Вверх страницы

Вниз страницы
Мы сменили дизайн, «почистили перышки» и готовы принимать новых членов нашей Системы.
Напоминаем, что Система недавно обзавелась новым КСК – Заповедником «Белая лилия», в котором все желающие смогут отдохнуть.

Люди, чьи аккаунты были удалены - не паникуйте, форум был восстановлен из резервной копии и некоторые данные потерялись. Просто зарегистрируйтесь заново.
На ролевой осень, конец ноября. Лужи уже начинают замерзать, а дорожки заносит редкий снег. Будьте осторожны на прогулках и не пытайтесь проникнуть в Академию в такой холод и гололед.
АКАДЕМИЯ: Зам Директора АКАДЕМИЯ: Директор АКАДЕМИЯ: Главный тренер по выездке
АКАДЕМИЯ: Смотритель Академии
АКАДЕМИЯ: Дочь смотрителя
32
53
51
56
9
КСК "Лотос" остается лидером в рейтинге на протяжении нескольких сезонов. Теперь, его рейтинг станет еще более несокрушимым благодаря поддержке заповедника "Белой Лилии". Кажется, Вне Системные КСК станут самыми богатыми КСК года.

Аureа mediocritas

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Аureа mediocritas » Чужие истории » Нелегко в учении - легко в бою


Нелегко в учении - легко в бою

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Название сюжета:Нелегко в учении - легко в бою
Кто участвует:Andrea Herfurth, Lord Byron
Краткое описание сюжета: Стены Школы с самого утра готовы принять нового ученика. Может быть, это будущая надежда конного спорта, которую ждут все награды мира, кто знает. В любом случае, предстоит много работы. Победа улыбнется лишь в том случае, если стараться будет вся команда: ученик, тренер и лошадь. Андреа Херфут и Лорд Байрон уже готовы встретить юного спортсмена. Ожидание, волнение...Как пройдет первая тренировка? Смогут ли эти трое найти общий язык и добиться успеха? Время покажет.
Место отыгрыша (например – Мадрид / крыша девятиэтажки) Школа, выездковый плац
Время суток и погода (например – ночь 12.00 \ дождь) Утро 10.00, пасмурно
Дополнительно (что считаете нужным – можете вписать)

0

2

Went to school and I was very nervous
No one knew me, no one knew me
Hello teacher tell me what’s my lesson
Look right through me, look right through me

Понедельник. Утро. Стоит на своем посту девушка. Всадница. Это видно по ее форме: по серым рабочим бриджам, темно-зеленой рубашке-поло, собранным в гутой хвост волосам. Небо над нею нахмурилось, но даже утренняя прохлада, подкрепленная этим "ненастроением" природы не может сдвинуть ее с места. Тренер ожидает своего нового ученика, готовится встретить его как делового партнера и верного друга, как молодого подмастерье и долгожданного единомышленника. Столь противоречивыми казались каждый раз отношения наставника и подопечного - будто предстояло балансировать на тонкой ниточке, продвигаясь к победе - что к каждой встрече с новым учеником Фрау Херфурт готовилась со всей ответственностью. Ей было необходимо показать, что она достойна курировать пару будущих чемпионов, достойна построить мост от рутины к славе, достойна поднять своего подопечного до уровня Академии - до уровня целого мира в руках одной пары.
- Мисс Херфурт? - не привыкшая к обращению на "Мисс" молодая Фрау поначалу и не заметила, как ее окликнул незнакомый голос, - Андреа Херфурт? - лишь после второго обращения девушка обернулась и поймала взглядом молодого человека, направлявшегося в ее сторону. Это был парень лет шестнадцати, на нем была достаточно солидная одежда для верховой езды. Лицо у него было немного грубое, скулы явно выделялись, а серо-зеленые глаза смотрели с некоторой заинтересованностью, скрытой за пеленой волнения. Повернувшись к обращавшемуся к ней юноше, Андреа кивнула. После она сдержанно и достаточно спокойно заговорила:
- Да, это я. Приятно познакомиться с Вами, - она протянула незнакомцу руку, - Меттью Николс, я правильно понимаю? - молодой человек кивнул и пожал руку своей будущей наставницы. Последняя едва заметно улыбнулась, - Что ж, надеюсь, наше сотрудничество будет продуктивным.
С этого момента ее теплота куда-то улетучилась. Она увидела своего ученика, она познакомилась с ним, пожалуй, по всем правилам приличия, но теперь настал черед им обоим показать друг другу, кто есть кто, и кто на какую роль претендует не только в их маленькой компании тренер-ученик-лошадь, но и во всей бесконечной системе КСК - во всей системе конного мира. Как только руки наставника и подопечного разомкнулись, Андреа холодно кивнула и повернулась ко входу в здание конюшни - этот поворот был немного похож на тот, что выполняют в строю по команде "кругом". Фрау Херфурт направилась в самое сердце КСК, обратившись к Меттью:
- Прошу за мной, я покажу вам вашего копытного напарника.
Каблуки ее верховых сапог застучали по полу конюшни. Ученик шел за наставницей, озаряясь по сторонам и высматривая, какие лошади стоят здесь. Конечно же, ему не терпелось узнать, какой из этих первоклассных скакунов попадется к нему в руки. Ждать пришлось недолго. Проходя мимо очередного денника, Андреа Херфурт, щелкнув пару раз языком, привлекла к себе внимание одного из обитателей конюшни. Подойдя к двери денника, девушка отдернула защелку и открыла дверь, после чего повернулась к своему подопечному и кивнула в сторону открытого ей помещения. Прежде чем впустить ученика внутрь, Херфурт предоставила Меттью короткую справку о лошади, с которой им обоим предстоит работать:
- Лорд Байрон, терский жеребец восьми лет. В Школе верховой езды используется для обучения новоприбывших учеников. - Меттью посмотрел на Андрею с неким недоверием. Херфурт понимала, что этому с иголочки одетому молодому человеку, наверняка, куда больше прельщало заниматься на чемпионском коне, бегающим Средний Приз, как минимум. Заглянув в денник, а после устремив взор на нового подопечного, Андреа попыталась выдать Меттью порцию вдохновения, - У этого коня великолепные перспективы для развития во всех дисциплинах английской езды. Наша с вами задача: показать, что выездка - наилучший для него вариант.
Меттью хмыкнул, но все же кивнул. Фрау Херфурт, желая оставить своих подопечных наедине и подготовить кое-какие вещи, отошла от двери денника.
- Знакомьтесь, я скоро вернусь к вам. - уведомила она, проходя мимо Меттью. Пронаблюдав, как молодой человек заходит в денник, Андреа проследовала в амуничник. Здесь она проверила, на месте ли ее сундук с предметами ухода для всех подопечных, выбрала из общий кучи привычный Байрону вальтрап, универсальное седло, подпругу и трензельное оголовье. Сегодня Меттью предстоит лишь познакомиться со своим компаньоном, не стоит сразу нагружать их обоих сложной работой. Оставив все в определенном месте - однако все же намеренно там же, в амуничнике, Фрау Херфурт выпорхнула в коридор конюшни, направившись достаточно широким шагом в сторону денника Лорда Байрона.
Она застала двоих подопечных в деннике. Кажется, Меттью пытался огладить коня от шей к крупу - или совершал какое-то подобное действие. Для Андреи это не играло ровно никакой роли: она лишь дождалась, пока ученик снова обратит на нее внимание, а после отдала первые указания:
- В амуничнике, который ты найдешь слева по коридору - если направиться в ту сторону, с которой мы с тобой зашли - возьми, пожалуйста, черный сундук с предметами для ухода. Можешь кинуть взгляд на тот комплект амуниции, что я вам оставила там же. Думаю, вы вполне сможете поседлаться сами. - выслушав это риторическое высказывание, Меттью тут же на него среагировал словами:
- Будет сделано, - а после вышел из денника и отправился выполнять отданное ему поручение.
Теперь Фрау Херфурт осталась наедине с жеребцом. К Байрону Андреа подошла так, будто они были закадычными друзьями, полопала мощную шею, внимательно осмотрела коня. С одного взгляда она могла сказать, что конюхи, заранее осведомившись о приходе ученика, почистили его напарника "в ленивом режиме". Вздохнув, молодая фрау обошла коня, не отказав себе в удовольствии почесать серому плечо и даже обратиться:
- Ну, как тебе новый ученик? - с улыбкой, полной умиротворения - а такая появлялась на лице Ледяной Фрау Херфурт только в присутствии лошади - заглянула в кормушку коня. "Поел плотно и вовремя. Все-таки, пусть и ленивы, но конюхи здесь знаю свое дело". Вновь подойдя к коню, Андреа принялась распутывать ему гриву. Кое-где могла выискать пару репьев, которые тут же поспешила удалить. В основном таким образом Херфурт хотела убить время в ожидании своего ученика. Но нельзя не отметить, что подобная возня имела и успокаивающий эффект. Да и Байрон едва ли был против, чтобы ему лишний раз уделили внимание.

0

3

Утро выдалось прохладным. Это не могло не радовать Байрона, ведь жару он не жаловал. Благо, переносил ее куда лучше, чем сотоварищи темных мастей. Свежий утренний воздух улицы, который чувствовался даже в проходе конюшни, приятно бодрил и настраивал на свершение великих побед. Серый вздрогнул и на долю секунду напряг мышцы. Это тянущее напряжение приносило удовольствие. Жеребец надеялся, что персонал конюшни предоставит ему хорошую разминку. На худой конец пастбище или корду. А вообще, давненько он не занимался непосредственно своим делом: обучением и воспитанием. Эх, как же не терпится поучить молодежь уму-разуму, авось и выйдет олимпийский чемпион. Вот только никого не видно в проходе конюшни. Неужели вымерла спортивная молодежь? Лорд чувствовал странное беспокойство и не мог дать себе отчета. Он нетерпеливо ходил по деннику из угла в угол, пытаясь понять причину. Пустая кормушка была подсказкой - коня мучил голод. К счастью, решение проблемы долго ждать себя не заставило: в проходе зазвучали шаги, нечеткие, вразнобой. Эти сложно не узнать - товарищи конюхи явно не спешили порадовать визитом, растягивая шаги. Лорд недовольно фыркнул, прозвав тех лентяями. Однако, еда была достаточного количества и качества, за что неспешность конюхов была тут же прощена. Беспокойство тут же отпустило коня. Спустя некоторое время серого почистили. Ну, как сказать почистили...Название одно.
-Это еще что такое? Это как называется? - Байрон возмущенно заржал и копнул пол ногой. Он был в крайнем негодовании от такого безобразия. Где это видано, чтоб приличного коня чистить пяткой левой ноги, судя по качеству? Недовольное фырканье в аккомпанементе сложенных ушей продолжалось еще долго после ухода конюхов. Ну все, если он спину седлом себе натрет или подцепит болячку из-за недолжного ухода, виноваты будут эти двое. Вскоре, слух Лорда занял вновь раздававшийся топот ног. Людей было двое как минимум, но звук был уже иным. Один четкий, равномерный, второй как будто терялся. Неужто конюхи ринулись ошибки исправлять? Но нет. Это местный тренер, некая Фрау Херфут, как ее называли аборигены. Конь видел ее пару раз, вскользь, однако вместе они никогда не работали. все бывает впервые. Фрау привела с собой парнишку. Видимо ученик. Лорд придирчиво осмотрел новичка. Сложен неплохо, на вид не тяжелый, но вырядился, честное слово, как на старты. Очередной выпендрежник? Ну ничего.
-Чего на меня так смотришь? -серый фыркнул, возмущенный такой переборчивостью. -Да, я не Тотилас. Ты тоже не Эдвард Галл, знаешь ли!
После слов тренера конь с достоинством вздернул голову. Сегодня предстояла выездка. Фрау считала, что для Лорда это лучший вариант. Выездка, так выездка. И ему, и этому молодому человеку будет полезно. Парень хмыкнул, конь фыркнул в ответ. Еще посмотрим, кого тут учить надо.
Байрона с "подающей надеждой" оставили наедине. Конь пристально и придирчиво всматривался в воспитанника.
-Заходи, чего встал?
Серый позволил Меттью зайти и подойти ближе. Парень сразу же попытался огладить Лорда. Сам Лорд относился к сему противоречиво. Он не слишком любил ласки от кого-то старше ребенка, но ради официального знакомства и учебного момента стерпел.
-Гладь уже, гладь. И заметь: я грязный. Хорошо вычисти!
Пока Лорд не знал, как относиться к субъекту. даже не представлял, что из него получится. явно сквозило недоверие и настороженность. Причем, взаимно. С возвращением Фрау обстановка стала менее накаленной, да и парнишку тут же сослали за щетками. Что жеребцу нравилось в Андреа, так это полная уверенность. Тренера у Лорда пользовались привилегиями. В них он чувствовал единомышленника, а потому позволял чуть больше, чем остальному персоналу. Сейчас же, Байрон без всякого, спокойно и мирно принял ласки Фрау. еще больше был доволен, что его гривой хоть кто-то занялся.
-Ученик? -Лорд воодушевился от подобной беседы, хоть и была она несколько односторонней. В ней чувствовался дух единого мышления и союза во благо юному поколению -Посмотрим, что из него выйдет. А пока не впечатляет. Много самомнения. Надо бы с ним построже, Фрау.
Конь выразил свои сомнения тряхнув головой и дернув ушами. Им все еще владело негодование и какая-то обида. -Скакунов ему подавай! Не дорос! Еще посмотрим, как ты ездить можешь!
Интересно, что думает сама Фрау о юном "Галле"? Не все ли безнадежно? Лорд с интересом посмотрел на девушку, словно ждал, что его поймут. тем временем вернулся новый подопечный с ящиком. Чемоданчик он открыл уверенно, быстро взял правильную щетку, уже намерился чистить, но...Вы б видали ту картину! Паренек стоял от Лорда чуть ли не на метр, с трудом дотягиваясь щеткой и то и дело осматривал свою форму.
А что такое? Костюм боишься испачкать? Знал, куда шел! Тебе еще копыта расчищать. - серый отодвинулся, заставляя мальчишку подойти ближе. В голове возникла маленькая подлянка. Исполнить! Отряхнуться. С чувством, окутывая парня пылью. Может это научит его надевать рабочую форму. Ага, недоволен! Но смолчал. Небольшой плюс ему. Дальше копыта. Это заняло еще больше времени, хоть Лорд старался давать и держать ноги самому. Расчесали с горем пополам хвост и гриву, прошлись щеткой по морде. Вроде бы все.
-Милая Фрау, чувствую, что все в порядке, но лучше проверьте нашего спортсмена, я пока не склонен ему доверять.
Лорд и правда чувствовал себя чище, но мало ли?

0

4

Вновь в коридоре послышались нарастающие шаги, и Андреа, расправившаяся с репьями в гриве Лорда Байрона, обошла его спереди и выскочила из денника, кивком головы пригласив подошедшего ученика внутрь. Меттью недолго повозился с находящимися в сундуке предметами. Фрау Херфурт, будучи спортсменкой достаточно успешной и много разъезжающей - по крайней мере когда-то - могла похвастаться достаточно хорошим ассортиментом качественных предметов для ухода за подопечными копытными. Все эти скребницы и щетки были завезены с разных концов света. Что было куда более важно: это были качественные товары от хороших фирм - и по достаточно приветливым ценам, если уж быть честными. Николс повозился в сундуке, перебирая жесткие и мягкие щетки, крюки для расчистки копыт и многое прочее. Взгляд юноши был более или менее одобрительным, но Андреа заметила некоторое пренебрежение. "Неужели ты думал, что лошадь вам будет подготовлена заранее каким-то другим человеком?" - наружно Андреа, конечно же, не выказала своего недоумения, а лишь вздохнула, наблюдая, как Меттю абсолютно случайно выбирал, чем будет чистить коня, - "Или того хуже, ты думал, что подобные услуги должен оказывать тренер?"
Наконец, ученик вошел в денник и подошел к Байрону. Остановившись чуть ли не в метре от него, юноша вытянул руку перед собой, едва дотянувшись до коня. Наблюдавшая за этим Андреа была, по меньшей мере, ошарашена подобным поведение Меттью. Этот конь - его напарник. Пожалуй, последнее, что должен делать Николс во время знакомства - это заботиться о чистоте своей, полупарадной правда, одежды.
- Меттью, - не выдержав, обратилась к ученику молодая Фрау, - Этому коню абсолютно не важно, есть ли лишние пятна грязи у тебя на форме, - выдержав некоторую паузу, Херфурт пояснила, - А вот если Лорд не натрет себе шкуру под седлом или подпругой, думаю, он будет тебе благодарен.
В это самое время, будто подтверждая слова наставницы, Лорд Байрон отряхивается, и мысли не подумав - или, скорее, наоборот, очень хорошо подумав - о дорогой одежде ученика. Бедный Меттью мог распрощаться с белизной рубашки поло и верховых бриджей. Андреа, завидев это, лишь скромно улыбнулась: все-таки лошадь всегда чувствует, в чем причина того или иного несовершенства в действиях всадника. Что уж говорить о таком опытном в воспитании всадников коне, как Байрон.
Надо сказать, после данного происшествия Меттью Николс все же осмелился подойти ближе к своему напарнику. С того момента даже сама чистка пошла быстрее. Смахнув с себя всякую забаву, Андреа серьезно заявила:
- Не забудь про копыта, Меттью. - ученик посмотрел на наставницу, как минимум, вопросительно. Наклонив голову на бок, Андреа с легкостью выдержала взгляд парнишки. Николс осознал, что от обязанностей среднестатистического конника ему не уйти, и потому вскоре вновь принялся за уход за лошадью, лишь сменив орудие своего нелегкого труда на великолепный крючок для копыт, который Фрау Херфурт раздобыла на конной выставке в Великобритании.
Андреа не упустила возможности посмотреть за тем, как будет вести себя Лорд Байрон, когда ученик будет вычищать его копыта. Если честно, многие лошади могли воспользоваться антипатией к подобному поведению Меттью и просто не доверить ему расчистку копыт. Однако этот жеребец был достаточно учтив. Не сказать, чтобы Андрее это понравилось или не понравилось - скорее, она была благодарна коню за то, что он практически специально для обучающегося держал ногу на весу, не боялся. не шугался неуверенных действий Николса. Последний не особо умело орудовал крючком. Скорее всего, Меттью волновался. Херфурт понимала это волнение: одно дело, когда ты расчищаешь лошадь сам по себе, когда особое чутье подсказало, что надо это делать; совсем другая история, если вам сказали расчистить копыта не вашей лошади, притом делаете вы это под чужим присмотром. "Пожалуй, вам придется набивать руку, Меттью Николс", - вздохнула девушка, а после высказала вслух замечание:
- Не скупись, вычищай лучше щеткой на обратной стороне крюка. - ученик посмотрел на наставницу. Несмотря на возможные ожидания, Херфурт не добавила больше ничего: ни похвалы, ни упрека. Для Андреи подготовка лошади к тренировке была занятием. не включенным в сам тренировочный процесс. Что называется, ваш тренер по легкой атлетике вряд ли стал бы досконально следить за тем, как вы собираете волосы в хвост или зашнуровываете кроссовки. Другое дело, что в ваших интересах было не подавиться собственными локонами во время бега и не зацепиться шнурками за препятствие, через которое вы будете прыгать.
Хотя да, стоит признать, конный спорт является в данном плане делом, немного отличающимся от многих других видов спортивной деятельности. Именно поэтому на первой тренировке Андреа все же сама смотрит, как ее ученик собирается. Если дальше Меттью будет продолжать заниматься с ней индивидуально, то наибольшим благом, на которое он может рассчитывать - это кураторство со стороны одного из конюхов (самый элитный вариант - советы от какого-нибудь коновода, если последний будет не против проследить за успехами ученика Фрау Херфурт). Кто-то посчитает это за показатель зашкалившего самомнения тренера. Сама же Андреа была уверена, что в данном вопросе она вполне справедлива.
Тем временем Николс наконец-то закончил чистку коня. Выйдя из денника, он положил крючок для копыт в сундук, который тут же закрыл и хотел, наверное, унести его, но Фрау Херфурт остановила ученика:
- Я сама отнесу, спасибо. Лучше займись амуницией. Времени до начала тренировки не так много. - молодой человек тяжело вздохнул, но все же, кивнув, направился в амуничник. Дождавшись, пока ученик отойдет на порядочное расстояние, Херфурт достала из своего волшебного сундучка мягкую щетку - на всякий случай - и вошла в денник к Байрону.
- Подумать только... - полушепотом обратилась девушка к коню, будто им надо было втайне о чем-то пошептаться, - А ведь, если подумать, мы все приходим именно такие... - девушка аккуратно провела рукой по морде коня, проверяя, хорошо ли позаботился Метт о том, чтобы оголовье было коню удобно. Пока что замаливать огрехи ученика не приходилось и Андреа, вполне довольная своим учеником, поправила Байрону челку, - Либо разодетые как на показ мод, либо до того повседневно наряженные, что неясно, в принципе, как ездить в том, в чем мы в седло садимся, - усмехнувшись, Андреа провела рукой по шее коня, а потом, куда более тщательно, проверила спину, бока и живот коня. Кажется, порядок, - А знаешь, почему так? - девушка хлопает светло серого по крупу, а после, посмотрев на свою ладонь и удостоверившись, что она более или менее чистая - как ни крути, Андреа до этого тоже с одной лошадью поработала - подошла вновь к коню спереди и, заглянув Лорду прямо в глаза, наполненные глубиной, пояснила, - Мы все мечтатели. - улыбнувшись, она обошла коня и проверила, все ли в порядке с другой стороны, - Мы все мечтаем быть одними такими, чемпионами со своей историей... Подойдя к передней левой ноге коня, наклонилась, ведя рукой по задней стороне конечности, а потом, обхватив ее, потянула наверх, запрашивая:
- Ну-ка, дай ногу, - и проверила состояние копыт. Конечно, не ослепительно была чистота, но работать с этим было можно. Примерно та же операция с остальными ногами, а потом, по окончании ревизии, Фрау Херфурт обошла коня, заключив:
- Но только по-настоящему преданные своему делу превращают свои мечты в цели. - услышав приближающиеся шаги, Андреа вновь похлопала учебного коня по шее, а после передала его в руки подопечного со словами:
- С чисткой справились, седлайтесь.
С этими словами она покинула денник Байрона, передав эстафету зашедшему внутрь с оголовьем в руках Меттью. Погружая в сундук мягкую щетку, Андреа кинула взгляд на оставленные у стены седло и вальтрап. Седло стояло правильно, вальтрап был ловко устроен сверху. "Седлает он, наверное. с куда больше охотой", - отметила Андреа, а после отправилась в амуничник, прихватив сундук.
"Потом это все исправится", - думала она себе, открывая дверь в амуничник и укладывая все на место, - "Одежда станет скромнее и удобнее, взгляд на лошадей менее завышенным, а внимания будет куда больше к собственным огрехам", - на миг задержавшись, Андреа кинула взгляд в окно. Небо было серым, но все же дождя не обещали. По крайней мере, не в первой половине дня. Значит, пойдут заниматься на открытый плац, - "И когда от требований ученик перейдет к анализу, совершенствоваться ему станет намного проще", - в голове закружились бесконечные фрагменты воспоминаний с каждой тренировки Андреи, когда она, перекладывая любое неповиновение лошади под собственную ответственность, требовала от себя большего, большего, большего. Вспоминала, как внимательно следила за движениями рук и ног, как аккуратно направляла лошадь, как все могло сорваться в единую секунду. И со стороны казалось, что элемент выполнен, а внутри сердце ныло: "Не то". Опустив взгляд Андреа заключила: "Это уже позади. Постарайся не упустить тех ребят, у которых еще есть шанс подняться к вершинам..." - она отвернулась от окна и уверенно пошла на выход, а после широким шагом в сторону денника Лорда Байрона, - "Наставница... Фрау Херфурт..."
Дверь в денник Лорда отворилась и Андреа вновь показалась на пороге:
- Ну, как ваши успехи?

+1

5

Как забавно было наблюдать за этим Меттью. Его выражения лица просто непередаваемы. Хоть Байрон крайне не одобрял подобного, наблюдать за этим было весело. Это выражение лица, когда им вместо арабского скакуна "подсовывают" полукровку или пони, эта длиннющая дистанция, эта поза, когда ученик готов ласточку сделать, лишь бы как можно меньше прикасаться к лошади по разным причинам, а этот взгляд, когда они берутся чистить копыта, просто нечто. Но, что-то еще Лорд упустил. Что-то такое самое забавное из всего этого. Хм...ах, да. Подбивка денника. Было бы забавно посмотреть в исполнении Меттью. Лорда развеселила эта картина, он не сдержался и хрюкнул. Кажется, ученик был к этому не готов и шарахнулся в сторону. Байрон покачал головой.
-Вот уж свалился на наши головы. Да стой спокойно, продолжай.
Жеребец обменялся многозначительным взглядом с Андреа. Да уж, работы не мерено. Лорд не знал, как этот "Галл" ведет себя в седле, и какие у него успехи на этом поприще. Сейчас это для него не важно. Важно, что происходит здесь и сейчас. Знакомство имеет решающую роль в дальнейшей работе. Лорд многое мог понять, по тому как ученик входит в денник, как оглаживает его, заботится о нем. Отношение сразу видно. К лошади, к работе, себе. Готов ли юный спортсмен заботится о партнере или же только о себе, видит ли  он в лошади друга и товарища, или спортивный тренажер. В конце концов, зачем он сюда пришел? Слава и престиж, либо же особый смысл жизни? Поведение говорило многое, в том числе о характере. Стоит ли подбодрить, показать, что они справятся со всем, либо же выбить лишнее самомнение. Ученик напоминал глину. Из него можно сотворить что-нибудь великое. Спортсмена с большой буквы, или же Человека с большой буквы. Многое зависит от тренера и лошади, как они сотворят произведение искусства, но остальное - за самим спортсменом. Байрон часто размышлял об этом, знакомясь с новыми учениками, пока те вовсю были заняты чисткой. Ему всегда было интересно, какой результат получится. Смогут ли они воспитать новые надежды?
От своих размышлений Лорд вернулся в окружающий мир, когда Николс уже исчез из денника. Они остались с Фрау наедине. Конь заметил, что в ее компании чувствует себя более расслабленным. Было у них много общего, скажем так. Похожие взгляды на воспитание. Девушка явно не стеснялась разговаривать с лошадью, словно Лорд был человеком. И ему это нравилось. Он в то же время отвечал, словно Андреа могла понять. Даже языковой барьер не мешал. Вот и сейчас Лорд слушал ее речь внимательно, с каким-то пониманием кивая и пристально глядя в ее глаза. Ее прикосновения не раздражали и серый абсолютно спокойно проводил взглядом ее руку. Замечательно, когда между рукой и шкурой нет слоя пыли.
- А ведь, если подумать, мы все приходим именно такие...
Байрон мягко фыркнул, в душе соглашаясь со словами. Меттью далеко не первый такой и не последний. Эти дети, они все разные. Кто-то никогда не видел лошадь и боится сделать малейшую ошибку или неверный шаг, кто-то приходил такой наряженный, не подозревая, что ему предстоит самому чистить копыта. А кто-то ведет себя так уверенно и открыто, словно провел с лошадьми лет тридцать. Больше всего Лорд был тронут маленькими детишками. Лет пяти-семи. Этот чистый восторг и добрые, неиспорченные души. Вот кто всегда с радостью брал щетку в руки с гордым возгласом "Папа, смотри, я чищу лошадку". И почти всегда отказывались от хлыста. Лорд мечтательно прикрыл глаза, вспоминая прежние деньки.
- А знаешь, почему так?
-Мм? -Байрона отвлекли интригующие слова, ну и хлопок по крупу тоже. Он с интересом провел девушку взглядом, ожидая разгадки. Он всматривался в глаза Фрау, словно ответ был там. Частично был.
- Мы все мечтатели. Мы все мечтаем быть одними такими, чемпионами со своей историей...
Лорд прикрыл глаза и понимающе толкнул ее носом в плечо. Конечно, он все понимал. У каждого есть мечта. У всех тех детей была мечта. Кем-то стать, чемпионом или владельцем породистого скакуна или целой конюшни, а может просто умчаться верхом на край света. Лошади тоже мечтают. И Лорд не исключение. Он мечтал воспитать чемпиона, и не одного. Но тайным желанием было воспитать своего чемпиона. И побеждать самому под его седлом. Хотелось почувствовать ветер на дорожке кросса и перелетать одно препятствие над другим, или лететь по конкурному полю, а может, танцевать в пассаже перед судьями.
- Но только по-настоящему преданные своему делу превращают свои мечты в цели.
-Как же я с Вами согласен, милая Фрау. Как же вы правы. - Байрон вздохнул и встретил взглядом новоиспеченного напарника. Что ж он так долго, вечность прошла. Хотя, хорошо было провести это время в размышлениях. После слов Фрау, Лорд смотрел на Меттью мягче. Ведь он тоже ребенок, может избалованный, но ребенок. Не все потеряно. Все ведь такими были, но может быть, в нем что-то есть? Позволив себе некую снисходительность на время, Лорд собрал строгость обратно.
-Давай, парень. Исправь впечатления от чистки. Сделай это.
Мальчишка вел себя теперь увереннее. Правильно разобрал оголовье, положил трензель на открытую ладонь и предложил Байрону взять, уже подходя вплотную. Расценив такой жест, конь взял железо сразу, дождался, пока все ремешки были закреплены. Но нужно проверить. Он тряхнул головой. Оголовье не слетело, но и не душило. Надо же! С первого раза. Ну, пусть седлает теперь. Спустя некоторое время вернулась Андреа, поинтересоваться, как дела.
-Седлает он лучше. Я уже готов вести его на тренировку. - отрапортовал Лорд бодрым ржанием. Седловкой он остался вполне доволен. Подпруга сильно не давит, ничто нигде не трет и не перекошено. Уже можно и выходить, но он ждал распоряжений Фрау, вести того сразу или сперва проверка.

0

6

Когда в поле зрения Андреи предстал уже собранный и готовый к тренировке жеребец, в душе ее безмятежно устроилось, будто в мягком кресле у камина, чувство одобрения. Оно было вызвано тем, что ее подопечный-таки смог собрать своего коня как надо. От этого становилось легче - где-то в глубинах сознания Фрау Херфурт даже облегченно выдохнула. Однако наружно она никак не показала своих эмоций, ибо основная задача ее подопечного выходила далеко за рамки простого ухода за конем.
- Что стоишь? Выводи на улицу - там проверимся, - распорядилась Херфурт, а после зашагала к выходу из конюшни. Не оборачиваясь назад, она внимательно вслушивалась в скрип двери денника, окончившийся приглушенным грохотом о стену; в постукивание каблуков сапог ее ученика и цоканье копыт серого в яблоки жеребца. Многие лошади бурно реагировали на появление в поле видимости другого скакуна: отсюда беспрестанное ржание, фырканье, сипение. Эта симфония, как ни странно, успокаивала Андрею: во всей этой канонаде она могла расслышать пристрастие, дух конкуренции, мотивацию и стремление выбиться в лидеры. Бесконечный стимул для любого - возникновение на пути очередного конкурента. От этого отталкивалось и воспаряло ввысь ее вдохновение перед каждой тренировкой: "Разойдись - мастера идут!"
Свет в этот раз не ударил ни тренеру, ни ученику в глаза: серый купол защищал их от докучающих солнечных лучей. Пройдя пару шагов, Фрау Херфурт развернулась на одной ноге, а после, встав на месте. подождала, пока ее ученик остановит лошадь.
Что же увидела Андреа? Андреа увидела правильно застегнутое оголовье, великолепно севшее седло, идеально подходивший коню комплект. Но главное: она видела перед собой спортивного скакуна, которого действительно хотелось вести на тренировочную площадку. Оглядев коня с головы до ног, наставница попросила ученика:
- Ну-ка попробуй, седло не ёрзает на нем? - придерживая повод, Меттью подошел к левому боку коня и продемонстрировал, что подпруг затянута наилучшим образом: седло сидело как влитое, а конь не чувствовал никакого дискомфорта. Далее Фрау Херфурт решила уточнить другой момент:
- Стремена подогнал под себя? - и тут Меттью слегка опешил. Немного подождав, он воскликнул:
- Один момент, - и принялся возиться со стременами прямо около входа в конюшню. Фрау Херфурт вздохнула. посмотрев вокруг: вроде, никто не собирался заходить в конюшню. Правда, важно еще. чтобы никто не решил вдруг выйти. "Что ж, успеем, отойдем", - кинув на ученика снисходительный взгляд, Андреа дождалась, пока Меттью закончит, а после отметила:
- Лучше не останавливайтесь для такого посреди дороги. Я бы дала вам пару секунд на плацу. - после этого она развернулась и направилась в известном пока что только ей - и, возможно, также Байрону - направлении.
Путь их пролегал вдоль прогулочных левад, что растянулись на огромное расстояние как в длину, так и в ширину. За ними они свернули и, пройдя немного вдоль ограждения, подошли к калитке. За ней располагалась обычная площадка для езды верхом: не было по ней раскидано ни препятствий, ни каки бы то ни было указателей. Составные части разнообразных составных частей всевозможных барьеров были свалены в дальнем левом углу. Калитка открывалась от себя. Ловким движением руки открыв калитку, Андреа вошла сама и, запустив внутрь подопечных, закрыла за ними.
Подобравший поводья и вставший слева от лошади Меттью только и ждал команды тренера, чтобы запрыгнуть внутрь.
- Ну что, запрыгивай, шагайте.
Пока Николс взбирался в седло, Андреа прошла в центр плаца, а после обернулась, следя за своим подопечным. То, насколько Меттью была непривычна новая лошадь, было видно по одной его посадке. Фрау Херфурт решила дать им пару кругов, прежде чем сделать выводы. Как ни как, спешить ей с этим не стоило.В то же время она поглядывала на Байрона, пытаясь понять его настроение и проследить, чтобы тот не потерял интереса к работе.
- Ну-ка, Меттью, сделай перемену через диагональ, на диагонали прибавь шаг, - принялась за непосредственное проведение разминки Херфурт, кажется, опять собирая всю инициативу в своих руках. Отступив немного назад, тренер освободила дорогу своим подопечным, при этом внимательно отслеживая каждое движение пары. Ей хотелось, чтобы и Николс, и его копытный напарник почувствовали себя уверенно. Но если эта уверенность не будет идти от всадника - то и у лошади ей будет неоткуда взяться.
- Более расслабленно и уверенно, отдай повод - Байрон тоже хочет чувствовать себя комфортно. - передвигаясь по площадке не меньше идущей пары, Андреа начала выжидать момента, когда шаг серого скакуна станет более активным и размашистым, а посадка ученика более пластичной. Через некоторое время она отдала команду:
- Поделайте манежные фигуры: вольты, восьмерки, хорошо погнитесь. Попробуй пару раз его собрать-распустить, потом переходите на рысь. - вместе со своим учеником Андреа наблюдала за тем, как хорошо конь управлялся, как шел за поводом, как реагировал на шенкель. В то же время под постоянным контролем Фрау Херфурт были движения ее ученика: она, вместе с ним, устанавливала причинно-следственные связи между командами всадника и реакцией лошади. Она хотела. чтобы все выглядело достойно с самого начала - но таких замашек перфекционизма реальность выдержать не могла. Поэтому Андреа, с другой стороны, надеялась на скорое появление контакта между всадником и конем. Именно той связи, которая положит начало построению единого механизма, превращению отдельно стоящих человека и коня в дуэт.

0

7

- Что стоишь? Выводи на улицу - там проверимся
Спокойный и сосредоточенный до этого Лорд вскинул голову. По его виду можно было сказать, что он готов лететь прямо сейчас. Неважно, что ему мешала дверь денника.
-Аа? Да, Фрау, сейчас его выведу! Меттью, пошли. За мной! - конь, которым полностью завладела сущность учебного коня от мозга до костей, частенько, очень даже, перехватывал инициативу на себя. Чего греха таить, Байрон чувствовал себя в тандеме с учеником главным, и так было всегда. Он ставил себя наравне с тренером и мог бы сделать все сам. К счастью, такие порывы энтузиазма подавлялись. По молодости это пресекал тренер, а позже, когда Лорда можно было назвать достаточно опытным, он уже имел при себе несколько стратегий обучения. Главной из них было отдать всаднику его должную часть ответственности. Все таки, в паре главнее должен был всадник, хоть иногда кажется и иначе. Опомнившийся конь, который уже был в двух шагах от двери, замер как вкопанный и стал ждать, пока его поведет сам Меттью. Серый виновато вздохнул, поймав взгляд тренера. Но больше подрывать дисциплину он не будет.
Он чувствовал себя спокойно в руках подопечного. Тот же без рывков и суеты вел его по проходу. Вот и славно. Так и нужно. Вслед им доносилось ржание и храп завистников и конкурентов. Байрон не повел ухом. Ему нет до них дела, в себе то он уверен. А вот им не хватает, судя по бурной реакции.
-Слышишь, Меттью? Почуяли конкуренцию. Ты не обращай на них внимания, в себе будь уверен, вот что главное.
Наконец, они вышли из конюшни. Байрон втянул прохладный чистый воздух. Все же, это лучше, чем ловить потоки прохлады в деннике. Тут сколько хочешь пространства и ветра. Конь встряхнулся, взбодренный улицей и предвкушая долгожданную разминку. Он остановился по требованию парня и встал перед Андреа во всей красе. Чистый, седло идеально лежит, ничего не стесняет движений, ремешки не болтаются. Николсом даже гордиться можно.  Полет души даже не оборвался мелочью - не подогнали стремена. Ну, ничего, научится. однако, расслабляться и хвалить рано. Это лишь начало испытания.
-Что ж ты в проходе встал, а? - фыркнул Байрон, снисходительно глядя на ученика. Это хорошо, что никуда никто не входил, а то пока разминешься с ними, и не все же адекватные. По пути серый немного вертел головой, рассматривая поля, словно видел их впервые. Хотелось скорее размяться, хотелось настоящей работы. Лорд сдерживал себя, чтобы не обогнать напарника и не потащить его в манеж. Хорошо, что идти оставалось недолго, калитка совсем рядом. Еще чуть-чуть, и они внутри. Лорд терпеливо стоял, дожидаясь, пока парнишка заберется в седло. Он не двигался с места, но по нему была видна готовность к работе. Прождав еще полминуты, пока Меттью усядется, Байрон уже собрался в шаг. Но что это за неразборчивый шенкель? Нет уж, посыл, он и на шаге должен оставаться посылом. Тогда и тронемся с места. А сейчас, парень, вспомни, что у тебя есть руки, корпус, ноги, и они для чего-то нужны. Вот так, уже лучше. Некоторые лошади не тронулись бы и сейчас, почуяв неуверенность всадника, но Байрону всего лишь был нужен первый уверенный шаг. Разница в опытном и новичке потрясающе чувствовалась спиной. Нагрузка на передние ноги стала больше, а это значило, что кто-то навалился вперед и зажался там, как свернувшийся еж. А вот шенкеля не было и в помине. Чем, интересно, он там держится? Лорд шел по кругу, давая всаднику освоиться, но особого прогресса не было.
-Эй, выпрямись там, сядь нормально! Мне знаешь, тоже особо не удобно. Да расслабься, не упадешь ты с меня. Хотя, если будешь так плохо держаться, упадешь точно. Ну же, давааай.
Конь пытался приспособиться, принять на спину, идти максимально мягко, но без толку. Где-то на втором кругу Меттью выпрямился, но расслабленности по прежнему не было. Шенкеля тоже.
-Легче, легче. Мне тяжело тебя катать. Ты не трехлетний малыш, работай.
Какой там! Парнишка напрягся и потянул повод на себя, пытаясь хоть в чем-то быть уверенным. Знал бы он, что уверенность немного не там ищут. Впереди диагональ с прибавленным шагом? Да уж, весело. Лорд знал, в каком месте поворачивать, знал и что такое прибавка, но не собирался делать это за напарника. Что ж, поворот был в более-менее нужный момент, прибавилась рука и даже шенкель, пусть и не совсем уверенный, но ладно уж. Шаг Байрона стал несколько шире, но сбивал постоянный контроль, шею вытянуть не давали. Какая тут прибавка, если невольно сокращаешь шаг. Конь потянул повод обратно, требуя отдать и не мешать. 
- Более расслабленно и уверенно, отдай повод - Байрон тоже хочет чувствовать себя комфортно.
Какой тут комфортно, Фрау, с булыжником в седле, хоть тот уже и сидит прямо. И какой тут гнуться, если наверху никто гнуться не собирается. Байрон старался как мог, старательно сгибался на вольтах, насколько позволяло ограничение. Правда, форма вольтов была не идеальна. Сбор Лорд чувствовал только ртом, но ни о каком поигрывании тренлезем речи не шло, его просто тянули на себя. Конь пытался грызть железо самостоятельно, без каких либо команд, заодно намекая, что должны делать руки. Иногда приходилось выдергивать повод. А ноги? Ноги-то где? Серый ждал уже любого шенкеля, но слабый его не устраивал. Нечего привыкать. Посыл это посыл, а не почесывание каблуком.
-Эй парень, я сейчас тяну всю твою работу на себе. Включайся. Мне тяжело. Ты же мне двигаться не даешь. А еще скакуна хотел. Скакуны не стали бы такое терпеть, я же терплю. Имей благодарность.
Лорд во время шага устал больше, чем при прохождении препятствий. А это самый тихий аллюр, начало.
-Фрау, при всем моем к вам уважении, я под ним рысью не пойду, пока он не станет работать.

+1

8

Неловкий, неоперившийся птенец на глазах у Андреи предпринимал первые попытки расправить крылья. Для любого романтика картина, наверное. выглядела бы именно так. Но сама Фрау Херфурт видела. пожалуй, лишь кучу лишнего материала, определяемого убеждениями Меттью о том, как надо вести себя в седле и что предполагает езда на незнакомой лошади. В этом, пожалуй, есть минус постоянных занятий на одной лошади: постепенно теряется возможность адаптироваться к новому скакуну. И не обязательно всадник в таком случае проявляет непрофессионализм. Ирония судьбы такова, что разные спортсмены воспитываются в разных условиях. И, тем не менее, в обязанности Андреи была добавлена целая кипа задач для совместного решения. Со стороны это выглядело так, как будто сейчас ей надо было строить заново все, вплоть до посадки всадника.
После того как Меттью получил очередные указания и начал работу, Фрау Херфурт, не заметившая особых сдвигов во взаимодействии ее подопечных, глубоко вздохнула. а после. набрав в легкие побольше воздуха, примерила на себя роль, не много-не мало, какого-то лектора.
- Работай Меттью, разминай коня и слушай, что я буду тебе говорить, - начала девушка, приблизившись к разминавшейся под ее покровительством паре, - Ты пытаешься держать равновесие корпусом, потому не можешь его расслабить и двигаться соответственно движениям лошади.  - Фрау Херфурт продолжала передвигаться, стараясь не упустить из виду и малейшего изменения в работе Николса, - Нижняя часть шенкеля, корпус и повод нужны тебе не для чего иного, кроме как управление и указание аллюра. О твоем равновесии должен заботиться верхний шенкель. - внимающий ее словам ученик оглядел себя, будто прикидывая, как должен работать этот неизведанный механизм под названием человеческое тело. Поднявшая голову Херфурт показывала своим видом, что ждет исполнения своих указаний. Немного помедлив, Меттью принялся перестраиваться, переключаться на "новый режим" и уже вскоре девушка видела хотя бы некоторую свободу в движениях лошади в купе с эластичностью в движениях всадника. Конечно, для того, чтобы начать рисовать эскизы хоть каких-то "танцев с лошадью", им требовалось еще изрядно поработать над техникой, но Фрау была уверена: если сегодня они начнут бодро, то заложат основу продуктивного сотрудничества.
С продолжением разбора ошибок Андреа решила повременить: она смотрела. какие плоды дают ее первые советы. Конечно же, в первую очередь внимание было приковано к Байрону. Лошадь является отражением всадника - и именно лошадь может лучше любого эксперта указать всаднику на его ошибки. Со сгибаниями дело пошло немного легче, пускай недовольство копытного было еще заметно. Во время попыток Меттью Николса выполнить сбор Херфурт отметила скованность движений. Команды ученика были нечеткими, а Лорд Байрон едва ли мог понять их точно. Это вынудило Андрею предположить, что до этого ее новый воспитанник занимался на исключительно выезженных лошадях, которые сами выполняли сбор, шли нужными аллюрами и так далее. Приковав взгляд к движению рук Николса, Фрау Херфурт вновь заговорила:
- Теперь о руках. Команды отдавай точно, но размеренно - покажи лошади, что ты хорошо знаешь, что делаешь. Потом, все, что ты сейчас делаешь - это сгибаешь шею Байрона и фиксируешь это промежуточное положение. Распусти его. Постепенно оказывай воздействие на повод, вдумайся: ты отзываешь лошадь. Не сковывай его. Как он будет идти в сборе разными аллюрами, не чувствуя свободы и уверенности в том, что он делает? - она видела, что Меттью пытается, но все никак не может достичь нужного результата. "Что ж, ему еще придется многому научиться", - могла лишь констатировать Фрау Херфурт.
В итоге ученик оставил попытки собрать лошадь - Андреа знала, что далеко не на долго. После она заметила, что Николс пытается воздействовать на Байрона шенкелем. Последний же безмолвствовал и бездействовал. Понаблюдав за этим, Андреа снова принялась за анализ, выполняя умственную работу пока что вместо своего подопечного:
- Опять потерял шенкель, Меттью. Помни: когда у тебя зафиксирован верхний шенкель, нижний работает свободнее. Более того, чисто по физиологии - прижимать шенкель будет проще. Следи за тем, чтобы повод не противоречил командам шенкеля. Корпус подается вперед, но не нарушает баланса лошади. - Андреа кинула полный загадочности взгляд на серого в яблоко жеребца, а после голосом, полным одобрения, отметила, - А скакун у нас не промах, требует первоклассного исполнения команд. - когда Херфурт посмотрела на ученика снова, в ней было куда больше требовательности, нежели заинтересованности, - Он может подарить тебе безупречную технику езды, Меттью.
После этого она вернулась к центру плаца - на исходную позицию. Там Херфурт принялась выжидать, пока Николс и его копытный напарник наконец-то поедут рысью. Если ученику не удается выслать лошадь в более быстрый аллюр - о чем они могут вести разговор? Уж не значит ли этого, что Меттью Николс затесался в списках учеников Школы по ошибке?
- На рыси сначала рисуем большой круг в обе стороны, потом начинаем гнуться. Начинаем с вольтов. переходим к серпантину и восьмерке. Стараемся рисовать ровные круги. - ей хотелось намекнуть, что их работа происходит где-то над уровнем, который Меттью пытается подтвердить сейчас. Сама Андреа полагала, что ей на этой тренировке придется решать совсем другие проблемы. Главное - не зацикливаться на этом сейчас. "Все еще рано делать выводы, помни об этом, Андреа".

0

9

После безуспешных попыток дать понять всаднику, что посадка того причиняет сильные неудобства, Лорд стал подумывать, откуда взялось это чудо в перьях на его бедную спину, и кто его взял в Школу? И с чего он взял, что хорошо ездит верхом? То, что горе-подопечный сел на Лорда в первый раз, не означало того, что тот сможет качественно работать под мешком камней, и это при том, что серый пытался подстроиться как мог. Да, Меттью не первый такой и не последний, было и похуже. И Байрон никогда не упирался и не противился. Но о всякой легкости и свободе движений, которой природа не обделила, сейчас приходилось забыть. И было бы неплохо, если бы всадник пошел на встречу, но последний, кажется разучился пользоваться своим телом. В такую трудную минуту на помощь пришла Андреа. Она то уж сможет передать словами то, что не может сказать прямо Байрон. И волшебство ее подействовало! Правда не сразу, но это уже хоть что-то. Наверху заворочались, перестроились, и через некоторое время серый уже не чувствовал такого груза на спину и конечности. Воспользовавшись таким облегчением, Лорд неспешно, растягивая удовольствие, потянул каждую ногу, словно снимая оковы. Даже его походка стала свободнее и легче. Новоиспеченный напарник сидел уже увереннее и не сбивал движение своей напряженностью. Да и как будто легче стал на треть. Новый заход в вольтах и восьмерках стал полегче. Что ж, хотя бы здесь уже порядок. Посадка приходила в норму, а вот остальные части тела по прежнему молчали, или наоборот, работали совсем не так, как надо. Как будто их заколдовали. А потому сбор оставался для Байрона карой небесной, неизвестно за что. Из-за неудобного положения, шея стала затекать.
-Ты бы мне еще голову между ног засунул! - недовольно захрапел Лорд, пытаясь завладеть поводом.
В то время, как Меттью коротко держал при себе повод, называя это сбором, зад коня гулял где-то отдельно. Серый рад бы его подобрать, но во-первых, не станет делать этого за всадника, принципиально, во-вторых, неудобно было до такой степени, что было уже не до задней части.
-Метт, ты либо распусти, либо собери нормально. Это не сбор. Вот где мой зад, спрашивается? Почему ты его не подобрал? Не знаешь, как делается? Ты его своей пятой точкой чувствовать должен!
Лорд проехал мимо Андреа и отвернулся. Ну стыдно ему было за такой сбор. Фрау, к великому счастью, снова пришла на помощь, вправляя ученику в голову знания, навыки, и что-то там еще. Кое-какие результаты это дало: пару раз конь услышал, что его именно отзывают, а не тянут на себя. Правда, лишь пару раз. А потом случилось чудо и...нет, правильный сбор это слишком великое чудо, а Лорда просто распустили, и он смог наконец вытянуть шею. А что же ноги? Ноги? Какие ноги? Не слышали. Может, они там для красоты в стременах торчат? Еще и болтались, хлопая коня по бокам.
-Что ты ногами порхаешь, ты не бабочка! А взлетишь ты только головой об землю, если держаться не будешь.
После распоряжения Фрау дело стало получше, ноги стали немного прилегать к бокам.
- А скакун у нас не промах, требует первоклассного исполнения команд.
Замечание Фрау, или Крестной Феи, как про себя окрестил ее Лорд, немного подбодрило его. Если б еще Меттью начал от этого стараться, было бы еще лучше. А впереди рысь, и как ехать под Меттью рысью, страшно даже думать. Да он же не вышлет! Тренировку надо спасать. В запасе Лорда Байрона было много уловок и стратегий, которые тот успешно использовал. одна из них прекрасно подходила под ситуацию. Морда серого приняла хитрющий вид, а спокойная задумчивость означала, что жеребец активно соображает, как претворить задумку в жизнь.
-Сейчас, сейчас. Сейчас он у нас и рысью вышлет, и шенкель работать будет, и может даже руки. Не знаю, Фрау, понравится вам или нет, но получится должно. Смотрите, но пока не мешайте. Я знаю, что делаю.
Байрон за годы работы с учениками уже понимал их, тонкости их характера, и как можно на них действовать. В данном случае, нужно было подстегнуть самомнение Меттью Николса. Итак, серый просто встал посреди манежа, как вкопанный. На слабые движения каблуком он и не собирался реагировать, на уговоры голосом тем более. Всадник заерзал в седле, не понимая, что не так. Лорд продолжал изображать непробиваемый айсберг. Ученик заерзал поводом, пытаясь то ли собрать, то ли натянуть повод. Серый издевательски свесил уши и прикрыл глаза, словно ничего не заметил, хотя неприятные ощущения были. Вслед пошел шенкель (он, оказывается, есть!), но напоминал "прокатчик-стайл". А именно, беспорядочное и хаотическое долбление коня ногами. Меттью быстро растратил свою собранность, и выглядел не очень достойно. Ни разу не джентльмен. На усиленные, но недопустимые пинки ногой, напарник получил легкого козла.
-Будешь долбить - вышвырнут из школы и посадят за жестокое обращение. Я все равно с места не сдвинусь. У тебя будет время успокоиться.
После безуспешных попыток выслать в рысь, Меттью устал дергаться в седле и сдался. Лорд чувствовал его разочарование и досаду, может даже, мысленные проклятия. Он ждал следующего этапа, когда напарник закончит злиться на него и весь мир, и разозлится на себя. После пяти минут безысходности сверху почувствовалось движение и волна энтузиазма. Неужели ОНО? Меттью, наконец психанул, и с мысленным возгласом "Я наездник, или кто?", решил действовать. Так представлял себе Лорд Байрон, и его мысли подтверждались. Напарник принял должную посадку, выпрямился, прочно прижал шенкеля (вот оно чудо) и дал четкий уверенный посыл. Следующее чудо произошло, когда Лорда начали отзывать, а не тянуть. И пусть пока немного грубо, это можно исправить. Еще один крепкий посыл, и серый не без удовольствия перешел в рысь. Чуть позже Меттью удалось подобрать зад Лорда, а аллюр стал гармоничнее и красивее. Не все сразу идеально. Иногда приходилось выдергивать повод, призывая работать руками мягче. Но, по сравнению, с тем, что было, это конфетка. Гнуться стало легче. Вот только форма кругов по прежнему не дотягивала до идеала, на серпантине Меттью неверно рассчитал петли, а круги восьмерки были немного разными по размеру. однако, прогресс чувствовался всем телом. Движения Лорда стали свободнее и плавнее, а главное увереннее. Это стоило того, чтобы вывести Меттью.
-Ну как, Фрау? - игриво всхрапнул Лорд, пролетая мимо нее.

0

10

"Да, быстро пройдет разминка - как же!" - вздохнула Андреа, наблюдая, как пытается возиться в седле Меттью. Андреа словила себя на мысли, что, скорее всего, этот малый перешел к ним не из клуба. Херфурт уже успела поработать с ребятами, воспитанными внутри системы. Николс в сравнении с ними выглядел неопытным птенцом. Именно таким, у которого крылышки не расправляются, шаг немного ковыляющий - какой-то вот такой птенчик. Наверное, выиграл некоторые старты на хорошей лошади, может даже получил разряд - а потом по документам прошел тест на соответствие школьному уровню. "Вот они, недостатки системы оценок".
Тем временем произошло нечто из ряда вон выходящее: под седлом Меттью Байрон не то, что рысью не пошел - он встал, как в землю вкопанный. Заметив это, Андреа прищурилась и немного подалась вперед, не веря своим глазам. Пройдя пару шагов вперед, она разглядела, как Меттью пытается выслать коня, но тот был непоколебим. "Мило", - подумала Фрау Херфурт, проходя вперед.
- Вы дали мне какую-то неадекватную лошадь! - Прикусив нижнюю губу, Андреа поспешила не согласиться.
- Я смотрела в глаза этого коня, Меттью, он адекватен, - помедлив, Херфурт добавила, склонив голову. - Он просто хочет, чтобы вы выслали его нормально.
Продолжая возиться, Метт не переставал ворчать:
- Посмотрел бы я, как вы бы его выслали, - девушка закатила глаз, а после, отведя взгляд, протянула:
- Раз я преподаю здесь, молодой человек, значит я все-таки имею достаточный навык езды верхом. - повернув голову и посмотрев вновь на ученика, наставница добавила, - А вот вы покажите мне, наконец, что мы с Байроном не зря тратим на вас свое время.
Девушка снова отошла, ожидая, пока произойдет чудо. Андреа не отела никак влиять на ситуацию: она хорошо знала, к каким уловкам прибегал Лорд Байрон. Это классика поведения учебной лошади. "Не пойдет, пока нормально не вышлешь".
Пока Меттью возился с Байроном, у Андреи появилось время, которое она могла посвятить раздумьям о том-о сем. Ее как тренера это не устраивало: хорошие ученики не давали е времени отвлечься. И все же сейчас. пока ее ученик не может выкарабкаться из глубокой ямы отчаяния, Херфурт не собиралась вновь выполнять всю работу за него. Вместо этого она вспомнила занятие с утренней группой. Ребята были в состоянии самостоятельно размять лошадей, и огромное количество времени наставница могла потратить на отработку новых элементов и изменении программы для выступления на ближайших стартах. Параллельно с работой над техникой, они в подопечными творили. На таких тренировках выездка походит на настоящее искусство. Пожалуй, до той части истории Меттью Николсу было еще далеко.
Вдруг впереди что-то замелькало Андреа подняла голову и очень удивилась, когда увидела идущего достаточно живописной рысью Лорда Байрона. Вновь загоревшись интересом, Андреа сделал шаг навстречу работающей паре:
- Вот так, Меттью, поддерживай аллюр, собирай его, - улыбнувшись, Фрау Херфурт кинула одобрительный взгляд на Байрона, а поле отметила, - Ох и симпатично же вы можете смотреться!
- Между прочим, он только что меня чуть с козла из седла не выкинул, - Меттью снова предпринял отчаянную попытку пожаловаться на страшного и ужасного Бйрона, но серый конь так эстетично бегал, что Андреа не могла и слова против него сказать:
- Правда? А я не заметила... - созерцая работу всадника и лошади, Херфурт распорядилась, - Сделайте еще пару кругов облегченной рысью, а потом по стенке учебной. - и, не переставая следить за рысящей парой, Андреа даже слегка улыбнулась - до того ей понравилось, сколь поменялась манера их работы.
- Поддерживай шенкелем каждый такт, не отвлекайся, Меттью. - говорила Херфурт, когда пара уже выходила в учебную рысь:
- А теперь корпус назад, поясницей отрабатываем аллюр, - смотря на действия Николса, Андреа не могла не отметить, - Ты же все знаешь, откуда такие трудности в начале?! - на риторический вопрос ученику было дозволено не отвечать.
И все же кое-что в учебной рыси Мета не устраивало Андрею: как будто все та же непривычка, с которой он сел в седло Байрона, оставляла след и на отработке учебного аллюра. Андреа очень надеялась, что уже скоро эта неуверенность спадет, и вое смогут хорошо поладить. Мало ли, сколько еще Меттью и Байрону работать вместе? Может, еще не на одних стартах появяятся - но сейчас было рано об этом думать.
- Давайте на диагональ прибавленной, - проследив за воспитанниками, Андреа указывала дальше, - Еще кружочек, смена - и в другую сторону.
Рысью она гоняла их достаточно долго. Это был самый энергозатратный аллюр, и на нем всадники работали всегда достаточно долго, потому что это лучший способ разогреть лошадь. Именно поэтому на учебной рыси Меттью с Байроном и вольты поделали, и восьмерки покрутили, и еще серпантины поделали. Котом еще пару раз вышли на диагональ прибавленной рысью - и даже один раз проехали прибавленным аллюром по середине площадки. Наконец, наступило время Андрее скомандовать:
- Давай галоп по стенке - пока что обычный, чтобы привыкнуть.

0

11

- Вы дали мне какую-то неадекватную лошадь!
Лорд не сдержался и фыркнул от смеха. Подобное он уже давно не считал оскорблением, а было только поводом посмеяться над всадником, подстегнуть его, и лишний раз саркастически отметить избалованность молодого поколения. Какие ж мы изнеженные, лошадку вывести в рысь не можем! Так кто виноват, всадник, или лошадка? Иногда и лошадь упрямится, не принимая в расчет какой бы ни было прекрасный шенкель, но надо же договариваться! А Лорду нужно всего-то ничего. Всего один хороший посыл и он сделает все, что надо, и на высоте. Только дайте знать, что вы наверху не для мебели или лишнего груза.
-Бедненький Меттью! Он не видел неадекватных, упрямых лошадей, ах, бедняга. Хочешь, с соседом своим познакомлю? Ты мне еще хвост будешь целовать, говоря, какой я хороший, уравновешенный конь.
Лорд издевался, как хотел, ожидая желаемого. Неужели нормального посыла нужно ждать до второго пришествия? Нет, чтоб прекратить там ворчать и почем зря винить лошадь, перестать лупить ее ногами, и наконец разобраться где руки, где ноги, для чего они нужны и что с ними делать. Какой там! Нет, таким нельзя выдавать никаких вспомогательных штук. Ни хлыста, ни шпор, ни строгого железа. Лишь покалечат.
- Посмотрел бы я, как вы бы его выслали
-Первая хорошая идея за сегодня! Наконец ты что-то умное сказал. Да, было б неплохо. - серый вздохнул, поглядывая на фрау Херфут. Под ее седлом можно немного расслабиться. Не в плане халтуры, ни за что, а в плане свободы движений и не затекающей спины и шеи. Однако, мысли мыслями, а лепить что-то достойное из материала наверху - его непосредственная работа, и жаловаться глупо, а надо работать. Учить этого желторотого. Кстати, а что сейчас твориться? Ах, да, мы стоим, терпим и ждем изменений. Часто это действенный способ.
- Вот так, Меттью, поддерживай аллюр, собирай его,
Байрон отнесся к этому с подозрением. Сбор все же оставался не идеальным, хоть конь старался сгладить этот неприятный фактор, иногда приходилось упираться в повод, а что поделать? Но в целом, уже намного лучше. Ну почти. Поддерживать такт частенько забывали. Еще бы, только нормально сел, а уже чего-то поддерживай.
- Между прочим, он только что меня чуть с козла из седла не выкинул,
-Еще одно слово, и я тебя на полном серьезе выкину! Прекрати жаловаться, и включи, пожалуйста, свой зад в работу, он опять шлепает по седлу!
Конь заложил уши назад, недовольный поведением. Ему бы помолчать да послушать. Жаловаться каждый может. Байрон пытался, как мог, принять всадника на спину. Тот, не проехав еще пол круга, снова взялся за старое и сковывал движения. А все так хорошо начиналось, было свободнее. Серый уже не обращал внимание, а просто бежал прямо, стараясь не растерять темп и в то же время двигаться мягче и плавнее, дабы сидящий наверху уселся наконец нормально. Лорд всегда отличался мягкой широкой спиной, все его выходки с жесткой рысью, были лишь выходками и проверками. С Николсом такой фокус проводить не решился, жаль собственную спину, может в другой раз. На облегченной рыси было намного легче. Хотя напарник не всегда попадал в такт и неуклюже плюхался в седло, все таки был такт, когда ничего не мешало. Только шенкель действовал не везде верно и частенько не попадал в темп.
На прибавленной рыси Байрону соизволили отдать повод, и тот полетел, пользуясь свободой. Он любил прибавленные аллюры за широту, размах и легкость движений, а так же за то, что тебе предоставляют свободу действий.
Поначалу учебная рысь была довольно мучительной, но где-то к середине, когда серый потерял счет вольтам, дело пошло легче. Наездник уже не плюхал так сильно пятой точной, а сидел достаточно ровно, прорабатывая темп поясницей, а не отпивая коню спину. Постепенно и шенкель применялся вовремя, а главное, он чувствовался. Да и работа руками стала легче, хотя порой чувствовались нервозность и стремление контролировать.
-Давай, парень, уже лучше. Ты не так безнадежен. Доверься мне наконец, а? Не вцепляйся так в повод, я и так тебя слышу, наконец-то.
Словом, к концу рыси Байрон чувствовал себя уже свободнее и гнулся без проблем, а на прибавленной рыси летел ритмичной парящей рысью. Андреа скомандовала новый этап. Галоп это неплохо, продвигаемся вперед. Серый надеялся, что Меттью знает, как высылать в галоп. Он чувствовал, как шевелится повод и неуверенно, но меняется постановление, дальше толчок корпуса и шенкель. Ощущение было, что всадник не был уверен, правильна ли последовательность и тот ли порядок действий. Однако, Лорд понял его правильно, поднявшись в галоп.
-Урааа! - конь на радостях всхрапнул. Шутка ли, его выслали с первого раза. Эйфория быстро уступила место сдержанному рабочему настроению, с нотками критики. -Как-то неуверенно выслал. Не мой стиль. Надо заново.
И в этот момент конь нагло сбивается в рысь, подстегивая Меттью повторить посыл. Тот проворчал и ругнулся, но повторил набор команд уже четче. Лорд без проблем перешел в галоп заново, полностью удовлетворенный. Так и быть, пока без фокусов.

0

12

Привыкнуть к новой лошади далеко не всегда бывает легко - даже к такой хорошей, как Байрон. Не сказать, чтобы Андреа очень хорошо знала этого коня. Более того, сама она еще не успела поработать с серым лично, однако ей рекомендовали его как исключительную учебную лошадь. Пока что молодой Фрау Херфурт приходилось просто верить на слово своим доверенным - хотя пока еще и не совсем проверенным - людям.Несмотря на надежды тренера, ее ученик никак не мог продемонстрировать все достоинства лошади. И пусть Херфурт понимала, что с первого раза у Меттью не могло получиться безупречного исполнения аллюров, ей было очень жаль, что картину их совместной работы вырисовывать придется еще очень долго.
Если говорить о работе на рыси, молодой человек старался - это едва ли можно было не заметить. Он мудрил с шенкелем, поясницей и поводьями, пытаясь придать сбору более или менее достойный вид. Сама Андреа не просила Николса снова приступать к отработке собранного аллюра - этим Херфурт решила заняться уже после разминки. На облегченной рыси парень выглядел более или менее прилично, хотя иногда и терял баланс, заваливался - но быстро восстанавливался. А вот учебная рысь со стороны выглядела настолько неудобной, что Андрее самой стало как-то неудобно смотреть на это зрелище - как будто это она сама сейчас отобьет себе все седалище и спину бедного Байрона.
- Меттью, больше работы поясницей, не плюхайся. Корпус слегка назад, но без давления - сделай так, чтобы ему захотелось по тобой бегать, - когда Николс собрался, все пошло куда лучше. И смотреть на них было уже не так страшно. Знаете, это очень неприятное чувство, когда при взгляде на вашего ученика очевидцу хочется встать на ваше место и начать руководить процессом. Пусть уж лучше свидетели дивятся тому, как вы превращаете коня и всадника в чемпионскую пару. "Но до таких романтических идей нам точно еще далеко", - вздыхает Андреа и в тот же момент концентрируется на исполнении учеником прибавленной рыси.
Корпус двигается правильно, шенкель гуляет, но с малой амплитудой. Самая главная беда - руки. Николс удлиняет повод, но все равно вцепается в него, полагая, что держит контакт с лошадью. В это время Байрон, конечно, пользуется фактической неподконтрольностью - будь конь хоть на толику более своевольным, он бы давно растащил своего всадника по всей площадке. Что самое неприятное: Меттью бы даже ничего не смог сделать. Андреа решила отметить сразу:
- Если мы идем на длинном поводу, это не значит, что надо бросать повод разом и произвольно. В следующий раз делай это плавно, не теряя контакт. Иной раз можешь потом и не собрать коня, - сцепив руки за спиной. тренер еще недолго понаблюдала за работой пары на рыси. Наконец, двое начали понимать манеру езды друг друга. Возможно, Байрон даже почувствовал себя увереннее под седлом Николса. Время на созерцании прекрасного было решено не терять, потому очень скоро ученик выслал коня галопом.
Меттью подобрал поводья и дал легкий, нечеткий с точки зрения выездкового мастерства посыл. Байрон - вопреки ожиданиям Фрау Херфурт - поднялся в галоп. "Неужели после прибавленной рыси его надо успокоить?" - в недоумении Андреа набрала воздуха, чтобы дать ученику команду еще немного побегать рысью, но серый приятно удивил наставницу. Он сам перешел в рысь, требуя от всадника лучшего посыла. Андреа одобрительно кивнула коню, а всаднику напутствовала:
- Команды надо отдавать точно и уверенно. Каждый такт придерживаешь внешним шенкелем, - со второго раза Байрона выслали куда более уверенно. Поэтому наставница кивнула уже ученику, наблюдая, как пара идет по стенке рабочим галопом.
Бытует мнение, что на галопе ехать проще, чем на рыси. Если брать учебную рысь, то, пожалуй, это было правдой для Николса. Молодой человек неплохо справлялся с посадкой, хотя на разных аллюрах и элементах паре так и так пришлось бы много работать. Оценивающе смотря на ученика, Андреа начинала подумывать, что, возможно, из этой пары могло бы что-то вылупиться. Но для этого надо работать, а для начала - хорошенько доразмяться:
- Итак, на галопе делаем по паре кругов в обе стороны, смену делаем через диагональ, ногу меняем прямо на галопе. Описываем пару больших вольтов через центр - тоже в обе стороны. Еще получше поработайте менку ног на галопе - можно на диагонали, пока что одну смену на прямой - потом подъедете ко мне и получите короткий план дальнейшей работы.
Фрау снова направилась в центр площадки, уж не следуя за парой, а наблюдая из одной точки. В то же время она всегда была готова высказать свое мнение по поводу работы ученика и, конечно же. освободить диагональ для выполнения смены. Меттью еще предстояло ознакомиться с галопом Байрона, привыкнуть к нему. Андреа не хотела отвлекать пару. Хотя время поджимало.
Получив возможность ненадолго предаться своим мыслям - что было не очень хорошо, потому что ученику было бы неплохо удерживать ее внимание - Андреа задалась вопросом: "И кого же при таких обстоятельствах посылать соревноваться с Академиками?" - девушка отвела взгляд, но тут же осадила себя, взяв мысли под контроль, ведь сейчас было не время выстраивать рейтинги учеников. Немного отойдя от центра плаца, Андреа поймала взглядом работавшую пару, пригляделась к действиям всадника.

0

13

-Уфф, чуть не оплошал! - храпнул Лорд, переходя в рысь и дожидаясь нормальной команды. Не хотелось бы подрывать доверие тренера и изменять собственным принципам. А то уже обрадовался случайному посылу и побежал. Нетушки! Только не на Байроне! На Байроне дисциплина прежде всего. Конь чувствовал одобрение Фрау и придерживался собственных правил, став повнимательнее. Он навострил уши и стал грызть железо, свои способы сосредоточиться. Жаль, что не всадник этому способствует, а должен. Со второго раза наконец все получилось, и нужны сбивать галоп не было.
К удивлению серого, наверху сидели почти прочно, но минусы все-таки были. Шенкель был слишком напряжен. Меттью буквально цеплялся ногами, чтобы не свалиться. Руки тоже деревянные. Аллюр у Лорда был мощный и четкий, возможно, ему недоставало большей плавности и мягкости. На ходу конь попытался приспособиться к напарнику, ну а тот через кружок расправился в седле и вспомнил то, что ему говорили раньше. Но у двуногого как не одна беда, так вторая: руки опять потерялись в Нарнии и обещали быть не скоро. Лорд не горел желанием быть самовозом и работать себя самостоятельно. Он не лошадь с карусели, и не прокатный пони, а пытается чему-то научить. Серый со всей дури грызанул железо, пытаясь напомнить, что должны делать руки. Вряд ли Николс испытывал приятные ощущения, но конь терроризировал его до тех пор, пока не услышал отзывающих действий всадника. Но, для профилактики, издевательства продлились еще недолгое время. Если б еще Метт не поддерживал темп шенкелем(в кои-то веки), серый и вовсе не стал бы поддерживать его сам, хотя делает это прекрасно.
-Парень, давай уже работать? - фыркнул Лорд, заходя на круг. Он требовал всего: рук, ног, корпуса. И если в последнем пункте шел еще на компромисс, то участия остальных частей тела просил несговорчиво. Никаких сделок. Настал черед наездника подстраиваться. У него была целая разминка на то. И остался еще круг, а потом вольты и менки. В менках Лорд сомневался. Но и этот момент настал. Серый удовлетворенно фыркнул, когда в управлении настал порядок. Чего же ждать от менки. Шенкель, еще шенкель.
-Промазал! Еще раз промазал! - конь и не думал менять ногу, пока команда не будет вовремя. Они уже въезжали на стенку, когда прозвучала верная команда, но Байрону не было слишком удобно, а потому ногу менять отказался. Настал черед вольтов, и тут уже форма и качества стала получше. Так, а что дальше? Конь чувствовал сверху какие-то перемены: уверенней посадка, четче шенкель и спокойнее рука. Меттью заводил его на диагональ вновь, и Лорд из интереса послушал, ведь таким посылом грех не воспользоваться. Николс подгадал момент и потребовал сменить ногу.
-А ты, оказывается, упрямый! Мне это нравится! - одобрительно фыркнул Лорд и выполнил требование. Через несколько темпов просьба четко прозвучала вновь и конь не смог отказать. Новичок начинал ему нравится. Они проехали еще пару темпов, а потом Николс перевел Лорда в рысь и подъехал к Херфут.
-Что дальше?
Байрон с интересом косился на Фрау. Что она скажет? Получается хоть что-то или они опять с курса сбились. Он почувствовал, как его похлопали по шее. Неужели адекватным признали? Надо же.

0

14

"Держать, держать, давай же", - слегка нахмурившись, Андреа не могла не показывать требовательности к ученику. Они наконец-то дошли до окончания разминки - а ведь подопечные должны учиться разминать лошадь самостоятельно - и тренеру не терпелось уже приступить к самой работе. Может, девушку подгоняло то, что на носу дуэль с Академией, и сама она еще не выбрала оружие. Возможно же, Херфурт просто давно не встречала новичков. "Каждый такт, каждый такт держи..."
В чем была для Андреи особенность выездки, если сравнивать ее с прочими дисциплинами английской езды: всаднику было недостаточно в совершенстве владеть техникой. Он должен был еще и уметь вдохнуть что-то новое в простую работу с лошадью: что-то, что позволило бы паре на голову опередить других "очень старавшихся спортсменов". В то же время техника без творчества возможна, а вот творчество без техники - нет.
Пара заходила на диагональ, и Андреа ожидала увидеть менку ног, однако, несмотря на команды шенкеля и повода всадника, лошадь ничего не сделала. Херфурт вздохнула:
- Нет-нет, Меттью, нельзя спускать это просто так, - Андреа повернулась, отслеживая движение пары, - Если сказано сделать менку ног, значит, надо сделать менку ног. - и в качестве аккомпанемента ловкому знаку руки прозвучало требовательное, - На диагональ, в обе стороны. Менку.
И вновь пристальный взгляд за действиями Николса. Сидел на галопе он неплохо, но иногда слишком сдерживал темп лошади - можно предположить, что рабочий галоп предыдущей лошади, на которой работал юноша, был либо не таким быстрым, либо не таким импульсивным. "Второе можно, пожалуй, исключить", - рассудила тренер, - "Если Мет занимался на выездковом коне..."
Ученик заходит на вторую диагональ, в то время как Андреа предупреждает:
- Дайте команду тверже, сильнее. - ученик, видимо, решил побеспокоиться заранее, и отдал команду раньше, чем положено, на что Херфурт только вздохнула, - За пару тактов до поворота, Меттью! Между сменой и поворотом должно быть два такта как минимум. - и кивнув, она повторила снова, - На диагональ.
И в третий раз ученик заходит на диагональ. На этот раз и наставница, и подопечный выглядят сконцентрировано. Если Меттью снов провалит менку ног, то Андреа посчитает своим долгом отработать этот элемент за него. Не столько для Меттью, сколько для коня.
Но пока что она продолжает верить, что сейчас у него все получится. И все же в полголоса считает:
- Три...Два...Один... Команда, - и через секунду вытягивает шею, внимательно высматривая, как Байрон, вылетев в очередной такт галопа, меняет в воздухе ногу и продолжает движение легким галопом. Довольная Андреа отчитала два такта галопа и проследила взглядом за тем, как пара вышла на короткую стенку и продолжила движение.
- Пару вольтов описывайте и переходите в рысь, - отвернувшись, Андреа проследовала на свое изначальное место - а именно, в центр плаца. Очень скоро к ней подошел ученик и остановил лошадь перед наставницей.
- Да уж, галопили мы дольше, чем я ожидала. Пошагайте немного, а потом подъезжайте сюда. - Андреа подняла руку, взглянув на часы, а после, кивнула ученику, показывая тем свое дозволение двинуться в путь.
От долгой работе на галопе, а тем более, такого раздражения во время команд шенкеля, корпуса с требованием сменить ногу лошадь могла, пожалуй, возбудиться. "Было не совсем правильно просить его сейчас показать менку ног", - вздохнула Фрау Херфурт, - "Но, с другой стороны, надо было посмотреть, чего стоит этот малый..."
Ее внимания ученик, конечно, стоил. Меттью был способным парнем - тем более, не исключено, что он мог растеряться на незнакомой лошади. И все же в голове у Андреи вспыхнула одна идея, которую наставнице не терпелось воплотить в жизнь.
Минуты тянулись, делать было нечего. После менки ног Херфурт решила, что для Метта на сегодня работа закончена - да и стрелки на часах диктовали то же самое. И все же, когда ученик подъехал к Андрее, она не упустила озможности отчитаться перед ним за проделанную ими сегодня работу:
- Ну что, Меттью. В седле держишься неплохо, но до настоящей выездки нам еще, конечно, далековато. Следующее занятие начнем с работы над собранной рысью. Если получится, другие элементы какие-нибудь тоже возьмем, но главная цель - сбор. А теперь, - она взмахнула рукой, - Слезай и смотри, как мы сами сейчас его высылать будем, - удивленный ученик повиновался, и вскоре у левого бока коня уже стояла Херфурт. Быстро подогнав стремена, она теперь вскочила в седло и, подобрав поводья, шенкелем дала команду Байрону выйти  в широкий свободный шаг. Обернувшись на ученика, пояснила:
- Твои способности я посмотрела, а вот коня во всей красе ты мне так и не показал.

p.s.

Работу на собранной рыси стало как-то лень писать, ну правда хД

0

15

Фрау была недовольна. Еще бы, видеть такое безобразие на манеже. И хотелось бы показать все, что может, но разве под этим чудом в перьях что-то покажешь? Все, чем называлась эта езда - бегание под седлом. Конь отдельно, всадник отдельно, просто синхронно перемещаясь в пространстве с лошадью. И никакого творчества, никакого коэфициента полезного действия. А ведь мальчишка может! Может, где-то там, в глубине способностей. Только чего прячет, не в розыске ведь. Может, с непривычки, на новой лошади новичкам всегда тяжело, но за время разминки мог бы хоть что-то усвоить. Лорд бы поддался и пошел навстречу, но при одном условии: нам, наверху, будут хотеть чего-то и добиваться. Тогда они, может быть, станут парой. Сейчас же просто незнакомцы. Байрон бежал, слушаясь только своих импульсов, бежал мощно, по инерции, потому, что не позволил бы себе худшего. Увы, грацию и мощь трудно сохранять, когда тебя сдерживают. Меттью невольно останавливал серого, стараясь усидеть. Серый, в свою очередь, пытался упереться в повод, вытянуть шею и отвоевать свой же аллюр. Из-за холодной войны получался не полет пегаса, а "черти-что и сбоку бантик". Какая уж тут диагональ? Понимая, что смена погибает в агонии, а Крестная Фрау скоро сгорит со стыда за них, Лорд взял инициативу и смягчил галоп, заодно замедлив темп. Возможно, под другим всадником, могло бы обойтись без жертв, но не здесь. И серый был крайне недоволен. И пусть Недо-Эдвард-Галл это поймет по заложенным ушам.
-Я же учебный конь, я должен быть умнее - пытался успокоиться серый, исправляя темп. Хватит это терпеть! Пусть Меттью и приспосабливается! Кто всадник в конце концов? А Лорд сбавлять темп и потакать теперь не намерен. Ай, все равно уже галоп испортил. В отместку за испорченное рабочее настроение, серый хлестнул Меттью хвостом по ноге. Замечательно! Просто! Они опять пропустили диагональ и ничего не сделали. Метт конечно делал попытки, но мимо, снова мимо.
-Ты сделаешь эту чертову менку в конце-концов?!
-Ты сделаешь эту чертову менку в конце-концов?!
Если бы Лорд Байрон был человеком, Андреа услышала бы хор возмущенных голосов, но слышала лишь один голос и такое же возмущенное ржание. Конь, терявший безграничное терпение, вымещал недовольство в крепком и мощном галопе, не заботясь о том, что там происходит с поясницей всадника. Отвечать на повод тоже желания не было, с такими то командами. Фрау послала на третью диагональ, хотя на месте Фрау стоило их послать куда-нибудь...в другое место, лишь бы не смотреть на это безобразие. Но у Крестной завидная выдержка. Стоит брать с нее пример, всем. На третьей диагонали серый сдался первым и прекратил войну, хоть потакать не собирался. Наконец от Меттью удалось дождаться правильной команды. Сразу бы так. А если бы и в этот раз не получилось, серый не был бы против погонять этого молодого человека еще пару диагоналей. Шкура уже взмокла от пота, пены и долгого мучения, но они продолжали движение. Лорд боялся нахвататься вредных привычек после этой тренировки, а в конце концов, стоит быть терпимее. Было и хуже. Молодое, неопытное, что с него взять? Вольты были описаны неплохо. Напарник сидел уже спокойнее и не рыпался, видимо, тоже порядком устал и не стал тратить силы на ненужные команды. Руки наконец работали мягко, расслабленно. Лорд немного прибавил скорости, чтобы Меттью не уснул там.
-Неужели для этого пришлось тебя вымотать?
Переход в рысь. Движения стали мягче, что у коня, что у всадника. Усталость давала свое, а Метт наверняка устал больше Лорда. Война прекратилась. Байрон легко отзывался на поигрывание железом и слушался шенкеля, который наконец теперь держал темп. Повод не провисал, но был уже свободнее. Серый позволил себе вытянуть шею, не теряя контакта, и свесить уши. Мда, самому бы не заснуть. Хотя, рука работает, шенкель тоже, пятая точка Метта тоже делает что-то важное. Можно одновременно и отдохнуть и быть внимательным. Рысь была по прежнему на хорошем темпе, но уже не сковывала. Относительная свобода и сотрудничество. Странные эти двое: то ведут между собой битву за власть, то находят общий язык. Им бы еще какое-то постоянство и умение уступать.
После краткого замечания пару пустили шагать. Тут уж Лорд с удовольствием потянул каждую конечность. Разминка была нелегкой, как для серого, так и для его напарника. Что-то удалось, а что-то(много чего) нет. Сейчас они выглядели парой, даже любо взглянуть. Кто-то увидел бы отличное взаимодействие и командную работу. Кто-то, не видевший того, что тут было раньше. Может, это не так интересно, как родео с лошадью-убийцей, но профессионалы поняли бы их проблемы.
Они снова отправились к Андреа за приговором. Все оказалось не так уж плохо, но и не хорошо. Придется много пахать, но это очевидно. В конном спорте нельзя сесть и поехать, если вы только не катаетесь на прокатной лошади в поводу.
-Слезай и смотри, как мы сами сейчас его высылать будем
-Аа? - Лорд удивленно гугукнул, вскинув голову, пока до него не дошел смысл сказанного. Через короткий миг Меттью покинул седло Байрона, а его место заняла Херфут. Конь оживился, почувствовав перемену власти. Сейчас будет что-то интересное. Серый любил ездить под тренерами. Прекрасная возможность показать свои способности тренеру, ученику, себе. Причем, работать свободно и раскрепощенно, зная, что не придется тащить весь груз работы на себя, ведь всадник будет честно отрабатывать свою часть. А Байрон сможет со спокойной совестью довериться ему.
-А мне нравится эта идея. Я вам сейчас все покажу. А ты смотри и учись! - последнее "гу-гу" было обращено к ученику, а для привлечения внимания Лорд легко шлепнул его хвостом.
Вот он - четкий и понятный посыл. Серый легко и свободно пошел размашистым шагом, как и просили. Фрау ничем не мешала. Шенкель направлял шаг, а руки работали спокойно. Ничего лишнего. Идти хорошо и приятно. Лорд легко отжевывал трензель и навострил уши, внимательно прислушиваясь к последующим командам. Ему хотелось реабилитировать свою учебную репутацию. Хотелось показать, на что он способен. И он знал, что сможет это сделать.

Отредактировано Lord Byron (19.08.2015 22:59:40)

0

16

Тренер в седле скакуна на глазах у собственного ученика - эталон, по крайней мере для подопечного; по крайней мере, с точки зрения такой наставницы, как Андреа. Она хотела показать Меттью наглядно то, какой она видит работу Николса и Байрона через долгие годы упорных тренировок под ее руководством. Как мастер, показывающий юному подмастерье изделие собственной работы со словами: "В моей школе вы научитесь именно такому искусству, коллега". Несомненно, мастеру хотелось, чтобы ученик считал это искусство высоким, элитарным.
В седле Фрау держалась свободно, повторяя корпусом все движения лошади, подталкивая к дальнейшему продвижению. Она не сковывала Байрона поводом, но держала с его ртом контакт, не давая серому усомниться в себе - и в ней, конечно же. Шенкель легонько поддерживал шаг, вытачивая его, постепенно ведя коня к тому широкому прибавленному шагу, которым вывела его на диагональ. После того, как двое вновь выровнялись по короткой стенке плаца, всадница слегка потянула внутренний повод, отдавая внешний и заводя коня на вольт. В это время внутренний шенкель легким давлением запрашивал сгибания, а внешний контролировал, чтобы движение продолжалось шагом по кругу. В это же время руки отозвали коня, и поводья понемногу начали собираться. Ловкие руки заслуженного мастера спорта совершенно незаметно собирали лошадь. Со стороны такое может выглядеть, как если бы всадник просто сидел в седле, а лошадь выполняла все элементы сама.
Сначала Херфурт выполнила сгибание вокруг правой ноги, после - вокруг левой. Делала она все спокойно, размеренно. Она  изучала, насколько хорош скакун, что сейчас двигается под ее седлом - и, стоит признать, результат ее даже впечатлял.
- Видишь, Меттью, - от неожиданного обращения к нему завороженный ученик даже слегка вздрогнул, - Грамотная работа повода и шенкеля должна быть незаметна. И в то же время вы должны знать, чего просите. Этот жеребец будет гнуться и собираться. если вы покажете, что ему действительно стоит это делать.
Нижний шенкель слегка сжимает бока коня, поясницей девушка подтолкнула лошадь вперед. Плавность движений давала плавный переход в рысь.
На облегченную рысь потребовалась лишь пара-тройка тактов. Удостоверившись, что ритм аллюра задан, Андреа, поддерживая Байрона на рыси, аккуратно села в учебную рысь, подав плечи назад, балансируя и активно работая поясницей. Шенкель придерживает серого, в то время как повод снова заводит его на широкий вольт. Филигранная работа шенкеля, повода, корпуса и - как же забыть - взгляда приводят к очередному эскизу в исполнении опытной художницы. Левый шенкель, взяв на себя роль внутреннего, поджимает слегка перед подпругой, внешний поддерживает зад и поджимает. К элементам сгибания добавляется работа рук: повод отзывает коня и опускает голову, придавая этой фигуре собранные и изящные очертания. Пара тактов требуется Андрее, чтобы собрать великолепного жеребца:
- И вот наша рысь, Меттью. Вам досталась пластилиновая лошадь, - восхищается наставница, а после подводит лошадь к стенке. Внутри нее даже что-то трепещет - Херфурт выбирает сложный элемент, от выхода на который зависит его исполнение на всей прямой.
Внутренний повод как будто продолжает поворачивать лошадь, когда внешний блокирует возможность дальнейшего продвижения по кругу, а шенкель указывает на движение вперед. Продолжая удерживать сгибание левым нижним шенкелем, правым Андреа подталкивает лошадь вперед. Чуть подальше за подпругой - и это будет немного другая вещь. А сейчас она рисует не что иное, как "плечом внутрь". Херфурт дает серому пройти так половину длинной стенки, а потом отпускает внешний повод, указывая на поворот за внутренним поводом.
Они проходят по прямой, параллельной короткой стенке выездковой площадки. После этого Андреа выводит серого коня на диагональ. Шенкель и поясница вновь выдвигают жеребца вперед, а повод потихоньку распускается, постепенно расширяя шаг. Попеременные подсказки шенкеля доносят коню требование вытягивать ноги, делая набросок широкой прибавленной рыси. Они летят. Эту диагональ они летят.
Сменив направление через диагональ, Андреа снова выполняет сбор, отзывая лошадь еще умереннее после пробежки расширенной рысью. Мягкая, но четко отрабатывающая рука собирает Байрона, а шенкель сгибает лошадь. Девушка вновь заводит лошадь на поворот, а из поворота, вовремя поставив блок поводом, выводит Байрона уже правым плечом внутрь по прямой. Это уже было сделано не столько для ученика, сколько для самого серого.
Наконец, они снова выходят на короткую прямую собранной рысью, после которой тренер переводит серого коня в шаг. Поначалу поступь Байрона собрана, но, выведя лошадь на длинную стенку, всадница началу понемногу распускать повод, поддерживая коня корпусом и подсказывая: шаг, но широкий, расслабленный. По привычке немного нагибается и похлопывает коня с обеих сторон по шее. Затем оборачивается на ученика.
- Как тебе короткий анонс предстоящего занятия, Меттью? Надеюсь, тебе уже хочется сесть на этого будущего чемпиона?!

0

17

Каждый раз, каждый день, когда Лорду приходилось демонстрировать свои способности на полную, были для него маленьким соревнованием. Обычная манежная езда подобна Малому Призу, а отработка системы препятствий - конкурным маршрутом. Не подумайте, что Байрону все это так непосильно, что муха кажется слоном. Нет, он довольно способный парень, который может добиться успехов в спорте. Скорее это соревнование с самим собой, попытка что-то доказать, опровергнуть стереотипы. Стереть из памяти сомнения у тех, кто оценивал по внешности или породе. Он пытался научить людей: смотреть нужно не на внешность, а быть может и не на способности, но на душу. Кто-то это понимал, кто-то нет. И каждый раз, когда серому давался шанс показать себя, когда был кто-то, способный подарить ему эти крылья, Лорд выкладывался на всю и взлетал. Увы, многие эти крылья связывают, хоть и не нарочно. Андреа же не связывала его ничем, ни рукой, ни шенкелем. Серый даже не нуждался в сильном посыле, которого требовал от Меттью, он легко повиновался незаметной для других, но разборчивой для него самого команде. Ему не приходилось шагать с затекающей шеей и воевать за повод. Нет, повод был свободным, но игра железом была ощутима. Лорд знал, что контакт с рукой никуда не денется, и спокойно отжевывал трензель, сосредотачиваясь на других важных вещах. Шенкель требовал расширить шаг, что ж, будет сделано. Главное, не перестараться и не лечь здесь на шпагат - Крестная не одобрит. Но Лорд действительно старался, тщательно вытягивая ноги, в то же время, не теряя темпа. Они вышли на диагональ. Хотелось посмотреть в сторону Метью. но пришлось лишь коситься, не поворачивая даже ушей - он не станет крутить мордой и портить такое изящество. Серый чувствовал каждый свой шаг, размеренный и широкий, ровный и не выбивающийся из ритма. Его шаги были так созвучны мягкой незаметной работе Фрау. Жеребец усмехнулся про себя, заметив удивленный взгляд его новоиспеченного подопечного. То ли еще будет, малыш. Лорд послушно пошел за поводом, заходя на вольт. Следы копыт описывали ровную траекторию круга. Шенкель помогал не сбиться с темпа. Серый опирался на помощь Фрау, и фигура у них получилось ровной, красивой, в то же время непринужденной. Он гнулся, но не перебарщивал и не завязывался бантиком вокруг ноги. Сбор тоже прошел плавно и незаметно для свидетелей. Тем временем легкий толчок корпуса пригласил Байрона в рысь. Он хотел уже было лететь, но шенкель держал рамки приличия. Рысь никаких неудобств не причиняла - Андреа словно и не касалась седла. И снова - слава поводу и шенкелю! - гармоничный вольт. Все подобрано, голова на своем месте. Все красиво, как в балете. Дальше поворот, казалось бы обычный, но внешний повод не дает повернуть, и шенкель говорит идти? Вот так, согнувшись?
-Я понял ваш намек.
Казалось бы, в любую секунду они повернут. Но серый двигался вперед, плечом внутрь. Не так легко, непривычно, но возможно. Фрау задала ему рамку, и в ней он бежал до середины манежа. Ближе к середине, фигура не казалась такой сложной, тем более, когда всадник направляет движение. Ну, а теперь, от поворота ничего не удерживает. Это поворот перед полетом. Ему расправили крылья, он летит. Красивой прибавленной рысью, темп в темп, почти не касаясь земли. Ноги выбрасывал ровно, параллельно друг-другу, стараясь не делать ошибок. После такого полета собраться труднее, но они делают и это. В конце концов, с такой мягкой рукой как не собраться. Лорд сгибает шею, подбирает зад. Смотрелись они очень даже аккуратно. Ничуть не хуже выездковых лошадей. Следующее "плечо" далось легче и свободнее, а там уже и аккуратная короткая рысь. Вряд ли Меттью удалось бы и на половину так собрать.
Когда они плавно перешли в шаг, Андреа упомянула следующее занятие, но Лорд сомневался, что ученик способен на такие полеты. Чего греха таить, в мальчишку он еще не верил. Знал, что где-то у него есть волшебная кнопочка включения наездника, но в целом в него не верил. А Меттью не вполне заслуживал того, чтобы в него верили. Да, он немного старался, но чего-то в нем не было. Желания чего-то добиться, упрямства, веры в себя. Он просто откатал свою пятую точку сегодня, пару раз полетав на менках. Но это все. Лорд не слышал в нем огня. Но, быть может, за это коротенькое время в нем зажглась искорка?
-Прошу прощения, Фрау, пропустите. Надо, очень надо - пофыркивая на ходу, конь развернулся и направился к ученику, предвидя попытки остановить. Но ему просто нужно было взглянуть в глаза мальчишке. Он подошел совсем близко, напротив него, пристально посмотрел на ученика. Меттью насторожило подобное поведение, но что-то еще было в его глазах. Неужели желание? Желание, да, и нотка зависти. Возможно и легкая обида, что полет достался не ему. Лорд улыбнулся про себя. Шлепнуть бы его хвостом за подобное. Что ж, может, оно и к лучшему - будет к чему-то тянуться.
-Мисс Херфурт, я постараюсь. Никогда бы не подумал, что он может что-то подобное. Я хочу сделать тоже самое на нем.
Лорд недовольно прижал уши. Первую и последнюю фразу он одобрял, а то, что прозвучало в середине...довольно обидно. Конь не сильно, но ощутимо толкнул его мордой, уворачиваясь от попытки погладить.
-Вот противный, лаааадно, я тебе еще не то покажу. Я под тобой всю стенку менками пройду и может плечом внутрь. Если ты заслужишь!
Ох, чувствовал серый, что тяжко с этим Меттью придется. Самомнения у того все еще много, надо вытряхнуть. Никаких ему поблажек.Серьезный и строгий, как никогда, вид Лорда ясно это показывал. На притирку уйдет немало времени, прежде, чем эти двое поверят друг в друга. Но не все начинали с тандема. Ведь даже у Эдварда Галла и легендарного Тотиласа возникали разногласия, верно?

0

18

The whole world is watching when you rise.
The whole world is beating for you right now.
Your whole life is flashing before your eyes.
It's all in this moment that changes all.

В вас обоих было столько стараний, а в ваших стараниях - путь к совершенствованию. Ведя Лорда Байрона и показывая ему, что' он может сделать, Андре и сама не могла себе представить, как восхитителен может быть этот конь под седлом. Да, серый не был закаленным опытом выездковым конем. Однако, с другой стороны, этот скакун знал что-то куда более важное, чем заученные на зубок схемы исполнения шаблонных элементов - он осознавал, что такое стараться. Именно прилежание могло вывести эту лошадь в лидеры на площадке.
Некоторые смотрят на подобное поведение лошади, как на попытку избежать доставляемых неудобств, кто-то как на потуги угодить двуногому всаднику. Андреа придерживалась мнения, что скакуну необходимо для работы одно единственное условие: умение всадника убедить своего копытного товарища, что он должен выполнять именно то, что должно выполнять. Какими методами всадник добивается своих целей - на его совести. И Херфурт очень надеялась, что ее совесть, как всадника, чиста.
В этот миг лошадь под ее седлом действительно вдохновленно парила по манежу, показывая неплохой уровень гибкости и взаимопонимания с опытным всадником. Фрау смотрела в направлении движения беспрестанно, однако понимала, что за ними наблюдает ее ученик. Сама себе Херфурт не позволяла отвлекаться от езды, но она очень надеялась, что их мастер-класс вдохновлял Меттью - и он начинал понемногу понимать, что работать придется и ему, и его лошади. Невозможно добиться лучших результатов, если и человек, и конь не вкладываются в общее дело. Именно этот урок и хотела бы преподать своему ученику Херфурт сегодня.
И все же и ученик, и тренер, и жеребец изрядно потрудились сегодня - и знакомство их оставило не мало тезисов, которые стоило бы обдумать, которые стоило бы применить в последующей работе. А сейчас Андре расслабилась и дала расслабиться Лорду Байрону, позволив последнему идти широким расслабленным шагом. Она не сильно держала его поводом и не задавала четкого направления движения, лишь иногда отзывая Лорда с целью напомнить о своем присутствии. Байрон сразу определился, куда он хочет пойти. Серому захотелось посмотреть на реакцию Меттью Николса на их совместную работу. Херфурт улыбнулась одним уголком губ: в голове ее пронеслась мысль, что копытный под ее седлом горел желанием показать ученику, на что способна самая обычная учебная лошадь под хорошим всадником. "Хотя самая обычная ли лошадь?"
Фрау Херфурт не нужно было даже на что-то указывать коню, чтобы выразить свое желание обратиться к ученику. Уже совсем скоро они подошли к Метту, и Андре попросила Байрона остановиться прямо напротив молодого человека:
- Ну, что скажешь, Меттью? - с улыбкой на устах спросила тренер. Пораженный воспитанник поднял на нее взгляд:
-Мисс Херфурт, я постараюсь. - заговорил он медленно, пытаясь выразить словами глубочайшие впечатления, - Никогда бы не подумал, что он может что-то подобное. Я хочу сделать тоже самое на нем. - Андре улыбнулась, опустив взгляд и похвалив Байрона похлопыванием по шее - последний, судя по прижатым ушам, не оценил поспешных выводов о его способностях.
- Ты знаешь, Метт, - вздохнула Фрау Херфурт, - Существует мнение, что все движения, которые выполняет лошадь в выездке, скакуны выполняют при определенных обстоятельствах и в повседневности, без всадника. - Андреа спрыгнула с коня, повернулась к Меттью и задала наводящий вопрос, - Какова же при этом роль всадника? - Меттью задумался. Он уже было набрал в легкие воздуха, хотел что-то сказать, но Фрау перебила его:
- Подумай об этом хорошенько, - после этого она подошла к Николсу и протянула ему поводья:
- Хороший спосртсмен на хорошем коне, - загадочно пролепетала она, а после, усмехнувшись, сказала, - Пошлите расседлываться, будущие чемпионы.
Фрау пошла впереди, а ее подопечные смиренно шли за ней. Кажется, Андре все-таки удалось завоевать уважение Меттью и Байрона, разве нет? Не знаю, как подумает сторонний наблюдатель, да только всю дорогу до конюшни Николс расспрашивал Фрау о том, как правильно держать руки на элементах, как правильно работать шенкелем - так и показывал свое желание улучшить результаты. Херфурт с удовольствием отвечала на все вопросы, рассказывала истории о собственной карьере - даже немного узнала о том, где обучался Меттью.
Тренер смотрела на то, как теперь вел под уздцы своего коня ее ученик. Он твердой рукой держал поводья, нередко оглядывался на своего товарища, проверяя, как он себя чувствует и в каком настроении пребывает. Смотря на это, Фрау не могла не радоваться: "Уже скоро вы поймете, насколько важно чувствовать ответственность друг за друга..."
А пока что они просто отдалялись от места их первой тренировки, строя по пути планы на прекрасное и светлое будущее великолепной спортивной пары.

You live your life
You go day by day like nothing can go wrong.
Those colors are made, they're changing the game.
You learn to play it hard.

And I know you wish for more,
And I know you try.
And I hope you realize, you know the time is right.

+1


Вы здесь » Аureа mediocritas » Чужие истории » Нелегко в учении - легко в бою


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2016 «QuadroSystems» LLC