Вверх страницы

Вниз страницы
Мы сменили дизайн, «почистили перышки» и готовы принимать новых членов нашей Системы.
Напоминаем, что Система недавно обзавелась новым КСК – Заповедником «Белая лилия», в котором все желающие смогут отдохнуть.

Люди, чьи аккаунты были удалены - не паникуйте, форум был восстановлен из резервной копии и некоторые данные потерялись. Просто зарегистрируйтесь заново.
На ролевой осень, конец ноября. Лужи уже начинают замерзать, а дорожки заносит редкий снег. Будьте осторожны на прогулках и не пытайтесь проникнуть в Академию в такой холод и гололед.
АКАДЕМИЯ: Зам Директора АКАДЕМИЯ: Директор АКАДЕМИЯ: Главный тренер по выездке
АКАДЕМИЯ: Смотритель Академии
АКАДЕМИЯ: Дочь смотрителя
32
53
51
56
9
КСК "Лотос" остается лидером в рейтинге на протяжении нескольких сезонов. Теперь, его рейтинг станет еще более несокрушимым благодаря поддержке заповедника "Белой Лилии". Кажется, Вне Системные КСК станут самыми богатыми КСК года.

Аureа mediocritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аureа mediocritas » Вступление в семью [анкетирование] » Психопат и Истеричка


Психопат и Истеричка

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Имя,  фамилия:
Бенедикт Мёркт|Benedict Mцrkt
Второстепенная личность зовет себя Аллира|Allira

Возраст:
19 лет(29.10.1996)
Специализация:
Выездка М класс, Конкур - самая начальная L(любительский), различные стили вестерна - M+;
Алирра - Выездка L, скачки галопом - S;

Ваша специализация как игрока:
Частный посетитель

Конюшня на которой вы работаете, которую посещаете:
Школа

Фотография:

Gerard Way

https://49.media.tumblr.com/0ce30cb51c47923b2786b8967b6162ae/tumblr_npqjcv4CgO1uy1be9o1_500.gif

Пробный пост:
Шесть часов утра. Солнце уже встало над горизонтом, но мрачная пелена облаков не давала свету разогнать ночные тени, и они до сих крались за деревьями, камнями, зданиями. Звуки не тревожили эту раннюю картину, ветер не смел даже прикоснуться к умирающем листьям деревьев. Осень забрала их привычную зеленую краску, заменив их на желтый, красный, коричневый. Некоторые уже опали и теперь лежат бездвижным одеялом рядом с впадающим в спячку деревом.
  Медленно просыпаются птицы. Они сидят на сухих ветках, нахохлившись от холода, близко друг-к-другу, пока не согреются и не отправятся в небо, кто в поиске еды, кто отправится в далекий путь в теплые страны. А некоторые никогда не увидят сегодняшнего заката - их изловят хищники, глупые дети кинут в них камнями или они просто будут слишком уставшими и голодными, что бы продолжить долгий путь.
  Одна из птичек села на подоконник открытого окона, радостно поя незамысловатую песенку. В этом доме было тепло, даже стоя на подоконнике, пернатая чувствовала это.
- Брысь!
Птичка испугалась, поднимаясь в воздух и покидая теплое жилище, пока юноша, прогнавший животное, закрывал старое, с деревянной рамкой, окно, и преграждая путь тусклого света тяжелыми шторами цвета вина. Он медленно, словно еще не проснувшись, сел в кресло, что было одним из немногих представителей мебели в этой небольшой комнате. Стены украшали темные обои с черно-фиолетовым узором, а посередине белого потолка висела простая, но довольно аккуратная, люстра. Напротив окна стоял деревянный шкаф - старый, кое-где немного побитый, что неуловимо для большинства глаз. Кровать стояла под самим окном, застеленая, белая без какого-либо оттенка, даже намека на оттенок. Деревянный пол был покрыт однотонным ковром, чей цвет мало отличался от темных штор.
  Бенедикт смотрел вперед, на декаративный камин. камин был холоден, пламя там никогда не горело, но юноше всегда было интересно, как же будет выглядет рыжие, желтые, и красные танцоры в этом запертом пространстве, среди холода железа и камня. Его вооброжение всегда завораживали красные отблески, что огонь бы оставит на полу, стенах. Он всегда хотел увидеть, как огонь медленно гаснет, теряя остатки тепла, как он умирает, теряя краски.
  Ты же не грустишь по его смерти?
  Голос был везде и одновременно приходил неоткуда, он звучал только в его голове, нет, в их голове. Он мог почуствовать, как несуществующая девушка улыбается, ее белые волосы развеваются без ветра, словно она призрак, приведение.
  Бенедикт издал звук, похожий на недовольный рык.
  - Ты знаешь меня лучше, что бы считать сказанное правдой. - он поставил пальцы домиком, продолжая смотреть на воображаемый огонь.
  Она засмеялась, ее смех отражался в стенах, в камине, он словно исходил из всего, окружая юношу. Но он лишь молча улыбнулся, не меняя своего положения.
  Что он нам оставил?
  Ее голос в этот раз был серьезным, словно они обсуждают давно обдуманный план, о котором известно лишь им двоим.
  - Вчера сказали завещание. Ты должна была слышать. - отдаленно, словно не заинтересованный этим разговором, ответил он.
  Я спала.
  Она растянуя последний слог, словно начиная распев давно забытой песни, словно голос уже забыл как ее петь, но разум все еще помнит ноты.
  - Генриху досталось ранчо... - начал он, жаждя продолжить, но был остановлен.
  Этот идиот даже не знает, как выглядит лошадь! Как твой дядя посмел оставить двадцать породистых скакунов в распоряжении этого имбицила?!
  Она кричала, холодно. как баньши, ее голос резал слух, раскалывал голову.
  Бенедикт потер виски, уже привычное головокружение отправило комнату кружится в медленном вальсе. Он закрыл глаза, нежелая видеть столь неприятную для разума картину.
  - Перестань. - слегка грубо сазал он, - Не твоя очередь сейчас.
  Прости.
  Ее голос снова мягкий и тихий. Юноша открыл глаза, головокружение медленно проходило, комната медленно останавливала свое движение.
  Что же он оставил нам?
  Теперь она серьзеная, словно недавний инцидент ни как не поменял смысл их разговора.
  - Своего лучшего скакуна. - Бенедикт недовольно поморщился, - Тот, с которого он упал и сломал себе шею.
  Животное не виновато.
  Ее голос нежный, слегка осуждающий, словно она не согласна с бенедиктом, но и не считает его слова чем-то совершенно непристойным.
  - Я видел этого жеребца ранее. Он скидывал дядю каждый раз тот садился на седло. Это тварь сумасшедшая.
  Она смеется, в этот раз тихо, словно хихкая, как мавка, заманивая жертву в пучину вод.
  Он прекрасно вольется в коллектив.
  Она снова растягивает послений слог, в этот раз более игриво, предвкушая будующую встречу.
  Он улыбается шире и закрывает глаза, чуствуя легкую усталость в теле.
  - Да, вольется.
  Стаи птиц начали покидать место, где родились и вырастили детей, что бы отправится там где тепло. Большинство из них никогда не увидят этой теплой страны.
Где хотите жить:
Частный дом на окраине города.

Характер:
Тот, что жаждит тьмы, не верит в свет.
  Бенедикт никогда не был социальным человеком. Его замкнутость в сумме с окружающими факторами сделали его холодным, подозревающим, даже можно сказать, жестоким. Он не испытывает сильной симпатии к кому либо, точно так же он не сожалеет о своих поступках если они были логически правильными. Он считает, что можно сказать правду человеку, даже если его это ранит. Он даже получает некое темное удовольствие от страдания людей, но не очень любит это чуство и пытается его подавить, что со временем становится тяжелее и тяжелее, и с каждым разом желание скрыть, подавить это чуство становится меньше и меньше. В последствии Бенедикт не хочет заводить новых знакомств и разговаривает с людьми без особого желания, словно они всего лишь дикорации в его тусклой жизни. Лишние дикорации, не нужные ему украшения. Его вполне устраивает компания Алирры, его единственно друга, что всегда с ним и никогда не захочет и не сможет его предать. Слепо верит, что его все оставят в покое, и каждый раз злиться, если эту веру опровергают.
  Способен совершать необдуманные поступки, особенно если его на это подговорила Алирра. Потом долго обзывает себя идиотом, впадает в легкую дипрессию и ведет себя как королева драмы. Пару раз задумывался о самоубийстве, после чего получал огромное колличество мысленных подзатыльнеков от Алирры. В конце-концов упакоился и о таком больше не думает.
Та, что является тьмой, просит света.
  Алирра любит компании и знакомится с новыми людьми, да и вообщем получать новые знания и вещи. Все время говорит "Унылому Бене", что так жизнь люди не живут. Отчасти она безбашенная, готовая на все ради собственного удовольствия и спокойно пренебригает нуждами других людей, включая тех, кто ей нравится. Для нее люди это вещи, красивые игрушки, куклы с нестираемой гримассой на лице. Куклы можно одет, с ними можно поиграть. накормить их, сломать их. оторвать им голову. Главное - веселье! А вот животных девушка любит и считает их намного лучше людей - животные не врут, они действуют как считают нужным, а не подлизываются и не предают своих друзей ради чего-то нелепого, вроде денег. Не отказывает себе в ничем, если она хочет что-то - она это получит, только злобные крики бенедикта могут остановить это жадное чудовище. Алирра достаточно ревнива, что бы убить человека, и достаточно истерична, что бы заставить бенедикта убить кого-то, лиш бы она заткнулась.
  Не смотря на свой скверный характер, она часто действует как совесть юноши - ей легче осуждать других, чем менять свой стиль жизни. Отговаривала Бенедикта от особо глупых поступков, за что он ей крайне благодарен.
Отношение к детям:
Бенедикт с ровестниками никогда не общался, не считая Алирры, поэтому с подозрением относится к младшим, так как не знает ничего о их поведении. Да и крики его раздражают, поэтому пытается обходить малых стороной.
Алирра же относится к ним спокойно, но не тепло. Девушка считает детей грязными, а она очень не любит грязь. Делает игрушку некрасивой.

Отношение к лошадям:
Бенедикт относится ко вем животным спокойно, без особой радости, считая лошадь просто очень удобным и качеством средством передвиженя и развлечением.
Алирра любит лошадей, причем не обязательно ездить на них - просто погладить, почистить, накормить.

Страхи:
Что кто-то откроет его психическую нестабильность, что кто-то узнает, как умерла его кузина.
Желания:
Бенедикт хочет жить вдали от других людей, в то время как Алирра мечтает жить в Нью-Йорке. Оба желают выучить их стиль верховой езды в совершенстве.
История вашего персонажа:
Рожденный во время убийства будет жаждать смерти.

  Это был дождливый день в конце Февраля, когда темные тучи закрыли зимнее небо. Не было грома или молний, но дождя было достаточно что бы сделать этот день полным катасроф и аварий. Скользкая не оставляла попытки забрать души спешаших водителей, но этому мужчине повезло довести свой черный мерседес без проишедствий, хоть он и видел две машины, что не смогли притормозит на поворотах и врезались в высокие деревья на обочине. У мужчины не было времени даже думать об этих авариях - его жена, что расположилась на задних сиденьях. скоро родит ему сына - надо только добраться до ближайшей больницы. Вот, они препарковались на стоянке, муж вышел из машины и помог женщине выбраться, и они как можно быстрее добрались до здания, где им помогли медсестры. Они забрали жену в палату.
  Мужчина нервничал, его дорогой костюм помят, его волосы взьерошены. Он ходил по по коридору, когда его вежливо попросили присесть. Он сидит, и ждет. Минуты становятся часами, он волнуется, что, если все пошло не так? Нет. такого не может бфыть. с ним никогда не случалось ничего плохого. Бизнес - да, сложная вещь, но его семейная жизнь всегда была тихой и спокойной.
  К нему подходит доктор, тот. кто отвел его жену в палату. муж подскакивает и подходит к понурившему голову доктору.
  - ваш сын в прекрасном состоянии... - мужчина чуствует облегчение, но доктор продолжает, - Ваша жена... Она не пережила процесс.
  Мужчина снова сел, не веря, что его сын убил его жену.

Белый цвет - цвет кости и холода.

  Четырех-летний мальчик сидет на краю кровати, смотря как его отец уходит. Его бледная кожа контрастирует с черными, как уголь волосами, а голубые глаза сверкают в полутьме вечера.
  - Почему ты никогда не играешь со мной, папа? - с грустью спрашивает мальчик, на что отец останавливается в дверном проеме, и, не поворачивая головы, ответил:
  - Я занят. Пусть Генрих с тобой поиграет. - он уходит, закрывая дверь за собой. Бенедикт не хочет играть со своим старшим братом - Генри всегда холодно относился к своему братцу, словно тот является величайшим злом в этом мире. да и зачем ему этот идиот, на уме которого только спорт и спорт. У мальчика есть свой друг - новый друг, который всегда с ним играет, независимо от того, который сейчас час.
  Привет, Бенни!
  Голос девочки раздается ниоткуда и в тоже время везде, мягкий голос, приветливый голос.
  - Привет, Алирра. - улыбаясь. отвечает мальчик.
  Сыграем в солдатиков?
  Она смеется, как невинное дитя, и он смеется тоже, доставая пластмасовых солдатиков и они вместе играют, не смотря на время. Команда девочки выигрывает, но мальчик так просто здаваться не будет, пусть и поражение вскоре стало его участью. Но он не растраевается - он смеется, достает другие игрушки, а когда игрушки перестали приносить радость, они придумывали истории, смотрели мультики, обсуждая их. кому нужен брат-зануда, когда у тебя есть такой прекрасный друг? Кто вообще нужен, если у тебя есть друг, что никогда не предаст, что не когда не покинет, что всегда будет помогать тебе?
  Больше Бенедикт никогда не спрашивал, почему отец не играет с ним.

Пыль под ногами превращается в грязь.

  - Ты меня задоблбал! Идиот! Урод! - Генрих схватил десятилетнего Бенедикта за волосы после того, как Бенни снова испаганил его домашнюю работу.
  - Отпусти меня! - пытаясь вырваться, говорить мальчик, - Испортить тот бред я все-равно не мог больше, чем ты уже написал!
  Позо-о-ор.
  Раздается голос Алирры, уже старше, но все еще девочка. Ей скучно, она грустит.
  Мысленно посоветовав девоче заткнуться, он кое-как выворачивается и кусает брата за руку. тот его сразу отпускает. с лицом полным недоумения смотрит на след от укуса. Хорошо еще, что они дома - если бы это увидели соседи, они бы рассказали отцу. Оба пацаны бы отхватили, но тут когда они одни, действует немного другие законы.
  - Урод! - сквозь зубы процедил старший брат, закрывая боевую рану ладонью.
  Сам урод!
  Кричит злобная Алирра, на что Бенедикт только улыбается.
  - че ты улыбаешься, спятил совсем?! - злобно, даже можно сказать. слегка испуганно, говорит генри, на Бенни шире улыбается.
  - Может и так. - с задором говорит он, - тут так скучно что не только психом станешь.
  Генри молча уходит под присмотром пристальных глаз Алирры, которая и сказала последнюю фразу.
  Хм, можно обратно?
  Тихзо поинтерисовался бенедикт. Ему не нравилось тут - было темно, и в тоже время не было нирчего - это пугало мальчика.
  Адирра уткнула руки в бока и бробурчала тихое "Окей". Тьма рассеялась. тело снвоа было его, голова сильно кружилась, словно он только что прошел тест на пригодность путишествия по космосу.
  - Больше так не делай. - тихо, слегка обиженно, сказал он.
  Ладно-ладно.
  Она бробурчала эти слова и стихла. Бенедикт ушел в свою комнату и лег на кровать, уставший.

"Секреты, которыми мы поклялись, никогда не будут раскрыты"(с)

  Всадник, мужчина средний лет с лысой головой и пышными усами, снова падает с пегого жеребца, который еще и наровит притоптать человека копытами. Пыль поднимается в воздух, от шкуры зверя поднимается пар. Ноздри раздуваются, глаза сверкают диким безумием, жаждой свободы, желанием бежать свободно наровне с дикими лошадьми.
  Отнасительную тишину разрывает саркастичное хлопанье. На трибуне пустого родео-ринга стоит Бенедикт - уже не мальчик, а молодой парень, прошло уже пять с того самого спора между братьями.
  Помог бы дяде.
  С укором говорит девушка, на что парень только вздыхает и подходит к дяде, держа взгляд на буйном жеребце. Он помогает мужчине встать.
  - Спасибо, парень. Эта тварь никак не поймет, кто здесь хозяин! - говорил мужчина, доставая хлыст с пояса. Животное в страхе отходит при виде своего мучителя, его глаза еще больше. Один удар - мимо, но лошадь не может двинуться, испуганный до ужаса. Мужчина замахиваеться для второй попытки, когда на ринг вбегает девушка с бледной, болезненно-бледной кожей. На ее руках следы от капельниц, ногти погрызаны, мешки под глазами. словно она не спала неделями. Сзади нее, все еще на трибуне, стоит мускулистый парень, с грустью смотрящий на девушку.
  О май, какой секси!
  Протягивая последний слог говорит Алирра, на что Бенедикт лишь закатывает глаза.
- Оливия! - шокировано говорит дядя. -Что ты делаешь, ты должна быть в больнице! - он перевел взгляд с девушки. что успакаивала жеребца, на молодго парня.
- Ты... Как ТЫ мог позволить ей покинуть палату?! - со злобой говорит лысый мужчина, но девушка его перебивает.
  Доктора... они сказали. что мне остался месяц. - говорит она, привергая отца в еще больший шок. - Август... Он сделал то, что я попросила, - нежно улыбается девушка, повернув голову в сторону парня.
  О дьявол! Они женаты!
  Со злостью говорит Алирра. А потом ее голос становится тише, но четче.
  Убей ее.
  Бенедикт посмотрел на девушку, а потом облакотился об один из поддерживающих столбов ринга.
  - Зачем? - тихо говорит он.
  Это мне будет подарок на пятнадцатилетие. Она мне не нравятся.
  Он закатывает глаза и уходит, кем не замечанный. Пока не наступит ночь, тихая ночь, а на рассвете следующего дня все скорбят потерю Оливии. Все, кроме ее кузена и его подруги, с которой он делит тело.
  Спасибо.
  - Пожалуйста.

Шкура словно камень, грива словно пламя.

  Спустя пару часов небо очистилось, открывая свой синий потолок.
  Что же мы будем делать с лошадью этой?
  - Поставим в стойла Школы.
  Значит, началось?
  - Началось.
Откуда вы здесь:
Меня притащил мой маунт - Ураборос мой.

Связь с вами:
Скупец - dark-viverna

Отредактировано Benedict Mörkt (04.08.2015 03:00:46)

0

2

Benedict Mörkt
Приняты.

0


Вы здесь » Аureа mediocritas » Вступление в семью [анкетирование] » Психопат и Истеричка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC