Бенедикт

0

2

C самого утра на ногах Клеменси все же не чувствовала усталости. Некоторые люди не случайно выбирают профессию, которая требует максимальной самоотдачи, всего внимания и посвящения всего себя ежедневно. Могут ждать запыленные рукописи, станки, аппараты или хлеб с дрожжами. Лошади ждать не любят и не умеют – им нужно внимание изо дня в день. И Клеменси, крутясь волчком, не обделяла не единого своего подопечного.
С минуты на минуту должна явиться Вика. Клеменси зашла в тренерскую, посмотрелась в притрушенное конюшенной пылью зеркало. Черная рабочая куртка, прелестной формы, как для своего предназначения, перчатки, закрывающие пальцы лишь наполовину, на плечах лежат ровные светлые волосы. Девушка самодовольно улыбнулась, направилась к шкафчику, достала оттуда коробочку с леденцами. Импортные и безумно вкусные. Еще есть пакетик леденцов где-то за сменной одеждой где-то на верхней полке. Клеменси положила один из них - ярко вишневый - в рот. Нет, она не бросала курить и спокойно могла представить свою жизнь без сладкого. Просто у многих уважающих себя и может быть излишне сентиментальных мастеров своего дела есть небольшие милые странности и, в частности, пакетик леденцов где-то среди кипы вещей или в столе. К тому же прекрасная альтернатива тем же сигаретам в момент, когда залетаешь сюда, наполненный раздражением и злостью, и от отчаяния хочется выть. Клеменси ухмыльнулась, бросила взгляд на бардак на столе, убрала журналы и бумажки в тумбочку, заглянула в чашки с заваркой, смахнула крошки на пол. Все тренерские очень между собой похожи. Переложила леденец за другую щеку, смахнула волосы с глаз и вышла, тихо прикрыв дверь. Минуя денники, девушка прикасалась белыми пальчиками к бархатным носам лошадей, выглядывающих из своих личных апартаментов.
На улице повсюду лежал второй снег. Клеменси радовалась его белоснежности и его холоду. В манеже ее уже ждала Виктория. Клем испытывала к ней противоречивую смесь недопонимания и признательности. Тори! Так рада тебя видеть. Уверенным шагом Клеменси приблизилась к ней и заключила в свои объятья. Не прижимаясь и не стискивая девичьи плечи, но просто обвивая ее руками. Клем знала, что девушка вряд ли это оценит, и все же. Разве можно обижаться на ребенка за его искренность? Сравнивая себя с ребенком, Клеменси очевидно, имела ввиду то, что ее искренность также неоспорима. Объятья – это хорошо и приятно. Стоило попробовать лишний раз порадовать Викторию.
Клеменси как и всегда проста и на сто процентов уверенна в своей логике. Безумно счастлива возможности поработать с тобой сегодня.
Странно, но Клем частенько ловила на себе осуждающие взгляды окружающих, и чувствовала себя виноватой за то, что слишком уж счастлива. И смеялась от этих неумных мыслей. Сколько же хлопот доставляет умение наслаждаться жизнью!
А кто же сегодня будет третьим в нашей компании? Клем оглянулась, всем видом показывая, что недоумевает, где же лошадь. Ее блуждающий взгляд остановился на паре, работающей в дальнем углу манежа. Девушка посчитала в голове темпы пиаффе, отрабатываемое в руках. (Кстати человек уверенностью не отличался, рыжий конь в его руках крутился, отвлекался и не понимал обобзначений, куда и как стоит ставить ноги.) Эй, задние отстают немного… Внимательнее, пожалуйста...  Воот, сейчас отлично было. Клеменси подняла палец вверх и повернулась к Виктории. Даже не смотря на то, что сейчас не было времени ее тренировки, она имела право вставить замечание и подкорректировать работу лошади с человеком. Если бы ей указал на ошибки кто-то, знающий больше, чем она - Клем не обиделась бы, и не ждала этого от других. В этот момент в манеж завели гнедого коня. А вот и наш сегодняшний компаньон. Сперва гнедой красавец показался Клем несколько угловатым. Прямой профиль, большие ноздри, округлый подбородок, на лбу белое пятно, подвижные длинные уши. Контактная, способная на крепкую привязанность, несколько на своем уме лошадь. А Лондон ведь маэстро в выездке. Интересная они команда.
Чтож, расскажи мне про это чудо. Как попал в твои руки, каковы ваши успехи. А потом покажите мне заставляющие вас гордиться сильнее всего достижения. На земле, естественно. Не хочу создать иллюзию сомнений в твоем искусстве верховой езды, наоборот, хочу видеть, что ты способна на гораздо большее. Я вся во внимании. Клеменси провела рукой по шее жеребца и устремила свой взгляд на Тори, готовая отвечать на любые вопросы, готовая внимательно слушать и всматриваться в техничность элементов.

0

3

Не смотря на мои желания - конечно, всем же пофиг на мое мнение, - Урзас спал и идти в манеж явно не собирался.Он редко делал подобные вещи, читайте: я был в легком шоке. Сначало хотелось ткунть ленивое животное в бок и разбудить на зло - постоянно обижается, что я редко прихожу рано, а сам спит. Однако, я довольно быстро справился с минутным порывом придушить эту заразу.
  Ну чего ты... Ему тоже нужен отдых.
  Ее голос словно шептал на ухо - словно она стоит за моей спиной, кончики ее волос щекочать открытую шею. Я быстро отогнал это чувство, ощущая мурашки на коже. Я развернулся на стовосемдесят градусов на каблуках. Девушку я исскусно проигнорировал.
  Ты все еще злишься Бенни?
  Я издал короткое "тц". Естественно я злюсь, стерва ты белобрысая. Из-за тебя, Ассель сичтает меня странным. А это опасно. Нельзя выделяться. По крайней мере, более обычного. Люди начнуть задавать вопросы и требовать ответы. Потом и самые исскусные адвокаты моего отца будут бесполезны.
  Я почувствовал резкий холод, когда вышел на улицу. Как там говорят на родине вестерна? Мороз кусает.
  Застегнул куртку под самое горло, мех воротника приятно гладил кожу. Стало тепло и уютно. Я осмотрелся, не замечая ни одной живой души в округе. Ну и что, называется, делать? Когда проснется пегий совсем непонятно, да иждать откровенно лень. Сам виноват в том, что спит в полудень.
  Делать абсолютно нечего, идти обратно домой - глупо, в музей не хочется, а в кинотеатрах всякая фигня идет. В общем, делать нечего и это очень неприятно. Я тяжело вздохнул, пар вывалил изо рта, словно остатки воздуха из легких трупа.
  Алирра ехидно хихикнула, на что я издал очередное недовольное "тц" и снова осмотрелся. Вообще-то, была одна вещь, которую стоило бы сделать. Для своего же блага. Я крутанул головой, щурясь от холодного воздуха. Я смотрел в строну Лотоса.
  Конечно, это была рискованая и глупая идея, цель которой была немного неясна мне, но останавливать этот паровоз уже никто не сможет. Я твердо зашагал в сторону их манежа, слегка кривясь от скрипа снега под ботинками. Раз-дра-жа-ет.
  Спустя вчености мучений - то есть, десяти минут хождению по скрипучему снегу, - я добрался до пункта назначения. Людей здесь было не много - читай: почти не было, - что мне довольно сильно обрадовало и прибодрило. Я зашагнул в манеж. В мою сторону сразу направил взгляд какой-то левый ученик. У него явно есть друзья в Школе, раз он смотрит на меня такими ошарашеными глазами. Я мельком взглянул на него, немного невольным излишним вниманием. Тот сразу отвернулся и вернулся к попыткам отработать некие фигуры со совим конем. Алирра снова хихикнула - словно она шла прямо за мной, в припрыжку - я почти что слышал звук ее несуществующих шагов.
  В поле зрения попалась серебристая голова Клеменси и я слегка ускорил шаг. Уже собирался ее поприведствовать, как увидел другую девушку - тоже старше меня, но молода и доовльно красива. От нее веяло неприятной аурой. Тяжело обьяснить, но она просто была мне чертовски неприятной.
  Я на секунду остановился, неуверенный в том, стоит ли беспокоить тренера во время урока. Урок ли? Beats me. Я даже думал развернуться и уйти по-тихому, но я же пришел уже, к тому же, этот идиот опять на меня пялиться. Черт подери, что за некультурные люди. Я снова глянул на него, с явным недовольством в моих голубых глазах. В этот раз он отвернулся намного быстрее, при этом умудрился что-то сделать не так со своим пируэтом, растроив коня, который недовльно заржал.
  Я тяжело вздохнул. Яживу в мире полнях идиотов, а иногда и сам не лучше. В конце-концов я подошел поближе к девушкам.
-  Здраствуйте. - тихо, но четко сказал я, обращаясь к обоим дамам. Я смог лучше разглядеть незнакомку - слегка волнистые каштановые волосы, здоровый загар, мягкие черты лица. Я перевел взгляд на жеребца, скоторым девушки имели дело - светло-гнедой, ничем для меня не примечательный. У меня уже есть скакун и других я присматривать не собираюсь, так что внимание незнакомцу я особого не уделил.
- Можно с Вами поговрить, Мисс Ассель? - сказал я после пятисекундной паузы, смотря в глаза девушки. Да что же вы все такие высокие.

0

4

В манеж зашел Бенедикт, минутку постоял, пока Клем выслушивала слова Тори. Затем приблизился и поздоровался сразу с обоими девушками. И Вам здравия, Клем повернулась в сторону своего еще одного гостя. Сперва она хотела обнять его также, как и Вику, но что-то вокруг молодого человека не позволяло этого сделать, Клем склонила голову набок. К тому же у него наверняка есть девушка. Клеменси одарила парня лучезарной улыбкой. Но ответить на его вопрос попросту не успела. Для такого разговора хотелось бы большой сосредоточенности, хотелось попросту отгородиться от всего окружающего мира, выкрутиться из текущего момента, и приостановить все, чтоб внимательно выслушать, что ей хотят сказать. Но обстоятельства этого не позволяли.
Представить даже не могу, какие дела могут быть у этого человека ко мне.
Во рту жеребца захрустел сахар, трензель негромко застучал о зубы. Клем снова не успела ничего сказать, а Вика уже была верхом на коне. И она вела повествование, которое следовало послушать. Аграм значит. Тори собрала коня, парень, работавший с высоким рыжим красавцем бросил на Клем выразительный взгляд, она обратила на это внимание, но ничем конкретным ему не ответила. Тренер посмотрела на Бенедикта, не желая перебивать всадницу словами, но как бы говоря ему своим видом, что у них будет возможность поговорить, если только он проявит немного терпения. Тори умудрялась разговаривать и управлять действиями Аграма одновременно. Далее в рассказе следовала какая-то вереница чисел, процентов, мест, Клем захотелось тряхнуть головой, чтоб информация улеглась и не будоражила так ее разум. Брр. Сколько всего. Я ведь не собираюсь покупать Аграма или обучать его с Викой чему-то новому в этой дисциплине. К чему мне эта кипа цифр? Ей невольно вспомнилась цитата Маленького Принца: "Взрослые очень любят цифры. Когда рассказываешь им, что у тебя появился новый друг, они никогда не спросят о самом главном. Никогда они не скажут: «А какой у него голос? В какие игры он любит играть? Ловит ли он бабочек?» Они спрашивают: «Сколько ему лет? Сколько у него братьев? Сколько он весит? Сколько зарабатывает его отец?» И после этого воображают, что узнали человека." В таких ситуациях Клеменси не могла заставить себя быть хоть малость нечестной. Вашу технику я вижу и так, гораздо охотнее я бы послушала о том, что больше всего любит твой гнедой красавец, какие элементы или какие занятия, чего он боится или что-либо еще необычное, что ты отмечаешь в нем сама.
Тори явно наслаждалась возможностью поездить без седла и смотрелась очень гармонично. Она умеет не причинять лишнего дискомфорта на спине лошади. Это означает, что ей уже есть чем гордиться. Но это не повод останавливаться на достигнутом. Девушка и конь выполняли четко выученную программу. А ведь сегодня я приглашала их не на выступление. Мне интересно смотреть на что-то новое, новое и неизведанное для них в первую очередь, а не выученные маршруты. Столько всего не получается, что объективно для каждого из нас, но смысл в том, что это только повод научиться. Пара рысила уже второй круг подряд, не выбиваясь из темпа, не нарушая очередности четких ударов копыт. Клеменси снова глянула на Бенедикта. И наконец ответила. Думаю, да. Если конечно Вас не смутят мои попеременные отвлечения. Если вопрос повышенной важности, мы можем условиться о встрече или что-то в этом роде. Выдерживая паузу, Клем заглянула в голубые глаза парня.
Виктория и Бенедикт явно прониклись антипатией друг к другу. Это было вполне доступно для понимания. Клеменси, находясь между ними, не имеет права обделить вниманием ни одного из них. Если бы они оба внушали девушке доверие, и если бы она понимала их обоих с полуслова - зарисовывалась бы достаточно понятная ситуация. Но Виктория - эта та, донести что-то до которой у Клем пока не получалось, та, что мерит всех своим холодным взглядом, которая проигнорировав просьбу стала разминать коня под верхом. А Бенедикт создает впечатление человека, которому Клеменси ну никак не может доверять (как бы не хотелось этого ей со всей ее сентиментальностью и верой в людей), выходку которого при их первой встрече она до сих пор не может выкинуть из головы. А раз они оба такие неоднозначные для меня, значит выход прост - быть с ними одинаково благожелательной. Ничего нового. Ну ничего! Клеменси рассмеялась про себя.
Они, кажется, закончили. Пара двинулась шагом вдоль стенке. Клеменси позвала их к себе, и когда они приблизились, заговорила. Повторюсь, я не ожидала увидеть чего-то худшего. ..или лучшего Девушка ободряюще улыбнулась. И тем временем, мысленно она металась, потому что все вокруг полыхало ярко-рыжим огнем. Сколько ошибок! Ее ошибок, как тренера в первую очередь. Она не смогла предотвратить не единой погрешности в действиях Виктории. А их она видела достаточно. По-хорошему нужно было делать все не так с самого начала, что много легче, чем исправлять уже навороченное. Сделаем вид, что начинаем сначала. А теперь то же самое (по-крайней мере, что будет получаться) только на корде. Даже если вы никогда этого не делали, стоит попробовать. Тебе должно быть известно, что многие элементы Высшей школы отрабатываются с земли, что дает свой результат. Клеменси говорила это и пристально следила за переобмундированием коня. Благо, здесь нашлась незанятая корда. К тому же мы имеем дело с конем, который уже обучен многому. Попроси его пройтись шагом, потом подъемы в рысь. Попробуй попросить собранную или прибавленную рысь. Ведь она все-таки не только наездница, но и берейтор. Если есть проблемы - скажи мне, что не так. Будем разбираться. Клеменси взглядом проводила их на центр, намереваясь первые несколько минут просто посмотреть за тем, как пойдет работа. Немного продлевая демонстрацию их умений. И отводя немного времени для Бенедикта. Впрочем, если что-то пойдет не так, ей придется незамедлительно оторваться от беседы.

0

5

Я уловил на себе чей-то холодный, крайне недовольно взгляд. Я мельком взглянул на шатенку, маленькая капелька недовольства в глазах. Нет, Бен, не стоит бросать вызов взрослым - если бы я говорил, то просто бы выплюнул это чертово слово. Конечно, они не сильно старше меня, но я все же часто замечаю, что люди даже с небольшим "привосходством" в количестве цифр от их дня рождения проявляют никакого уважения - в дань этикету, - к младшим персонам. Я слегка вздохнул.
- И Вам здравия, - Клеменси ответила мне, склонив голову на бок и улыбнувшись.
Как кукла со сломанными нитями, вырвавшаяся из лап кукловода. Я незаметно вздрогнул, будучи слегка раздражен тем, насколько иногда мои мысли слишком сильно перегибают палку. Может, стоит вернуться к тем таблеткам? Мне от них было чертовски плохо, но зато темные мыслишки становились редкостью. Я уверен, что контейнер с белыми кругляшками до сих валяетсяв глубинах моей аптечки.
  Я тяжело вхдохнул, следя за движениями посторенней девушки и ее жеребца - последний не произвел на меня сильного впечетления, но наверное просто в силу моей невпечитлительности. Они двигались без седла, поэтому я смотрел с легким интересом. Я не рискну подобное с Урзасом - все таки даже у меня не всегда получается удержаться в седле, когда он становится на дыбы, или подпрыгивает, выгибая спину, что уже говорить о его резких остановках и "мертвых петель" - с седлом я такое бы еще выдержал, но без него? Увольте. Мне нужно больше опыта - может, закончив все это обучение, прилечу к братскому ранчо и займусь вестерном совсем профиссианально - в Эвропе оставаться смысла не было.
- Думаю, да. Если конечно Вас не смутят мои попеременные отвлечения. Если вопрос повышенной важности, мы можем условиться о встрече или что-то в этом роде. - я слегка вздрогнул, возвращайясь из своих раздумий и слегка сконфуженно смотря на белобрысыю. Спустя секунду до меня доходит, о чем мы говорим. Я вздохнул.
- Ничего. - я спокойно сказал, почти шепча слова. Не люблю шум, - Я умею ждать.
Я потер пальцами переносицу, слегка напрягвшись - звучали мои слова немного... угрожающе. С каких это пор я тсал терять контроль. Так не пойдет.
  Следующие пары минут я словно выпал из реальности. В такие моменты мир чувствовался неправильно. Сейчас я чувствовал свое дыхание, спокойный пульс, гудение в голове - тело из плоти, которое так легко ранит, так легко уничтожить.
  Да что же такое, прям так вам и надо мне в голову лезть. Ugh.
  Может, я просто не выспался? Может, стоит просто прогуляться и навождение пройдет? Я подозреваю, что в моем нынешнем состоянии виновата Алирра. Голова явно стала болеть чаще после того проищедствия.
  Когда шатенка и ее гнедой жеребец отошли достаточно далеко, я наконец-то посмотрел на Клеменси.
- Я хотел извиниться. - начал я,чувствуя себя немного нервно. Редко извеняюсь, а искренне - совесм никогда. Я набрал полные легкие воздуха. - За прошлый раз..? - фраза переросла в вопрос по мере произношения, намекая на то, понит ли она, о чем я говорю? Я вздохнул. Не люблю неловкие ситуации.
  К тому же, неожиданно для себя, я считал Клеменси хорошим человеком. Я словил себя на мысли, что мне не хочется оставлять на ней негативное впечетление не из-за собственной безопастности.
  Урзас делает меня слишком мягким.

0


Вы здесь » Аureа mediocritas » Чужие истории » no wonder you are single


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC